fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Новая кассация: порядок и пределы проверки судебных решений

Некоторые практики не разделяют оптимизма в связи с созданием кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции. Не могу согласиться с подобным мнением. Новые суды позволят вывести качество и эффективность правосудия на новый уровень, обеспечат независимость судей при принятии решений.

ЗАЧЕМ НУЖНО БЫЛО СОЗДАВАТЬ НОВЫЕ СУДЫ

Президиум областного суда решает только организационные вопросы, а ранее он выполнял судебную функцию, проверял в кассационной инстанции законность (да и обоснованность) вступивших в силу решений мировых судей и районных судов.

Представляется, что судебная система обоснованно перестроена по единым лекалам как для арбитражных судов, так и для судов общей юрисдикции. Выделение судебной функции из президиумов областных судов обусловлено тем, что новая система судов, их организационное обеспечение и процессуальная форма судопроизводства сами по себе ориентированы на независимость судей.

Ранее областные суды выполняли три судебные функции: рассмотрение дел по первой, апелляционной и кассационной инстанциям. Таким образом, заместитель председателя областного суда в одном лице курировал деятельность сразу двух судебных инстанций: апелляционной и кассационной. По должности он входил в состав президиума областного суда.

В самом законодательстве был заложен конфликт интересов, дуализм, при котором одно и то же должностное лицо осуществляло контроль за деятельностью судов как апелляционной, так и кассационной инстанций. Сегодня в условиях стремительных изменений в судебной работе, возрастания ожиданий, которые общество возлагает на суды, все больше требований предъявляется к судьям и новым судам.

ПОРЯДОК ПРОВЕРКИ В КАССАЦИИ

Прежде всего определим предмет проверки и пределы деятельности кассационного суда.

Предмет апелляционной проверки в отличие от кассационной включает и фактическую, и юридическую стороны судебного решения. И здесь возникает вопрос о двух взаимовлияющих категориях уголовного процесса: законности и обоснованности приговора.

Современные кассационные суды — это результат преобразования прежней стадии кассационного производства в областных судах. Организация данных судов направлена на совершенствование механизма обеспечения конституционного права граждан на судебную защиту, усиление гарантий законности судебных решений.

Создание системы кассационных судов повлекло изменение порядка кассационного производства. Пересмотр происходит по-разному в зависимости от вида обжалуемого судебного решения и уровня суда, который принял решение по первой инстанции.

Образование кассационных судов обусловило и новые правила инстанционности, которые призваны минимизировать количество судебных ошибок. Определенная система устранения причин судебных ошибок создана, чтобы разумно ограничить влияние субъективного фактора в работе судьи. Инстанционность пересмотра предполагает, что кассационная проверка судебных постановлений, вступивших в силу, может осуществляться неоднократно и в различных кассационных инстанциях. Задача кассации — своевременное исправление судебных ошибок.

УПК устанавливает круг судебных решений, которые может пересматривать та или иная судебная инстанция. Кассационную жалобу, представление на приговор или иное итоговое судебное решение мирового судьи и районного суда (гарнизонного военного суда), а также на промежуточные судебные решения суда любого уровня, подлежащие самостоятельному обжалованию, вначале рассматривает нижестоящий суд кассационной инстанции: судебная коллегия по уголовным делам кассационного суда общей юрисдикции или судебная коллегия по уголовным делам кассационного военного суда. Затем ее рассматривает вышестоящий суд кассационной инстанции: Судебная коллегии по уголовным делам ВС РФ или Судебная коллегии по делам военнослужащих ВС РФ.

Если в удовлетворении кассационных жалобы, представления отказано постановлением судьи кассационного суда общей юрисдикции, кассационного военного суда, субъект обжалования вправе подать кассационную жалобу по тем же основаниям в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, Судебную коллегию по делам военнослужащих ВС РФ либо внести в кассационный суд общей юрисдикции, кассационный военный суд кассационную жалобу, представление по иным правовым основаниям.

Если кассационные жалоба, представление были предметом рассмотрения в заседании кассационного суда, кассационного военного суда, то следующая надлежащая инстанция вне зависимости от оснований и субъектов обжалования (осужденный, его защитник, потерпевший или прокурор) — Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих ВС РФ.

Полномочия по пересмотру кассационный суд должен осуществлять в целях исправления судебных ошибок. Кассационное производство предназначено для выявления и устранения допущенных органами предварительного расследования или судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявших на исход дела.

Проверка законности судебного решения означает, что кассационная инстанция выясняет, соблюдена ли уголовно-процессуальная процедура при рассмотрении дела, основывается ли приговор на материалах дела, которые исследованы в судебном заседании, соответствует ли решение требованиям УПК. Суд проверяет, правильно ли применены уголовный закон и иные законы, на которых основано решение суда, например Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», при использовании в доказывании результатов ОРД.

КАКИЕ НАРУШЕНИЯ УК И УПК ВЛИЯЮТ НА ИСХОД ДЕЛА

Под неправильным применением уголовного закона ст. 389.18 УПК понимает:

— нарушения требований Общей части УК;

— применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК, которые подлежали применению;

— назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК.

Данные нарушения закона следует признавать искажающими суть правосудия.

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона — это те, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК прав участников судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Часть 2 ст. 389.17 УПК содержит безусловные основания отмены, изначально подразумевающие наличие критериев существенности нарушений УПК.

В процессе доказывания по уголовным делам правоприменительные органы должны соблюдать права участников уголовного судопроизводства. Возможности, предусмотренные процессуальными нормами, при рассмотрении дела необходимо осуществлять разумно и квалифицированно, чтобы обеспечить справедливое судебное разбирательство.

Европейский суд по правам человека в постановлении от 25.10.2016 по делу «Иванников против России» признал, что права стороны защиты на справедливое судебное разбирательство не были нарушены. Заявитель жаловался на невозможность участия в допросе ключевого анонимного свидетеля обвинения в разбирательстве по уголовному делу против Иванникова. ЕСПЧ отметил, что имелись достаточные основания для сохранения анонимности свидетеля, однако его показания в пользу стороны обвинения не были единственными. Кроме того, российский суд тщательно допросил данного свидетеля и сопоставил его показания с иными доказательствами. Заявитель и его защитник, в свою очередь, имели возможность участвовать в допросе других свидетелей обвинения, вызвать свидетелей защиты и представить свою версию событий.

Организация и управление судебным процессом рассмотрения дел, если учитывать принцип независимости судей, — очень сложная область управления. Меры по организации и управлению процессом не должны нарушать границы судейской независимости и беспристрастности в вопросах вынесения решения по каждому делу.

ИЗ ПРАКТИКИ. Верховный Суд РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке признал, что допрос свидетелей по инициативе суда при отсутствии ходатайств сторон об этом законом не запрещен. Процессуальных нарушений закона по делу не установлено. В судебном заседании на основании показаний свидетелей, сомневаться в достоверности которых у суда не было оснований, подтверждено алиби подсудимых на момент совершения преступления (кассационное определение ВС РФ от 04.02.2009 №  45-009-8).

В другом случае вышестоящий суд констатировал нарушение принципа состязательности сторон, когда суд первой инстанции отказал защите в допросе свидетеля Ш., который был руководителем осужденного по месту работы. Осужденный полагал, что Ш. мог подтвердить его алиби на момент совершения преступлений. Кроме того, суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты о проведении судебно-психиатрической экспертизы в отношении С., не удаляясь в совещательную комнату, не приведя мотивов принятого решения и не изложив свою позицию в отдельном процессуальном документе (кассационное определение Свердловского областного суда от 27.10.2010 по делу №  22–10887).

ПРОВЕРЯЕТ ЛИ КАССАЦИОННЫЙ СУД ФАКТЫ

В кассационном производстве суды и ранее давали оценку фактической стороне уголовного дела, если суд первой инстанции при исследовании или оценке доказательств допускал нарушения УПК, которые повлияли на правильность установления фактических обстоятельств дела и привели к судебной ошибке (см., например, постановление президиума Свердловского областного суда от 16.08.2017 №  44 у-85).

В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 было указание на то, что инструментом кассации является проверка только законности судебного решения. В проекте нового постановления Пленума ВС РФ, посвященного применению норм гл. 47.1 УПК, нет жесткого ограничения на проверку необоснованности приговора. Правовая позиция Верховного Суда РФ заключается в том, что в определенных случаях суд кассационной инстанции вынужден вторгаться в сферу фактической обоснованности проверяемого решения по существу дела. В равной мере важна и фактическая сторона, и сторона законности. По итогам рассмотрения уголовного дела суд кассационной инстанции обязан как выявить судебную ошибку, так и создать предпосылки для ее устранения, что предоставляет дополнительные гарантии исправления такой ошибки. Это обусловлено потребностью установления объективной истины. Цели кассационного производства должны соответствовать назначению уголовного процесса (ст. 6 УПК).

Между тем проверка судом кассационной инстанции обоснованности выводов судов первой инстанции о фактической стороне дела значительно затруднена из-за отсутствия в арсенале суда кассационной инстанции судебного следствия1.

Когда проверка фактов нужна. Если кассационный суд усматривает ошибочность судебного решения по существу дела, он правомочен проверить не только законность производства в первой (апелляционной) инстанции, то есть правильность применения судом уголовного и уголовно-процессуального законов под углом зрения оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке, но и фактическую обоснованность решения. Более того, существующая модель построения кассационного суда позволяет заключить, что в некоторых случаях суд обязан исследовать вопросы фактической обоснованности обжалуемого решения.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга К. осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК.

Неизвестный подошел к потерпевшей Б. и сорвал с ее шеи сотовый телефон, а когда потерпевшая стала сопротивляться, то толкнул ее на землю и с места преступления скрылся. В основу обвинения К. в совершении ограбления Б. положены показания потерпевшей и протокол опознания ею К. как лица, совершившего преступление. Между тем К. вину в ограблении не признал, утверждал, что 20 августа находился на рабочем месте, в том числе в 13.00 выполнял задание по перевозке больных в госпитале. Эти утверждения К. не опровергнуты. Предмет хищения (сотовый телефон) при задержании К. не обнаружен. Опознание К. было проведено без процессуальной процедуры путем предъявления Б. 15 фотографий, а его результаты каким-либо образом не зафиксированы.

Президиум Свердловского областного суда приговор отменил и направил дело на новое разбирательство (постановление от 24.11.2004 №  4у-229).

Аналогия с гражданским процессом. В гражданском судопроизводстве кассационные судебные инстанции также обязаны устранять судебные ошибки. Если судом кассационной инстанции установлено, что суды первой и (или) апелляционной инстанций допустили нарушения норм процессуального права при исследовании и оценке доказательств, приведшие к ошибке существенного и непреодолимого характера (например, судебное постановление в нарушение требований ст. 60 ГПК основано на недопустимых доказательствах), он учитывает эти обстоятельства при вынесении кассационного постановления или определения (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ №  2, 2018, утв. Президиумом ВС РФ 04.07.2018).

Что входит в оценку обоснованности судебного решения. Обоснованность приговора следует рассматривать в узком и широком смысле.

Для принятия обоснованного решения суд оперирует понятием «достаточность доказательств». Достаточность — свойство совокупности доказательств, необходимое для принятия решения. Судья понимает его субъективно, по внутреннему убеждению. При этом речь идет о вопросах факта.

В то же время есть ряд ограничений правового характера, в частности единство судебной практики и судебно-следственные стандарты доказанности в типичных ситуациях. Обстоятельства дела суд устанавливает в соответствии с этими стандартами. В ходе судебного следствия нужно учесть «необходимые пределы доказывания» — «обязательное и неизбежное число доказательств, когда без них невозможно установить необходимые обстоятельства уголовного дела»2. И здесь следует говорить о вопросах и права, и обоснованности.

Судебная практика по отдельным категориям уголовных дел свидетельствует, что необходимые пределы доказывания существуют объективно, так как есть типичные ситуации доказывания. Например, невозможно постановить обвинительный приговор о сбыте наркотического средства без изъятого вещества в виде вещественного доказательства с определенным объемом и характеристикой, а также без проведенной в отношении этого вещества судебной экспертизы, которая устанавливала бы его наименование и объем.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Первоуральского городского суда Ф. осужден по ч. 2 ст. 228 УК за незаконное приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда данный приговор отменила, дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием в действиях Ф. состава преступления.

В материалах дела имелась только справка об исследовании, согласно которой изъятое у Ф. вещество является наркотическим средством — героином массой 15 г. Судебно-химическая экспертиза в отношении изъятого у Ф. вещества не проводилась. Наркотическое средство было утрачено в ходе предварительного следствия.

Суд второй инстанции констатировал, что поскольку производство экспертизы является обязательным в силу ст. 195, 199 УПК, то без заключения экспертов невозможно определить вид и размеры наркотического средства. Для установления принадлежности изъятого вещества необходимо только заключение экспертов, другие стандарты доказывания в данном случае исключаются (кассационное определение от 17.10.2010 №  22–9517).

Позиции ЕСПЧ. Вопрос факта взаимосвязан с вопросами права, особенно в части доказывания этих фактов через призму качества доказательств.

Например, в постановлении от 13.09.2016 по делу «Ибрагим и другие против Соединенного Королевства» (жалоба № 50541/08) при изучении влияния процессуальных нарушений на стадии досудебного производства на общую справедливость производства по уголовному делу ЕСПЧ отметил, что следует рассмотреть inter alia качество доказательств и не ставят ли обстоятельства, при которых они были получены, под сомнение их надежность и достоверность.

В постановлении от 10.03.2009 по делу «Быков против России» (жалоба №  4378/02) ЕСПЧ подчеркнул, что необходимо было проанализировать вопрос о том, есть ли какие-либо сомнения в отношении качества доказательств, например ставят ли обстоятельства, при которых они получены, под сомнение их надежность или достоверность, и о том, существуют ли доказательства, подтверждающие осуждение обвиняемого. При определении того, было ли разбирательство в целом справедливым, следует учитывать, соблюдались ли права защиты. Необходимо, в частности, установить, имел ли заявитель возможность оспорить аутентичность доказательства и его использование.

Не относятся к фундаментальным нарушениям ситуации, когда суд исследовал все имеющиеся доказательства и дал им надлежащую оценку в судебном решении, на основании чего пришел к выводу о невиновности лица ввиду отсутствия в его действиях состава преступления (кассационное определение ВС РФ от 20.03.2014 №  42-УД14-1).

Доказательствами, полученными с нарушением федерального закона, являются также сведения, полученные в результате действий, в отношении которых нет прямого запрета, но которые и не предусмотрены законом.

Например, заключение психофизиологической экспертизы (детектор лжи) — недопустимое доказательство, поскольку оно не отвечает требованию достоверности. Последнее означает соответствие сведений, содержащихся в источниках, действительности. Данное свойство доказательства является одной из гарантий того, что в процессе расследования и рассмотрения дела в суде будет установлена истина.

Судебная ошибка связана с нарушением норм материального и процессуального права и влечет вынесение неправосудного приговора.

Доводы кассационных жалобы, представления о нарушениях уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств преступления, подлежат проверке в кассационной инстанции.

ИЗ ПРАКТИКИ. Свердловский областной суд, придя к заключению о виновности Н. в покушении на убийство К., признал заявленное Н. алиби на момент совершения этого преступления искусственно созданным.

В обоснование правильности своих выводов суд сослался в приговоре на результаты следственного эксперимента, согласно которым Н. после покушения на К., преодолев на своей автомашине за 1 час 30 минут расстояние в 220 км, имел реальную возможность вернуться в Челябинск и тем самым обеспечить себе алиби. При этом суд не принял во внимание, что эксперимент проведен некачественно, при несоблюдении непреложного требования о производстве данного следственного действия в условиях, максимально приближенных к обстановке на момент совершения преступления. Эксперимент проведен летом на сухой дороге, а не зимой в условиях гололеда, с использованием автомашины «Мазда» вместо «Мерседеса», имеющих существенные различия в технических характеристиках и возможностях. Суд не учел такие нарушения при решении вопроса о допустимости результатов эксперимента в качестве доказательств по делу.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор и направила уголовное дело на новое рассмотрение (определение от 31.01.2001 №  45-001-9).

СТАНДАРТЫ СУДОПРОИЗВОДСТВА В КАССАЦИИ

Процессуальные нормы и принципы судебного процесса обусловливают меры, которые могут или должны быть предприняты в ходе судебного разбирательства. Судья не вправе нарушать конституционные принципы правосудия.

Нормы процессуального права, с одной стороны, являются ценными сами по себе. С другой стороны, конституционные принципы правосудия — это способ достижения достоверности, эффективности и справедливости судебного разбирательства. Выполнение этих целей соответствует назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК) и требует, чтобы организация судебного разбирательства была более гибкой.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга Ф. осужден по совокупности шести преступлений, предусмотренных п. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК.

Вышестоящий суд приговор отменил и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Суд нарушил принцип непосредственного исследования доказательств. Несмотря на возражения стороны защиты, в судебном заседании были оглашены показания всех потерпевших и свидетелей. При этом мер к приводу неявившихся свидетелей и потерпевших не принималось, а уважительным обстоятельством, которое исключало явку в суд, признаны их заявления о том, что в суд они являться не намерены (определение СК по уголовным делам Свердловского областного суда от 26.02.2016 №  22–1370).

Правовая основа стандартов в уголовном судопроизводстве — это прежде всего точное и неуклонное соблюдение конституционных и общепризнанных международных принципов правосудия, которые образуют доминанту процессуальной формы уголовного судопроизводства. Данное обстоятельство придает судопроизводству особое социальное и государственное значение.

Нарушение принципов правосудия легко выявляется, предсказуемо по результату, а потому опасно. Судья должен быть сориентирован на соблюдение всех процессуальных форм судопроизводства в каждом виде правосудия. Любое решение, которое суд выносит с нарушением правил судопроизводства, подлежит безусловной отмене, поскольку в таких случаях грубо нарушается право граждан на справедливое правосудие.

Стандарты в судопроизводстве — это своего рода система внутренней безопасности в сфере правосудия. Она предполагает, что судья не только точно соблюдает процессуальную форму судопроизводства, но и правильно применяет нормы материального права.

Стандарт качества судебного разбирательства как квантовый мост, где от степени натяжения тросов зависит прочность конструкции: они не должны быть перетянуты и не должны быть сильно ослаблены. Судье приходится соблюдать баланс, применяя нормы материального и процессуального права с учетом взаимодействия всех принципов правосудия.

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях