fbpx
Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец ходатайства о переквалификации действий и прекращении уголовного преследования
Новые статьи

Образец ходатайства о переквалификации действий и прекращении уголовного преследования

Следователю отдела по расследованию преступлений, совершенных на территории Красноглинского района СУ Управления МВД России по г.Самаре

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара, проспект Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. 8987-928-31-80

В защиту интересов обвиняемого ФИО1, Содержащегося под стражей в СИЗО 63/1 Самарской области

 

Ходатайство

о переквалификации действий и прекращении уголовного преследования

В вашем производстве находится уголовное дело № 200213028 по обвинению ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции от 09.07.99 г. №158 ФЗ).

В настоящее время ФИО1 обвиняется органами предварительного следствия в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, то есть в покушении на незаконный сбыт ФИО2 наркотического средства героин массой 0,38 грамм во время проверочной закупки.

Вину по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ФИО1 признал частично. Вину в покушении на незаконный сбыт наркотиков не признал, так как сбывать наркотики он никому не собирался.

Полностью признал вину в оказании ФИО2 помощи в приобретении наркотического средства — героин.

Фактически умыслом ФИО1 и его действиями охватывался иной состав преступления — пособничество в незаконном покушении на приобретение наркотического средства героин, без цели сбыта, по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Это подтверждается следующими обстоятельствами.

  1. Необоснованно вменен сбыт (вместо пособничества в приобретении).

Из показаний ФИО1 следует, что он с 2001 года жил в поселке Управленческий на улице Крайняя 21/11-138, где часто у своего подъезда видел парня армянской внешности по фамилии ФИО2.

Несколько раз ФИО2 жаловался ФИО1 на плохое самочувствие, говорил что болеет, что ему плохо. ФИО2 просил его помочь приобрести наркотики. ФИО1 был удивлен его просьбами и всегда отказывался, так как дел с наркотиками никогда не имел, наркотики не употреблял и поэтому не знал, где их взять.

15.01.2002 года днем на улице ФИО1 случайно встретился с ФИО2. Последний стал жаловаться на сильные ломки и умолял ФИО1 слезно помочь ему взять наркотик для его личного употребления. В этот момент ФИО1 вспомнил, что за день до этого Сухраб, с которым он в октябре 2001 года познакомился на Московском рынке, и который также торговал на рынке, в беседе рассказал, что нашел барыгу, у которого можно купить 1 грамм героина за 700 рублей. Иногда Сухраб берет героин у этого барыги и “расслабляется”.

ФИО1 стало жалко ФИО2, и он решил ему помочь. ФИО1 сказал ФИО2, что попробует ему помочь, для этого им нужно будет съездить на Мехзавод, там 1 грамм героина стоит 700 рублей (полграмма, соответственно, 350 рублей). ФИО2 обещал найти машину для поездки на Мехзавод, и они договорились встретиться через некоторое время возле дома ФИО1.

Через какое-то время они сели в машину и поехали на Мехзавод. В машине ФИО2 передал ФИО1 350 рублей, и сказал ему, чтобы он купил ему полграмма героина. Подъехав к дому,  они вышли из машины, ФИО1 попросил ФИО2 подождать, а сам пошел к Сухрабу. Дверь открыл сам Сухраб, и ФИО1 попросил его помочь его другу приобрести полграмма героина. Сухраб сказал, что еще болен, поехать с ними не может, но готов поделиться своей дозой, которую до этого приобрел для своего личного употребления. ФИО1 передал Сухрабу деньги, которые ему до этого дал ФИО2. Сухраб прошел в квартиру, вышел и передал ФИО1 сверток из прозрачного полиэтилена с порошкообразным веществом серого цвета внутри.

ФИО1 вышел из подъезда, подошел к ФИО2, который стоял у гаражей около дома, и отдал ему в руку пакетик с героином. После этого они сели в машину и поехали на Управленческий. Его высадили около дома, а куда поехал ФИО2, он не знает.

Также пояснял, что ни в январе 2002 г., ни когда-либо в другое время, он не имел «заранее» наркотическое средство, которое мог бы ФИО2 передать. ФИО1 никогда не видел, не держал в руках наркотические средства. У него не было денег на приобретение наркотиков. Сбытом наркотиков он никогда не занимался и заниматься не собирался. Предварительной договорённости с Сухрабом на сбыт наркотиков у него не было. Предварительная договорённость о помощи в приобретении наркотиков, у него была с  приобретателем наркотика – ФИО2. Умыслом ФИО1 не охватывался сбыт наркотических средств. Он просто согласилась помочь ФИО2 в приобретении наркотического средства для его личного употребления. Помогая ФИО2, ФИО1 не преследовал никакой корыстной цели, помогал из чувства сострадания.

Из показаний ФИО1 видно, что он не имел заранее наркотическое средство, которое мог бы передать ФИО2, и не приобретал  данный героин на свои денежные средства. Денежные средства в сумме 350 рублей ему передал ФИО2, для покупки на эти деньги героина массой полграмма. И передал он именно на полграмма героина (исходя из цены 700 рублей за грамм героина), никакого вознаграждения за помощь в приобретении героина ФИО1 ФИО2 не передавал.

ФИО2 впоследствии не «приобрел» героин у ФИО1, в том смысле, которое заложено законодателем в это понятие, а взял героин (имущество), как его владелец, так как героин был приобретен на деньги ФИО2.

Также из показаний ФИО1 следует, что он помогал ФИО2 из-за желания помочь ему преодолеть ломку, а не из корыстных соображений, никакого денежного или иного вознаграждения от ФИО2 за оказанную ему помощь в покупке героина для его личного употребления он не получал, также никакого вознаграждения от Сухраба (лица, продавшего ФИО1 героин) ФИО1 не получал, это подтверждается тем обстоятельством, что никаких денежных средств (помеченных специальным средством) у ФИО1 впоследствии обнаружено не было, то есть ФИО1 отдал Сухрабу все денежные средства (350 рублей), которые ранее ему для покупки героина передавал ФИО2.

ФИО1 показал, что его умыслом не охватывалось покушение на сбыт наркотических средств. ФИО1 не мог пользоваться и распоряжаться полученным у Сухраба героином по-иному, так как переданный ФИО2 героин ему не принадлежал. Он просто согласился помочь ФИО2 в приобретении героина для его личного употребления.

Его помощь заключалась в том, что он должен был только приобрести на деньги ФИО2 героин и передать ему приобретенный наркотик.

Таким образом, ФИО2 привлек ФИО1 в качестве пособника для приобретения себе наркотического средства для личного употребления.   

  1. Необоснованно вменено покушение на сбыт вместо покушения к приобретению без цели сбыта.
    ​    По смыслу закона под сбытом наркотических средств, следует понимать любые способы (продажу, дарение, обмен, уплату долга и т.д.) их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам, которым они не принадлежат, при этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. Поэтому в случаях, когда виновный по просьбе другого лица и за его деньги приобретает наркотические средства, его действия образуют не сбыт наркотического средства, а пособничество в его приобретении, независимо от того, на каких условиях он это делает и получает ли за это вознаграждение.

Очевидно, что ФИО1 не является исполнителем преступления, направленного на сбыт наркотического средства.

Рассмотрим вопросы теории права по разграничению посредника в сбыте или в приобретении.

При квалификации действий посредника в сбыте или в приобретении наркотических средств суды руководствуются разъяснениями, содержащимися в пункте 13 постановления Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14, и квалифицируют их как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

Так, если посредник приобретает наркотическое средство по просьбе и за деньги приобретателя этого средства и передает ему данное средство (оконченный состав), то такое лицо является пособником в приобретении. В таком случае его действия необходимо квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и соответствующей части ст. 228 УК РФ.

В случае, когда посредник привлечен к уголовной ответственности по результатам оперативно-розыскного мероприятия, проверочной закупки, то действия посредника не могут быть квалифицированы как оконченное преступление и подлежат квалификации как пособничество в покушении на приобретение наркотических средств (ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и соответствующая часть ст. 228 УК РФ), поскольку наркотическое средство изымается из незаконного оборота.

Для квалификации действий посредника в сбыте или в приобретении наркотических средств как пособника таким действиям не имеет значения, совершил ли он эти действия за вознаграждение или нет, получил ли он в качестве вознаграждения деньги либо наркотическое средство, когда возник вопрос о вознаграждении, до совершения посреднических действий либо после этого, а также от кого (приобретателя либо посредника) исходила инициатива вознаграждения.

В целях недопущения ошибок при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, рекомендовать председателям верховных судов республик, краевых, областных судов, Московского и Санкт-Петербургского городских судов, судов автономных округов и автономной области, окружных (флотских) военных судов ознакомить судей с Обзором судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 года, в целях его учета в правоприменительной деятельности.

Согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14 УПК РФ «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

Об этом говорится и в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О СУДЕБНОМ ПРИГОВОРЕ» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 7), которое обязывает «неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.

При этом, Пленум разъясняет, что «по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.»

Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ «покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам».

Пособник передает наркотическое средство,  и оно переходит из рук пособника во владения и в руки приобретателя. Пособник до конца доводит свое действие и свой умысел.

Содеянное квалифицируется как покушение, через ч. 3 ст. 30 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота. К примеру, проверочная закупка.

  1. Практика судов Самарской области по более сложным делам (по специальным субъектам преступления).

— Приговором Советского районного суда г. Самары от 17.09.2013 была осуждена адвокат ПАСО М., которая  02.11.2012 г. имея умысел на пособничество в незаконном приобретении наркотических средств без цели сбыта в интересах Б., находящегося под стражей в СИЗО №1 Самарской области, пронесла наркотическое средство на территорию СИЗО №1 где оформила талон вызов на встречу с подзащитным Б., тайно пронесла наркотическое средство героин, спрятанное в ее ручной клади через два КПП. Однако преступный умысел М. не смогла довести до конца по независящим от ее воли обстоятельствам, так как была задержана сотрудниками полиции в адвокатском кабинете № 10 СИЗО №1 и ее противоправные действия были пресечены.

Государственный обвинитель в прениях просил квалифицировать деяние М. на ч. 5 ст. 33, ч.1 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ, так как адвокат не выполнила объективную сторону преступления до конца. Суд апелляционной инстанции в части квалификации преступления приговор оставил без изменений;

— Приговором Красноглинского райинного суда г. Самары от ……………….2014 г., Покшиванова Н.И.  была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч.3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Так, Покшиванова Н.И., являясь медицинским сотрудником ИК-19 г. Самары,  06.03.2014 года в 07-15 была задержана сотрудниками на КПП и наркотические средства у нее были изъяты. В ходе следствия было установлено, что Покшиванова Н.И. по просьбе осужденного Урванова А.В. и в его интересах, взяла у неизвестного мужчины на остановке п. Управленческий наркотические средства для передачи осужденному Урванову А.В.

Поэтому, органами предварительного следствия действия Покшивановой  Н.И. были квалифицированы через пособничество. Покшивановой  Н.И. было заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке и приговор был поставлен в порядке гл. 40 УПК РФ.

  1. Последствия неверной квалификации преступления не стадии следствия.

На протяжении двух последних лет, сложилась судебная практика, согласно которой действия лиц, оказывающих помощь в приобретении наркотических средств по просьбе приобретателя-потребителя, квалифицируются как пособничество в незаконном приготовлении или покушении к приобретению наркотических средств без цели сбыта по соответсвующей части ст. 228 УК РФ.

В случае неправильной квалификации деяния органами предварительного следствия и утверждение обвинительного заключения ФИО1 будет лишен возможности признать в полном объеме обвинение на стадии следствия по ч. 5 ст. 33, ч. 3  ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ и права заявить ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Это также лишит ФИО1 права на назначение наказания по правилам ч. 7 ст. 316 УПК РФ, т.е. назначение наказания от 2/3 максимального размера наказания.

Тем самым, органы предварительного следствия, нарушают принцип равенства граждан перед законом, предусмотренном ст. 19 Конституции РФ и  ст. 4 УК РФ «Все равны перед законом и судом».

В случае неверной квалификации деяния органами предварительного следствия, ФИО1 лишается   права на защиту, выразившееся в лишении права на рассмотрение дела в особом порядке и снижения наказания.

Таким образом, действия ФИО1 необходимо переквалифицировать на пособничество в незаконном покушении на приобретение наркотического средства героин, без цели сбыта по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

На основании вышеизложенного и руководствуясь нормами УК РФ, УПК РФ, обзором судебной практики от 27.06.2012 года и Постановлением Пленума ВС РФ от 15.06.2006 № 14,

ПРОШУ:

Формально переквалифицировать действия ФИО1 на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228 УК РФ, но в связи с тем, что масса 0,38 грамма в редакции УК 2003 года не является уголовно наказуемым деянием, в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, уголовное преследование ФИО1 прекратить.

Адвокат _____________________ А.П. Антонов

 

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях