fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Практика
  • Апелляционным определением Самарского областного суда приговор Октябрьского районного суда г. Самары оставлен без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Антонова А.П., Лебедева З.С. действующих в интересах осужденного ФИО1 – без удовлетворения
Практика

Апелляционным определением Самарского областного суда приговор Октябрьского районного суда г. Самары оставлен без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Антонова А.П., Лебедева З.С. действующих в интересах осужденного ФИО1 – без удовлетворения

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

12 апреля 2021  

г. Самара 

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе: председательствующего — судьи Субботиной Л.С., судей: Инкина В.В., Сорокиной О.П., с участием осужденного ФИО1, его защитников — адвокатов ФИО8, Лебедева 3.С., осужденного ФИО4, его защитника – адвоката ФИО9, осужденного ФИО6, его защитника – адвоката ФИО10, потерпевших ФИО11, ФИО14, представителя потерпевших – адвоката ФИО15, прокурора ФИО16, при секретаре Стрюковой Е.М., рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвоката ФИО17, действующего в интересах осужденного ФИО6, адвокатов ФИО8, Антонова А.П., Лебедева 3.С., действующих в интересах осужденного ФИО1, адвоката ФИО18, действующего в интересах осужденного ФИО4, осужденного ФИО4, на приговор Октябрьского районного суда г. Самары от 08.12.2020 года, которым 

ФИО1, ДАТА3 года рождения, уроженец г.ГОРОД1, гражданин РФ, имеющий высшее образование, брак расторгнутый, имеющий ребенка ДАТА1 года рождения, работающий директором в ООО «НАЗВАНИЕ1», ООО «НАЗВАНИЕ2», зарегистрированный и проживающий по адресу: АДРЕС1, ранее не судимый, — 

осужден по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года, по п.п «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет 2 месяца, по П.П., «a, в, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено ФИО1 наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 5 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения ФИО1 в виде содержания под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу. Срок отбывания наказания исчисляется со дня вступления приговора в в законную силу. Зачислено в срок отбывания наказания время нахождения ФИО1 вод домашним арестом, в соответствии с ч. 3.4 ст. 72 УК РФ, с момента фактического задержания с 15.02.2019 по 11.04.2019 включительно, из расчета два дня на коледения под домашним арестом за один день лишения свободы. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания ФИО1 под стражей  соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, c 12.04.2019 по день вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима 

ФИО4, ДАТА4 года рождения, уроженец г.ГОРОД1, гражданин РФ, имеющий высшее образование, состоящий в браке, имеющий ребенка ДАТА2 года рождения, работающий начальником службы безопасности в ООО «НАЗВАНИЕ1», зарегистрированный по адресу: АДРЕС2, проживающий по адресу: АДРЕС3, ранее не судимый, 

осужден по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 4 года, по п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет 5 месяцев, по п.п. «a, в, д, ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет 10 месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 2 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения ФИО4 в виде содержания под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу. Срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу. Зачтено в срок отбытия наказания время нахождения ФИО4 под домашним арестом, в соответствии с ч. 3.4 ст. 72 УК РФ, с момента фактического задержания с 15.02.2019 по 21.01.2020 включительно, из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания ФИО4 под стражей, в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ, c 22.01.2020 по день вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.  

ФИО6, ДАТА5 года рождения, уроженец г.ГОРОД2, гражданин РФ, имеющий среднее образование, состоящий в браке, не работающий, зарегистрированный по адресу: АДРЕС4, проживающий по адресу:АДРЕС5, ранее не судимый, осужден по п.п. «а, в, г»ч. 2 ст. 163 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 8 месяцев, по п.п, «а, в, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Мера пресечения ФИО6 в виде нахождения под домашним арестом изменена на содержание под стражей, ФИО6 взят под стражу в зале суда. Срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу. Зачтено в срок отбытия наказания время нахождения ФИО6, под домашним арестом, в соответствии с ч. 3.4 ст. 72 УК РФ, с момента фактического задержания с 15.02.2019 по 17, 12.2020 включительно, из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания ФИО6 под стражей, в соответствии с п. «а» ч. 1.1 ст. 72 УК РФ, c 08.12.2020 по день вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Взыскано в счет возмещения материального ущерба солидарно с ФИО1, ФИО4, ФИО6 в пользу ФИО11 377 131 рублей, в пользу ФИО14 10 000 рублей. Взыскано в счет возмещения морального вреда солидарно с ФИО1, ФИО4, ФИО6 в пользу ФИО11 350 000 рублей, в пользу ФИО14 250 000 рублей. Взыскано в счет возмещения процессуальных издержек солидарно с ФИО1, ФИО4, ФИО6 в пользу ФИО11 100 000 рублей. Разрешена судьба вещественных доказательств. 

Заслушав доклад судьи Субботиной Л.С., выслушав мнение адвокатов ФИО8, Лебедева З.С., ФИО9, ФИО10, осужденных ФИО1, ФИО4, ФИО6, поддержавших доводы апелляционных жалоб, позицию представителя потерпевших адвоката ФИО15, потерпевших ФИО11, ФИО14, прокурора ФИО16, полагавших необходимым приговор суда оставить без изменения, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия 

УСТАНОВИЛА: 

ФИО1, ФИО4, ФИО6 признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, а именно в совершении вымогательства, то есть требовании передачи Чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере. 

Они же признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного П.П.. «а, в, д, ж, з ч. 2 ст. 126 УК РФ, а именно в совершении похищения человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего, в отношении двух лиц, из корыстных побуждений. 

ФИО1 и ФИО4 признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а именно совершении похищения человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего, из корыстных побуждений. 

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных приговоре, 

В апелляционной жалобе адвокат ФИО17, в защиту интересов осужденного ФИО6, выражает несогласие с приговором, полагает, что судом неверно квалифицированы действия подсудимого ФИО6 по ст. 163 УК РФ, а в действиях осужденного, квалифицированных судом первой инстанции по ст. 126 УК РФ, отсутствует состав преступления, в связи с чем назначенное наказание является чрезмерно суровым. Указывает, что ФИО6 давал в суде подробные последовательные показания, которые подтверждаются показаниями ФИО19 и ФИО1, при этом потерпевшие давали противоречивые показания. Полагает, что в действиях осужденного отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.ст. 126, 127 УК РФ, поскольку потерпевшие добровольно сели в минивен, что подтверждается показаниями свидетеля ФИО20, где пользовались сотовыми телефонами и могли сообщить о том, что их захватили, удерживают и требуют денежные средства, при этом все передвижения по городу совершались по просьбе потерпевших. Ссылается на то, что вменение совершения преступления группой лиц по предварительному сговору опровергается показаниями осужденных об отсутствии между ними договоренностей. Насилие к потерпевшим со стороны осужденных не применялось, что подтверждается отсутствием медицинского заключения о наличии телесных повреждений, а также показаниями свидетелей ФИО21, ФИО20, ФИО22, кроме того внешний облик потерпевших явно свидетельствовал о возрасте более 18 лет. Указывает также, что материалами дела и показаниями свидетелей установлено, что потерпевшие работали вместе, брали у граждан денежные средства под видом ставок на тотализаторе, убеждая в получении прибыли, не возвращая деньги определенному количеству людей, что, по мнению автора жалобы, свидетельствует об умысле подсудимых не на совершение вымогательства денежных средств у потерпевших, а на возврат денежных средств, ранее переданных ФИО11 и ФИО14, которые потерпевшие должны были вернуть. Полагает, что ФИО6 совершил самоуправство в отношении ФИО11 и ФИО14, поскольку находясь с ФИО4, ФИО1 и потерпевшими, он знал о требованиях ФИО4 и ФИО1, и осознавал, что истребование долга от ФИО11 и ФИО14 происходит вопреки установленному законом порядку, при назначении наказания за которое просил учесть признание ФИО6 вины в совершении преступления, его раскаяние, отсутствие судимости, положительные характеристики, наличие на иждивении матери, имеющей большое количество хронических заболеваний, а также то, что он не состоит на учетах психоневрологическом и наркологическом диспансерах. Просил приговор изменить, переквалифицировать действия ФИО6 с п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 330 УК РФ, по преступлению, предусмотренному п.п. «а, в, г, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ ФИО6 оправдать, ограничиться наказанием, отбытым ФИО6 при нахождении под домашним арестом, в случае оставлении наказания в виде реального лишения свободы назначить минимальное возможное наказание.

В апелляционной жалобе адвокат ФИО8, в защиту интересов осужденного ФИО1, просит отменить постановление суда об отказе в удовлетворении его ходатайства о признании доказательств недопустимыми, изменить приговор суда, оправдав ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п.. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления, по преступлению, совершенному 24.04.2018, в связи с отсутствием события преступления, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ в связи с отсутствием события преступления, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, г, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ в связи с тем, что преступность и наказуемость деяния устранены вступившим в законную силу Пленумом ВС РФ и на основании примечаний к данной статье, квалифицировать действия ФИО1, как самоуправство по ст. 330 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы, с учетом уже отбытого в СИЗО срока, учесть при назначении наказания состояние его здоровья, состояние здоровья его близких родственников, положительные характеристики, наличие малолетнего ребенка, иные данные о личности, применить положения ст. 61, ч.ч. 1, 2 ст. 62, ст.ст. 64, 73 УК РФ, без штрафа. В обоснование доводов жалобы указывает, что требования ФИО1 являлись правомерными, он требовал у ФИО11 и ФИО14 возврата долга, при этом забрали ровно ту сумму, которую им были должны. Указывает, что ФИО14 и ФИО11 взяли у ФИО1 300 000 рублей, деньги забрал ФИО11, обещая вернуть с процентами, однако ни ФИО11, ни ФИО14 деньги не вернули, в связи с чем ФИО1 пришлось встречаться с ними 24.04.2018 и 26.04.2018 и требовать возврата своих денежных средств, при этом в указанные дни он никакого насилия к ним не применял, угроз насилия не высказывал, в автомобиль садиться не принуждал, а показания свидетелей ФИО23, ФИО24, ФИО21, ФИО22, ФИО25, ФИО26, ФИО27, а также иные материалы уголовного дела полностью свидетельствуют об отсутствии состава преступления в действиях ФИО1, и его действия могут квалифицироваться лишь по ст. 330 УК РФ, как самоуправство. Полагает, что похищение ФИО11, совершенное, по мнению обвинения 24.04.2018, не имело места быть, показания потерпевшего ФИО11 и свидетеля ФИО28 противоречивы, неоднократно менялись на следствии и в суде. Однако детализация телефонных переговоров ФИО1, показания свидетелей ФИО29, ФИО30 и специалиста компании «Мегафон» подтверждает доводы ФИО1 о его нахождении в баре «НАЗВАНИЕ3», и свидетельствует об отсутствии события преступления. Указывает также, что при встрече с потерпевшими для обсуждения вопроса о возврате долга ФИО1, осужденный ФИО4 сам, без каких-либо просьб или указаний, с силой потащил их в автомобиль, ФИО1 насилия к потерпевшим не применял. Действия ФИО4 умыслом ФИО1 не охватывались, при этом потерпевшие не были ограничены в передвижениях, оружием им никто не угрожал, рот скотчем не заклеивал, о несовершеннолетнем возрасте потерпевшего никто не знал. Ссылается также на заключение судебно-медицинской экспертизы об отсутствии следов насильственных действий у потерпевших, отсутствие у осужденного корыстных побуждений, поскольку последний намеревался забрать свои личные денежные средства, кроме того, указывает на добровольное освобождение ФИО14 и ФИО11. Просит учесть признание вины ФИО1 в совершении самоуправства, его раскаяние, наличие на иждивениималолетнего ребенка, помощь родственникам, отсутствие судимости, совершение преступления впервые, активное содействие органам следствия в раскрытии и расследовании преступления, удовлетворительные характеристики по месту жительства, а также то, что он не состоит на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансере, применить к наказанию положения ст.ст. 64, 73 УК РФ, а также учесть противоправное Поведение потерпевших. Кроме того указывает на незаконность привлечения ФИО1 к уголовной ответственности вследствие незаконности и недопустимости всех следственных и процессуальных действий, которые были выполнены следователем в нарушение правил подстведственности, предусмотренных ст. 152 УПК РФ, и, как следствие, недопустимость — доказательств, положенных судом в основу обвинения, полагает, что решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении доказательств из числа допустимых, является немотивированным, незаконным и необоснованным. Ссылается на неполучение приговора суда на момент подготовки и подачи апелляционной жалобы в связи с его изготовлением, а также неознакомление с протоколами и аудиозаписями судебных заседаний и приговора. 

Адвокат ФИО18, действуя в защиту интересов осужденного ФИО4, в своей апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в ходе рассмотрения дела в суде доказательств самого события преступления, а Именно первого эпизода, ст.ст. 126, 163 УК РФ, сторона обвинения не представила, в связи с чем дело в указанной части под Указывает также, что из показаний привлеченных специалистов — технических работников компаний Мегафон, МТС и Билайн, следует, что телефонные номера, принадлежащие, либо находящиеся в пользовании ФИО1, ФИО4 и ФИО11 в период времени, когда со слов ФИО11 он передавал деньги ФИО1 и ФИО4, находились в разных местах. города, причем телефон ФИО11 в указанное им время даже не приближался к месту его жительства. Полагает, что словам потерпевшего ФИО11 доверять нельзя, поскольку он неоднократно пытался ввести суд в заблуждение относительно своей непричастности к сбору денег на ставки, которые делались ФИО14, и к выдаче денежных средств в качестве выигрышей. Считает, что действия осужденных по второму эпизоду, необходимо квалифицировать по ст. 330 УК РФ, поскольку ФИО1 от потерпевших требовал именно ту сумму, которую они были ему должны, также указывает на неверную квалификацию судом действий ФИО4 и других, как похищение, поскольку у осужденных не было умысла на последующее удержание потерпевших, а умысел был направлен на самовольные действия по взысканию с потерпевших долга в пользу ФИО1. Просил приговор изменить, по первому эпизоду ФИО4 оправдать, по второму эпизоду переквалифицировать действия ФИО4 на ст. 330 УК РФ и назначить минимальное наказание, не связанное с реальным лишением свободы. 

Осужденный ФИО4, обратившись с апелляционной жалобой, просит постановленный в отношении него приговор изменить, по эпизоду от 24.04.2018 его оправдать ввиду отсутствия события преступления, по эпизоду от 26.04.2018 г правильно применить уголовный закон и квалифицировать его действия, пересмотреть размер материального и морального ущерба, а также процессуальных издержек, с учетом принципа соразмерности. Мотивируя доводы жалобы, осужденный указывает на то, что вывод суда о событии преступления 24.04.2018 основан на недостоверных показаниях потерпевшего ФИО11, не подтвержденных материалами, поскольку суд не дал оценки показаниям специалистов сотовых компаний о нахождении мобильных аппаратов ФИО4, ФИО1 и ФИО11 в разных местах, факт передачи денег никакими сведениями не подтверждается, показания отца потерпевшего ФИО11 являются противоречивыми. Полагает, что суд неверно применил уголовный закон и квалифицировал его действия по эпизоду от 26.04.2018, поскольку ФИО1 пытался вернуть свое, а не чужое имущество, собственные деньги, и попросил его, как друга, ему помочь, и никаких корыстных побуждений он не имел, цели и мотивы действий его и ФИО1 были направлены не на вымогательство, а на возврат собственных денежных средств. Указывает на то, что похищения человека в их уголовном деле не было, внешний вид и поведение потерпевшего ФИО11 указывали на возраст 20-22 года, корыстных побуждений, применения насилия, опасного для жизни и здоровья, а также угроз применения такого насилия не имело места быть, как и самого похищения, поскольку не было никакого захвата, все передвижения потерпевших осуществлялись свободно, также не было удержания потерпевших и специального места под удержание. Полагает, что его вина состоит из понимания социальной справедливости, дружбы и обоснованного риска для достижения общественно значимой цели, эксцесса исполнителя, поскольку инкриминируемое деяние он осуществил лично, спонтанно, приняв самостоятельное решение, по обстановке, а также применения наручников как профессионального рефлекса, в чем он раскаивается. Считает, что совершил самоуправство, или незаконное лишение свободы двух лиц. Указывает также на то, что предварительное следствие проведено с грубыми нарушениями УПК РФ, чему суд не дал оценку в приговоре, который не соответствует требованиям п.п. 1, 2 ст. 307 УПК РФ, а также п.п. 6, 11, 17, 18 и 19 ПП ВС РФ от 29.11.2016 No 55 «О судебном приговоре». 

В апелляционной жалобе адвокаты Антонов А.П. и Лебедев З.С. выражают несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным. Указывают, что в показаниях потерпевших, положенных судом в основу приговора, имеется ряд существенных противоречий, которые не были устранены в судебном заседании, в частности: не ясна последовательность событий, в ходе которых ФИО11 оказался в автомобиле ФИО1, не доказан факт, что ФИО11 затолкали в автомобиль против его воли, не доказано нанесение ФИО11 ударов, похищение им денежных средств у своих родителей. Полагают, что потерпевшие сели в автомобиль добровольно, к ним никто не применял насилие перед тем, как они сели в автомобиль, также в ходе перемещения никакого насилия к ним применено не было. По мнению авторов жалобы, не все доказательства, указанные судом в качестве подтверждающих виновность осужденных, свидетельствуют о виновности ФИО1 В совершении вменяемых преступлений. Так, потерпевшие получали взаймы деньги у разных лиц, при этом суд взял за основу и счел достоверными одни доказательства, и исказил и не принял во внимание другие доказательства, подогнав совокупность доказательств под вывод о виновности ФИО1, не проанализировав возможность оговора осужденного со стороны потерпевших, расценив показания части свидетелей, как неотносящиеся к уголовному делу, допустив нарушение УПК РФ. Также защитники полагают, что вывод суда о том, что требования подсудимых, предъявленные к потерпевшим о передаче им денежных средств в размере 390 000 рублей не имели под собой законных оснований, в связи с чем, в совокупности с действиями осужденных, свидетельствуют о наличии у них корыстных побуждений и цели совершить вымогательство 390 000 рублей у потерпевших, противоречит обстоятельствам дела и документам. Считают, что свидетельскими показаниями, а также материалами дела подтверждается факт передачи ФИО1 денежных средств потерпевшим, а также то, что ФИО1 и ФИО4 не находились 24.04.2018 с 19.15 по 23.00 часов по адресу: АДРЕС5, как и сам ФИО11, в связи с чем ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ, должен быть оправдан. Также полагают противоречащим законодательству и фактическим обстоятельствам дела вывод суда о том, что обстоятельств, свидетельствующих о наличии оснований расценивать освобождение потерпевших, как добровольное, не имелось, поскольку ФИО1 имел физическую возможность удерживать ФИО11 в своем автомобиле, однако не сделал этого, кроме того, потерпевшему не были причинены телесные повреждения. Просили также по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ ФИО1 оправдать в связи с отсутствием события преступления, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, в, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, совершенного по версии обвинения 26.04.2018, ФИО1 оправдать в связи с отсутствием состава преступления. 

Заслушав стороны, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему. 

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все имеющиеся доказательства, правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно постановил в отношении ФИО1, ФИО4, ФИО6 обвинительный приговор. 

Выводы о виновности ФИО1, ФИО4 и ФИО6 в совершении вымогательства, то есть требовании передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере, в совершении похищения человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего, в отношении двух лиц, из корыстных побуждений, а также о виновности ФИО1 и ФИО4 в совершении похищения человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего, из корыстных побуждений, являются верными, основанными на исследованных в судебном заседании показаниях самих осужденных, а также показаниях потерпевших ФИО11, ФИО14, свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО28, ФИО21, ФИО15, ФИО20, ФИО21, ФИО24, ФИО31, ФИО23, ФИО32, ФИО33, специалиста ФИО29, заявлениях потерпевших, заключениях экспертов, протоколах очных ставок, проверки показаний на месте, осмотра предметов и документов, осмотра места происшествия, других доказательствах, содержание которых подробно приведено в приговоре. 

Из представленных материалов следует, что показания вышеназванных лиц были надлежаще проверены судом, в том числе путем сопоставления их друг с другом, а также с иными материалами дела, оснований для оговора осужденных ФИО1, ФИО4 и ФИО6 с их стороны судом первой инстанции установлено не было и по имеющимся материалам дела не усматривается. Указанные и иные доказательства, исследованные судом, бесспорно свидетельствуют о правильности вывода суда. Каких-либо противоречий в доказательствах, сомнений в их достоверности, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора, не имеется. 

Все обстоятельства, имеющие значение для дела, судом были всесторонне исследованы и проанализированы. Собранным доказательствам в приговоре дана надлежащая оценка с подобным анализом и указанием мотивов, по которым суд принял одни доказательства в качестве допустимых, а другие отверг, как неотносимые и недостоверные. 

Ссылки в апелляционных жалобах на противоречия, которые имеются в показаниях потерпевшего ФИО11, свидетеля ФИО29, не свидетельствуют о незаконности постановленного в отношении осужденных приговора. Имеющиеся расхождения в показаниях потерпевших и свидетелей об обстоятельств произошедшего, последовательности действий со стороны участников произошедшего, объясняются субъективным восприятием событий, участниками которых был каждый из них, и не свидетельствуют о недоказанности вины осужденных в совершении умышленных преступлений. При этом, по ходатайствам сторон показания названных лиц, данные при производстве предварительного следствия, были оглашены, имеющиеся противоречия в показаниях были выяснены и устранены в судебном заседании, а в основу приговора судом были положены их показания, не противоречащие иным доказательствам, имеющимся в уголовном деле, по значимым обстоятельствам. 

По тем же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными доводы, высказанные защитником ФИО8, относительно искажения судом первой инстанции показаний свидетеля ФИО31. Судом в основу приговора были положены показания свидетеля ФИО31, не противоречащие иным доказательствам, имеющимся в уголовном деле по значимым обстоятельствам, искажения показаний свидетеля при их изложении в приговоре судом не допущено. 

Показания свидетелей ФИО3 судом отвергнуты, как недостоверные, оснований для иной оценки указанных показаний судебная коллегия не усматривает, при этом каких-либо сведений, указывающих на предшествующее преступлениям поведение ФИО11 и ФИО14 в отношении осужденных, которое можно оценить как противоправное или аморальное, в приговоре не содержится, таких сведений не усматривается и из показаний свидетелей ФИО24, ФИО23, ФИО34, ФИО27, ФИО25, ФИО26, ФИО35, поэтому у суда отсутствовали основания для признания смягчающим наказание ФИО1, ФИО4 и ФИО6 обстоятельством в соответствии с п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ противоправности или аморальности поведения потерпевших, явившегося поводом для преступлений, чт свидетельствует о необоснованности апелляционных жалоб. 

Судебная коллегия не соглашается в доводами апелляционных жалоб о неуказании в приговоре показаний специалистов ФИО29 и ФИО33 об исключении возможности нахождения телефонов осужденных ФИО1 и ФИО4, а также потерпевших ФИО11 и ФИО14 по адресу: АДРЕС5, поскольку свидетель ФИО29 (Том 12, л.д. 199) не исключал нахождение телефона ФИО1 возле дома АДРЕС5, а свидетель ФИО33 (Том 13, л.д. 117-122) указал, что ответить на вопросы относительно местонахождения абонента в промежутке между соединениями, когда мобильное устройство выходило в эфир, он не может. Каких-либо искажений показаний указанных свидетелей судом первой инстанции не допущено, при этом в основу приговора судом были положены показания указанных свидетелей, не противоречащие иным доказательствам, имеющимся в уголовном деле по значимым обстоятельствам. 

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств, повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств дела, а также каких-либо объективных данных, которые бы остались без внимания и свидетельствовали бы о допущенной ошибке, предопределившей исход дела, либо существенно нарушившей права и законные интересы участников уголовного процесса, не усматривается. 

Указание защитником ФИО9 в судебном заседании на нарушение, допущенные судом, при оглашении протоколов очных ставок, проверок показаний на месте, как протоколов следственных действий, вне регламентированного ст. 281 УПК РФ порядка их оглашения, не свидетельствуют о недопустимости данных доказательств, поскольку протоколы очных ставок между потерпевшими ФИО11, ФИО14, свидетелем ФИО28 и осужденными, а также протоколы проверки показаний потерпевших на месте, были оглашены по ходатайству государственного обвинителя в рамках полномочий, реализуемых им в ходе судебного следствия по представлению доказательств и участию в их исследовании, после допроса указанных выше лиц в судебном заседании. 

Оценка доказательств по делу соответствует требованиям ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование виновности осужденных, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, существенных противоречий по значимым обстоятельствам дела, подлежащим доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, не содержат, в связи с чем обоснованно признаны судом достоверными, допустимыми и относимыми, а в совокупности достаточными для постановления в отношении ФИО1, ФИО4 и ФИО6 обвинительного приговора. 

В соответствии с требованиями закона суд раскрыл в приговоре содержание доказательств, изложил существо показаний осужденных, потерпевших, свидетелей, специалистов, сведения, содержащиеся в письменных доказательствах. 

Приговор постановлен в соответствии с требованиями ст.ст. 302-309 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть которого, согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ, содержит описание преступных деяний, признанных судом доказанными, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений. 

Судебное разбирательство по делу проведено в установленном законом порядке при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Не представляя какой-либо из сторон преимущества, суд создал необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления прав. Нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено. 

Суд первой инстанции исследовал все предоставленные сторонами доказательства, в том числе письменные материалы дела, и разрешил по существу все заявленные сторонами ходатайства в порядке, установленном ст.ст. 256, 271 УПК РФ, путем их обсуждения всеми участниками судебного заседания и вынесения судом соответствующего постановления. Все доводы осужденных и их защитников, в том числе о недопустимости доказательств, являлись предметом исследования судом первой инстанции и не нашли подтверждения. Им дана надлежащая оценка в приговоре, которую судебная коллегия находит объективной. 

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства преступлений, совершенных ФИО1, ФИО4 и ФИО6, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении преступлений, за которые они осуждены. 

Исследовав представленные доказательства, суд правильно квалифицировал действия ФИО1, ФИО4 и ФИО6 по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163, п.п. «а, в, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, действия ФИО1 и ФИО4 по п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, и мотивировал в приговоре свои выводы. 

Доводы апелляционных жалоб о совершении осужденными самоуправства в отношении потерпевших, обусловленных наличием у последних долга перед осужденным ФИО1, являлись предметом проверки судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные. Так, ввиду наличия у ФИО14 перед ФИО1 задолженности в размере 200 000 рублей, а также отсутствием каких-либо долговых обязательств перед ФИО1 у потерпевшего ФИО11, в судебном заседании установлено наличие у осужденных корыстных побуждений и цели совершить вымогательство 390 000 рублей у потерпевших, поскольку законных оснований для требований осужденными передачи со стороны ФИО11 и ФИО14 денежных средств в размере 390 000 рублей судом установлено не было, оснований не согласиться с указанным выводом суда первой инстанции судебная коллегия оснований не находит. 

Также суд установил и надлежащим образом мотивировал действия осужденных в составе группы лиц по предварительному сговору, признав их согласованными, дополняющими друг друга, направленными на получение денежных средств потерпевших, поскольку в совершении преступлений участвовали все осужденные, заранее договорившиеся о совместном совершении преступлений, каждый из которых выполнял отведенную ему роль и объективную сторону преступлений. Доводы о самостоятельных действиях осужденного ФИО4 в отношении потерпевших, связанных с их перемещением в автомобиль, которые не охватывались умыслом ФИО1 и ФИО6, подвергались тщательной проверке судом и своего подтверждения не нашли. Принимая во внимание высказывание осужденными угроз нанесения побоев и причинения телесных повреждений в отношении потерпевших, а также нанесение им ударов руками по туловищу в область конечностей и голове со стороны осужденных, сопровождавшихся высказыванием требований о передаче денежных средств, выводы суда первой инстанции о совершении осужденными вымогательства с угрозой применения насилия, а также применением насилия, являются правильными. Квалифицирующий признак преступления «в крупном размере» верно установлено судом первой инстанции, поскольку требование осужденных было направлено на передачу чужого имущества в размере, превышающем 250 000 рублей (п. 4 примечаний к ст. 158 УК РФ). 

Вывод суда первой инстанции об осуществлении осужденными насильственного захвата потерпевших ФИО11 и ФИО14, сопряженный с последующим перемещением их в другое место в целях принудительного удержания, является обоснованным и мотивированным и подтверждается материалами уголовного дела. Угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, высказанные осужденными в процессе похищения потерпевших ФИО11 и ФИО14, а также непосредственно при удержании их в машине, с демонстрацией предмета, похожего на пистолет, ружье, охватывались единым умыслом всех соучастников, явились средством оказания на потерпевших психологического воздействия для подавления желания и воли оказывать им сопротивление при похищении, а также не препятствовать перемещению в установленное место, с целью последующего незаконного удержания для получения от них денежных средств, что, в свою очередь, свидетельствует о наличии корыстного мотива. Как следует из материалов уголовного дела и обоснованно установлено судом первой инстанции, угрозы потерпевшие воспринимали, как реальные, создающие реальную опасность для их жизни и здоровья, с учетом обстановки на месте совершения преступления, количества лиц, угрожающих им, и их взаимоотношений. Находясь под влиянием ФИО1, ФИО4, ФИО6, потерпевшие ФИО11 и ФИО14 не имели возможности свободно передвигаться. 

Наличие квалифицирующих признаков преступлений при совершении похищения потерпевших — «в отношении двух лиц», а также «в отношении заведомо несовершеннолетнего», установлено судом первой инстанции правильно, выводы суда основаны на исследованных в суде материалах уголовного дела, должным образом мотивированы. Анализ исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств, обстоятельства похищения потерпевших, в дневное время, в период школьного обучения, в непосредственной близости с общеобразовательным учреждением, свидетельствуют о том, что умысел осужденных был направлен на похищение несовершеннолетнего ФИО11, о возрасте которого они достоверно знали. Кроме того, из показаний потерпевшего ФИО11 следует, что до произошедших событий в марте месяце осужденный ФИО1 предлагал ему совместную поездку в Турецкую Республику, на что получил ответ о невозможности пересечения границы РФ без сопровождения родителей. Показания потерпевшего были признаны судом первой инстанции в качестве достоверных, не согласиться с чем судебная коллегия оснований не находит. 

Также суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для освобождения осужденных от уголовной ответственности в связи с добровольным освобождением потерпевших, поскольку фактическое освобождение потерпевших состоялось после того, как они передали требуемые денежные средства, то есть после выполнения условий, Выдвинутых после похищения в процессе совершения вымогательства, когда их цель была достигнута, и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания потерпевших. 

Квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, совершенного 26.04.2018, в виде совершения преступления с применением предмета, используемого в качестве оружия, обоснованно исключен из объема предъявленного осужденным обвинения, поскольку демонстрация предмета, похожего на пистолет, ружье, явилась средством угроз применения насилия в адрес потерпевших, опасного для жизни и здоровья, а также оказания на них психологического воздействия. 

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства, при которых ФИО1, ФИО4 и ФИО6 совершили преступления, предусмотренные п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163, п.п. «а, в, д, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а также обстоятельства, при которых ФИО1 и ФИО4 совершили преступление, предусмотренное п.п. «а, в, д, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ. 

Оснований для иной квалификации действий осужденных не усматривается. 

Доводы апелляционных жалоб о нарушении правил подследственности при расследовании уголовного дела вследствие отсутствия в материалах уголовного дела решения вышестоящего руководителя следственного органа о расследовании уголовного дела по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них, предусмотренного ст. 152 УПК РФ, являются неубедительными. 

Так, согласно ч. 3 ст. 152 УПК РФ в случае, если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них. Как следует из материалов уголовного дела, похищение потерпевших 26.04.2018, как наиболее тяжкое преступление, было совершено на территории Октябрьского района г. Самары, в связи с чем 14.02.2019 решением руководителя Советского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Самарской области уголовные дела соединены в одно производство, расследование которого поручено следственной группе Советского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Самарской области (Том 3, л.д. 224-226). 

Указания суда в промежуточных решениях о мере пресечения в отношении осужденных, а также о наложении ареста на имущество, о том, что «вышеуказанные преступления совершены одними и теми же лицами, а именно, ФИО1, ФИО4 и ФИО6», а также о «возможности ФИО1 продолжить заниматься преступной деятельностью», свидетельствующие, по мнению стороны защиты, о формировании своей убежденности в виновности осужденных в совершении инкриминируемых им деяний на досудебной стадии, являются перечислением оснований для соединения уголовных дел в одно производство, изложенных уполномоченным должностным лицом в соответствующем ходатайстве, а также суждением суда об обстоятельствах, учитываемых при решении вопроса о мере пресечения, и не свидетельствуют о нарушении судом принципа презумпции невиновности. 

Вопреки доводам апелляционной жалобы, оказание юридической помощи адвокатом ФИО15 свидетелю ФИО28 при проведении очной ставки с осужденным ФИО1, находящимся в статусе подозреваемого, не является основанием для признания доказательств – протоколов всех следственных действий с участием потерпевших и свидетеля ФИО28, и их показаний – недопустимыми, поскольку в основу приговора судом были положены показания свидетеля ФИО28, данные в судебном заседании, а также в ходе предварительного следствия, при даче которых адвокат ФИО15 участия не принимал. 

Доводы апелляционной жалобы защитника ФИО8 о неполучении приговора суда и не ознакомление с протоколами и аудиозаписями судебных заседаний и приговора на момент подготовки и подачи апелляционной жалобы, не влияют на законность принятого решения по делу, поскольку каких-либо препятствий в доступе к правосудию и подаче апелляционных жалоб у участников процесса не было, данное право сторонами было реализовано в полном объеме. 

При назначении наказания осужденным ФИО1, ФИО4 и ФИО6 суд, в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ, в полной мере учел все обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства их совершения, данные о личности осужденных, обстоятельства смягчающие наказание, которые исследованы судом с достаточной полнотой, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей. 

в качестве обстоятельств, смягчающих наказание осужденного ФИО1, судом первой инстанции обоснованно признаны, в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие на иждивении малолетнего ребенка – ФИО2 ДАТА1 года рождения, в соответствии ч. 2 ст. 61 УК РФ – состояние здоровья ФИО1 и его близких родственников, наличие у них ряда хронических заболеваний оказание материальной и иной помощи близким родственникам и малолетнему ребенку, частичное возмещение ущерба потерпевшим, положительные характеристики, наличие свидетельства об успешном прохождении теста по программе «НАЗВАНИЕ5», диплома участника НАЗВАНИЕ6 2017, сертификата об успешном прохождении курса по английскому языку. 

в качестве обстоятельств, смягчающих наказание осужденного ФИО4, судом первой инстанции обоснованно признаны, в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие на иждивении малолетнего ребенка – ФИО5 ДАТА2 года рождения, согласно ч. 2 ст. 61 УК РФ — оказание материальной и иной помощи близким родственникам и малолетнему ребенку, наличие на иждивении матери пенсионерки, частичное возмещение ущерба потерпевшим, положительные характеристики. 

в качестве обстоятельств, смягчающих наказание осужденного ФИО6, судом первой инстанции обоснованно признаны, в соответствии сч. 2 ст. 61 УК РФ – оказание материальной и иной помощи близким родственникам, наличие на иждивении матери, которая страдает рядом хронических заболеваний, положительную характеристику. 

Оснований для признания каких-либо иных обстоятельств в качестве смягчающих наказание осужденных ФИО1 и ФИО4, судебная коллегия из материалов уголовного дела не усматривает. 

Обстоятельств, отягчающих наказание осужденных, судом первой инстанции не установлено. 

В приговоре суд первой инстанции убедительно мотивировал необходимость назначения ФИО1, ФИО4 и ФИО6 наказания в виде реального лишения свободы. Вид исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание в виде лишения свободы осужденным — исправительная колония строгого режима, определен судом верно. 

Суд первой инстанции входил в обсуждение вопросов о возможности применения к наказанию в виде лишения свободы положений ст.ст. 64, 73 УК РФ, а также изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, оснований для чего не усмотрел, не усматривает таких и судебная коллегия. 

Судебная коллегия учитывает наличие грамот и дипломов у осужденного ФИО6, выданных ему за участие в спортивных мероприятиях, а также сведения о состоянии здоровья его супруги ФИО7, однако указанные обстоятельства не могут служить основанием для смягчения наказания, поскольку назначенное осужденным наказание соответствует целям восстановления социальной справедливости, их исправления и предупреждения совершения ими новых преступлений, указанным вч. 2 ст. 43 УК РФ. Все сведения, известные суду на момент принятия решения, были учтены при решении вопроса о виде и размере наказания для осужденных, которое является справедливым, соразмерным содеянному и не может быть признано чрезмерно суровым, вопреки доводам апелляционных жалоб. 

Исковые требования потерпевших ФИО11 и ФИО14 о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда, а также расходов на оказание юридических услуг, разрешены судом в соответствии с требованиями ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, ст. 131 УПК РФ, с учетом причиненных потерпевшим нравственных страданий, материального положения осужденных, требований разумности и справедливости, объема и сложности уголовного дела, в описательно-мотивировочной части приговора судом приведены мотивы, обосновывающие частичное удовлетворение исков, с которыми судебная коллегия соглашается. 

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, безусловно влекущих отмену или изменение судебного решения, не допущено. 

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 УПК РФ, судебная коллегия 

ОПРЕДЕЛИЛА: 

Приговор Октябрьского районного суда г. Самары от 08.12.2020 в отношении ФИО1, ФИО4, ФИО6 оставить без изменения, апелляционные жалобы адвоката ФИО17, действующего в интересах осужденного ФИО6, адвокатов ФИО8, Антонова А.П., Лебедева З.С., действующих в интересах осужденного ФИО1, адвоката ФИО18, действующего в интересах осужденного ФИО4, осужденного ФИО4 – без удовлетворения. 

Определение судебной коллегии может быть обжаловано в Шестой кассационный суд общей юрисдикции в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в течение шести месяцев со дня его вынесения, а осужденными, содержащимися под стражей, в тот же срок со дня вручения копии — судебного решения. 

Осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. 

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях