fbpx
Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Обобщение судебной практики о применении судами института реабилитации в уголовном процессе
Новые статьи

Обобщение судебной практики о применении судами института реабилитации в уголовном процессе

Целями настоящего обобщения являются анализ правовых источников, регулирующих данные правоотношения, выявление трудностей, возникающих в деятельности судов и органов предварительного следствия, выработка единообразного подхода к практике реабилитации лиц, понесших определенный ущерб в результате незаконного уголовного преследования.

В соответствии со статьей 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В сфере уголовного судопроизводства реализация данной конституционной нормы обеспечивается применением института реабилитации.

К законодательным источникам, регулирующим отношения реабилитации, в первую очередь следует отнести главу 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Возмещение лицу имущественного вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, устранение последствий морального вреда и восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренным статьями 133-139, 397, 399 УПК РФ, а также нормами других федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих указанные вопросы.

Вопросам реабилитации посвящено постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве».

В соответствии с пунктом 34 части 5 УПК РФ реабилитация представляет собой порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Согласно части 1 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

КТО ИМЕЕТ ПРАВО НА РЕАБИЛИТАЦИЮ?

Исходя из положений части 2 статьи 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеют как лица, уголовное преследование которых признано незаконным или необоснованным судом первой инстанции по основаниям, предусмотренным в части 2 статьи 133 УПК РФ, так и лица, в отношении которых уголовное преследование прекращено по указанным основаниям на досудебных стадиях уголовного судопроизводства либо уголовное дело прекращено и (или) приговор отменен по таким основаниям в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части 1 статьи 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 — 5 части 1 статьи 448 УПК РФ) или пунктах 1 и 4 — 6 части 1 статьи 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела).

Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый,  в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный — в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части 1 статьи 27 УПК РФ. Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Исходя из положений Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, и пункта 4 части 2 статьи 133 УПК РФ, право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже).

Вместе с тем в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 17 перечислены обстоятельства, не дающие обвиняемому, подозреваемому, осужденному право на реабилитацию, так как данные обстоятельства, не свидетельствуют о незаконности или необоснованности уголовного преследования:

1) преступные действия указанных лиц переквалифицированы или из обвинения этих лиц исключены квалифицирующие признаки;

2) из обвинения названных лиц исключены ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений;

3) приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, при переквалификации содеянного со ст. 105 УК РФ на ч. 4 чт. 111 УК РФ);

4) мера наказания осужденным снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Приведенные примеры свидетельствуют об отсутствии оснований для частичной реабилитации. В указанных случаях обратим внимание на отсутствие права на реабилитацию при исключении ошибочно вмененных статей УК РФ при идеальной совокупности преступлений.

Так, постановлением судьи от 1 июля 2013 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного У. о признании за ним права на реабилитацию. Обращаясь в суд, У. указал, что уголовное дело, по которому он осужден, возбуждено по ст. 295 УК РФ за посягательство на жизнь прокурора. В период предварительного следствия ему было предъявлено обвинение в подстрекательстве и пособничестве в убийстве прокурора (по ч. ч. 4, 5 ст. 33  п. п. «б, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Позже органы следствия предъявили ему новое обвинение в организации убийства прокурора (по ч. 3 ст. 33, ст. 295 УК РФ), по которому он впоследствии и был осужден приговором от 19 мая 2011 года. Заявитель указал, что в период предварительного следствия незаконно подвергался уголовному преследованию по ч. ч. 4, 5 ст. 33 п. п. «б, ж, з»  ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку уголовное дело по признакам такого состава преступления возбуждено не было, позже уголовное дело в этой части не прекращалось, осужден он за другое преступление.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении данного ходатайства, указал, что уголовное дело, по которому осужден У., возбуждено по факту убийства первого заместителя прокурора г. Б. С. Затем У. было предъявлено обвинение в подстрекательстве и пособничестве к убийству С. (по ч.ч.4,5 ст. 33, п. п. «б, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), впоследствии его действия переквалифицированы по ч. 3 ст. 33, ст. 295 УК РФ как организация посягательства на жизнь прокурора С., осуществляющего предварительное расследование, за что У. и был осужден. Таким образом, У. осужден к лишению свободы за те же деяния, по которым ему изначально предъявлено обвинение, но позже его действия квалифицированы по другой статье УК РФ, что само по себе не свидетельствует о его праве на реабилитацию.

Определением судебной коллегии по уголовным делам постановление оставлено без изменения.

Не подлежат реабилитации лица, в отношении которых уголовные дела прекращены по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 133 УПК РФ, например — ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, принятия закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела в данных случаях само по себе не является свидетельством незаконности и необоснованности уголовного преследования, оно означает не исправление ошибки или иного нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица.

Так, постановлением судьи районного суда от 16 октября 2013 года Д. отказано в удовлетворении ходатайства о реабилитации. Согласно  материалам дела заявитель привлечен к уголовной ответственности в 2000 году по ч. 1 ст. 112 УК РФ, уголовное дело в отношении него было прекращено ввиду издания акта об амнистии, что, как правильно указал в своем решении суд первой инстанции, не влечет признания за ним права на реабилитацию.

Согласно части 2.1 статьи 133 УПК РФ право на реабилитацию имеют подсудимые и осужденные по делам частного обвинения.

Однако в абзаце 2 пункта 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 отмечено, что в случае вынесения оправдательного приговора по уголовным делам частного обвинения правила о реабилитации на лиц, в отношении которых вынесены такие решения,  не распространяются.

Причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение. Споры о возмещении вреда оправданным лицам по делам частного обвинения в таких случаях рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

Единственное исключение составляет взыскание с частного обвинителя судебных издержек, которое рассматривается в порядке уголовного судопроизводства, но не по правилам главы 18 УПК РФ.  При оправдании подсудимого по делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному делу, на основании части 9 статьи 132 УПК РФ. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, взыскание в пользу реабилитированного расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием  ее деятельности (Определение от 19 февраля 2004 года N 106-О), возмещение же иного вреда за счет средств частного обвинителя главой 18  УПК РФ не предусматривается.

Изложенное можно проиллюстрировать следующим примером судебной практики.

В районный суд  обратилась Х., приговором мирового судьи оправданная за отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УПК РФ, с заявлением о взыскании с частного обвинителя имущественного вреда, связанного с оплатой услуг адвоката, который осуществлял ее защиту по уголовному делу.

Постановлением суда от 17 июля 2013 года требования Х. удовлетворены, на основании ч. 9 ст. 132 УПК РФ в ее пользу взыскана с частного обвинителя денежная сумма в счет компенсации расходов, связанных с оплатой труда адвоката.

Апелляционным постановлением от 15 ноября 2013 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

При этом следует иметь в виду, что оправданное лицо по делу частного обвинения имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда по делу постановлен обвинительный приговор, который впоследствии отменен вышестоящей инстанцией и постановлен оправдательный приговор либо уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ.

В этом случае лицо имеет право на возмещение причиненного вреда не только с частного обвинителя, но и с государства.

Часть 3 статьи 133 УПК РФ предусматривает право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ гражданам, которые подвергались незаконным мерам процессуального принуждения, либо юридическим лицам, которым незаконными действиями или бездействием суда или органа предварительного расследования в ходе производства по уголовному делу причинен вред (например, вследствие незаконного наложения ареста на имущество юридического лица).

Случаев обращения в суд граждан, незаконно подвергшихся мерам процессуального принуждения, в ходе обобщения не установлено.

Имеется случай обращения юридического лица с заявлением о реабилитации.

Так, в районный суд обратился генеральный директор ООО «П» С. с требованием о признании реабилитации в отношении себя как физического лица и в отношении юридического лица, которым он руководит. По мнению заявителя, основанием для возникновения у него самого и юридического лица права на реабилитацию является постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора ООО «П». Постановлением суда в удовлетворении указанного ходатайства отказано, поскольку уголовное дело в отношении заявителя не возбуждалось, мерам процессуального принуждения он не подвергался, соответственно в силу ч. 2 ст. 133 УПК РФ ни он сам, ни юридическое лицо, руководителем которого он является, права на реабилитацию не приобрели.

ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ РЕАБИЛИТАЦИИ?

Право гражданина на реабилитацию удостоверяется процессуальным документом, которым завершено производство по уголовному делу с выводом о невиновности лица, которое подверглось уголовному преследованию.

Признание права на реабилитацию в соответствии со статьей 134 УПК РФ  осуществляется тем лицом или органом, который вынес соответствующее решение.

При этом отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не служит само по себе основанием для отказа в реабилитации.

В этом случае вопрос о наличии у лица права на реабилитацию может быть разрешен самостоятельно в порядке части 1 статьи 397, статьи 399 УПК РФ.

По вступлении в законную силу итогового документа по уголовному делу реабилитированному гражданину должно быть направлено письменное разъяснение о порядке возмещения вреда, причиненного уголовным преследованием.

Реабилитированный вправе обратиться в суд с требованием о возмещении имущественного вреда в течение сроков исковой давности, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, со дня получения извещения с разъяснением порядка возмещения вреда (часть 2 статьи 135 УПК РФ). Пропущенный срок исковой давности в соответствии со статьей 205 ГК РФ может быть восстановлен.

КАКОЙ ВРЕД ПОДЛЕЖИТ ВОЗМЕЩЕНИЮ РЕАБИЛИТИРОВАННОМУ?

Возмещение имущественного вреда (ст. 135 УПК РФ)

Под имущественным вредом согласно части 1 статьи 135 УПК РФ подразумевается:

— заработок (в том числе надбавки к зарплате, назначение, выплата и размер которых зависит от непрерывного трудового стажа), пенсия, пособия и другие средства, утраченные в результате уголовного преследования;

— конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество;

— штрафы и процессуальные издержки во исполнение приговора вследствие изъятия имущества, нажитого преступным путем или вещественных доказательств, судебных издержек;

—  суммы, выплаченные за оказание юридических услуг адвокатам;

—  иные расходы.

По смыслу закона гражданин вправе рассчитать, обосновать документально  и потребовать от государства денежной компенсации любых убытков, происхождение которых находится в прямой причинной связи с уголовным преследованием невиновного и представляет собой минус, дефект определенного материального блага, а равно упущенную выгоду, в том числе и в сфере предпринимательской деятельности.

Поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, требования гражданина о возмещении вреда, причиненного ему в связи с незаконным уголовным преследованием, должны основываться на конкретных фактах и обстоятельствах, подтверждающих:

— во-первых — факт причинения вреда,

— во-вторых — его размер,

— в-третьих — причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием и наступившими последствиями.

Понятия частичной реабилитации в законе не содержится. Тем не менее право на частичную реабилитацию признается.

Так, приговором суда от 10 декабря 2012 года М. осужден за совершение ряда разбойных нападений к 19 годам 1 месяцу лишения свободы. Одновременно судом вынесено постановление о прекращении уголовного преследования в отношении его же по обвинению в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Реабилитированный М. обратился в суд с ходатайством о возмещении причиненного ему вреда, полагая, что был арестован и находился под стражей в связи с тем обвинением, по которому уголовное дело впоследствии  прекращено.

Суд первой инстанции обоснованно отказал в требованиях М., установив и указав в своем постановлении следующее.

Согласно материалам уголовного дела М. задержан и заключен под стражу по подозрению в совершении четырех преступлений, в том числе и того, за которое впоследствии он был осужден (разбойное нападение на Г. 19 января 2003 года). Санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ то есть преступления, в котором он подозревался на момент избрания меры пресечения, предусматривает возможность заключения его под стражу.

Учтено судом и то, что последующее продление срока содержания М. под стражей обосновано судом наличием нового обвинения в совершении ряда разбойных нападений, за которые он осужден вступившим в законную силу приговором к 19 годам 1 месяцу.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции об отсутствии причинно-следственной связи между незаконным уголовным преследованием по преступлениям, уголовное дело по которым прекращено, и содержанием М. под стражей, является обоснованным.

В силу положений ст. 133 УПК РФ признание за М. права на частичную реабилитацию свидетельствует лишь о наличии у него права на возмещение имущественного вреда  в случае его причинения.

Вместе с тем прекращение уголовного дела в части само по себе еще  не свидетельствует о бесспорности требований заявителя о возмещении имущественного вреда.

Поскольку факта незаконного содержания М. под стражей по уголовному делу не установлено, то и оснований для удовлетворения его требований имущественного характера (утраченный заработок, расходы на приобретение предметов первой необходимости и медицинскую помощь), которые он связывает с данным обстоятельством, не имеется.

Следующий вопрос, вызывающий трудности в правоприменительной практике: подлежат ли возмещению частично реабилитированному расходы, понесенные на оказание юридической помощи, и если да, как определить их размер?

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях указал, что ни в статье 133 УПК РФ, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении его прекращено.

Следует обратить внимание на постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации № 184-П13, опубликованное в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации № 9 за сентябрь 2014 года.

Приговором суда Ч. осужден за совершение трех преступлений, два из которых особо тяжкие. Этим же приговором он оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ.

Реабилитированный обратился в суд с ходатайством о возмещении  имущественного вреда, понесенного в связи с выплатой адвокатам денежных сумм за оказание ему юридической помощи.

Постановлением суда в удовлетворении его требований отказано. В своем решении суд указал, что адвокаты оказывали помощь гражданину по всему предъявленному ему обвинению, и у суда нет оснований полагать, что оба защитника не выполнили обусловленные договором обязательства по оказанию всего комплекса юридических услуг. Кроме того, невозможно определить размер юридических услуг реабилитированному в связи с его обвинением по ч. 1 ст. 132 УК РФ, поскольку суду никто таких расчетов не представил.

Удовлетворяя надзорную жалобу реабилитированного, Президиум Верховного Суда Российской Федерации указал, что данные обстоятельства не могут служить основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении имущественного вреда реабилитированному, в том числе в связи с его оправданием по одной из статей предъявленного обвинения.

По смыслу закона при оправдании подсудимого по одной из статей предъявленного обвинения размер возмещения вреда за оказание юридической помощи определяется судом, исходя из общего объема обвинения и сложности дела, а также с учетом фактически понесенных расходов, непосредственно связанных с ее осуществлением по этому обвинению, и конкретных обстоятельств, которыми были обусловлены такие расходы, в том числе с учетом позиции по этому вопросу оправданного.

Представляет интерес постановление В-го областного суда от 25 февраля 2013 года по делу № 2-34/2010, размещенное в правовой системе «ГАРАНТ». Решение вынесено судом первой инстанции, им  разрешены требования лица, осужденного по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ и оправданного по ч. 1 ст. 285, ч. 3 ст. 285 УК РФ, о возмещении расходов, связанных с оплатой труда адвокатов.

Определяя размер сумм, подлежащих возмещению реабилитированному, суд исходил из того, что гражданин обвинялся в совершении трех самостоятельных преступлений, по двум из которых он был оправдан судом, в связи с чем объем обвинения гражданина уменьшился и в математическом исчислении составляет 2\3 от общего объема предъявленного обвинения. Размер вознаграждения суд определил в размере 2\3 от общей суммы вознаграждения, указав, что данный размер будет соответствовать требованиям разумности и справедливости.

К одному из немаловажных и спорных вопросов относится проблема определения пределов возмещения имущественного вреда реабилитированному.

В соответствии с частью 1 статьи 133 УПК РФ вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органов предварительного расследования и суда.

Именно со ссылкой на данную норму закона реабилитированные лица заявляют значительные материальные требования в связи с понесенными ими расходами, и в первую очередь,  с расходами на оплату труда адвокатов.

Возникает закономерный вопрос: могут ли быть такие суммы ограничены, исходя из принципов разумности и соразмерности?

Единой судебной практики по этому вопросу в России нет. Противоречивая практика судов по таким делам обусловлена различным толкованием норм закона о возмещении вреда в полном объеме.

Так, в обобщении судебной практики А-го областного суда судам региона прямо разъяснено, что с учетом положений ч. 1 ст. 133 УПК РФ нет законных оснований оценивать понесенные расходы по получению юридической помощи с позиции разумности и соразмерности выполненной защитником работы, поэтому они подлежат возмещению в полном объеме.

Однако имеется и другая практика.

В судебной практике П-кой области имел место случай обращения оправданного Р. с заявлением о реабилитации, в котором содержалось требование о выплате ему расходов, связанных с получением юридической помощи в сумме 1 926 532 рублей. Указанная сумма сложилась, как следует из «калькуляции» адвоката: из суммы «за вступление адвоката в дело», «оцененное» в 266 500 рублей; собственно защиты на следствии, в суде первой и второй инстанций – 1 660 032 рубля.

Рассматривая ходатайство Р., суд исключил из заявленных требований 899 760 рублей – за вступление в дело, поскольку это не является фактическим оказанием услуг по защите, а также за участие в заседании суда кассационной инстанции, в котором адвокат не участвовал.

Оставшуюся сумму в размере – 1 026 772 рубля за оказание юридической помощи Р. суд уменьшил до 350 000 рублей, руководствуясь принципами разумности и соразмерности.

Принимая такое решение, суд, как усматривается из постановления, учел объем, сложность дела, количество дней фактического участия адвоката как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

Имеется пример из практики М-го городского суда – апелляционное постановление от 7 августа 2013 года (№ 10-7214\2013).

Согласно данному постановлению реабилитированный обратился в суд с ходатайством о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, который сложился из оплаты услуг адвокатов и специалистов, привлеченных стороной защиты, размер понесенных расходов составил около 34 млн. рублей.

Из содержания постановления следует, что размер оплаты документально подтвержден, и не доверять указанным документам оснований не было.

Вместе с тем ходатайство оправданного удовлетворено частично, в его пользу взыскано 2 млн. 266 тыс. рублей. Снижая размер требований реабилитированного, суд указал следующее.

В соответствии со статьей 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Согласно ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены УПК РФ, то применяются правила международного договора.

Согласно статье 41 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» при определении размера компенсации причиненного лицу имущественного ущерба применяется принцип справедливости этого возмещения.

Практика возмещения расходов, понесенных участником уголовного судопроизводства на оплату услуг адвоката (представителя), сложившаяся в том числе в Европейском суде по правам человека, исходит из должного понимания правил разумности, достаточности и справедливости. Данная практика ориентирована на то, что при безусловном сохранении и защите прав любого лица на возмещение понесенных им расходов, связанных с незаконным уголовным преследованием, суду необходимо учитывать, что подобное возмещение не должно являться явно несоразмерным тем усилиям, которые были предприняты в рамках оказания правовой помощи.

Оценив указанные усилия, с учетом всех обстоятельств расследования дела, исходя из принципа разумности и справедливости, суд удовлетворил ходатайство реабилитированного частично.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что практика определения пределов возмещения имущественного вреда реабилитированному неоднозначна  и  находится в стадии становления.

К сожалению, этот злободневный вопрос не получил разъяснений и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года N 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве». При этом во время обсуждения постановления Министерство финансов Российской Федерации призывало внести в него пункт о том, что компенсации за потраченные на адвокатов средства должны назначаться с учетом «принципов разумности и соразмерности, поскольку размер выплат иногда не соответствует общепринятым нормам и масштаб просто поражает», однако это предложение принято не было.

Представляется, что определение размера имущественного вреда, подлежащего возмещению реабилитированному гражданину, является все же категорией оценочной и эта оценка должна соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права.

При этом следует иметь в виду, что размер имущественного вреда не может быть снижен произвольно, и в случае принятия судом решения о частичном удовлетворении требований реабилитированного гражданина по тем основаниям, что они являются явно завышенными, соответствующие выводы суда должны быть основаны на материалах дела и должным образом мотивированны.

Например, К., оправданный приговором суда в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291 УК РФ, обратился в городской суд с заявлением о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования. В своем заявлении реабилитированный указал, что его защиту по уголовному делу осуществлял адвокат, стоимость услуг которого составила 4 500 000 рублей. Заявитель предъявил суду доказательства того, что денежные средства в указанном размере адвокату выплачены.

Суд удовлетворил заявление К. частично, взыскав в его пользу 500 000 рублей в счет возмещения расходов за услуги адвоката.  В своем решении суд указал, что находит оплаченную адвокату сумму за оказание юридической помощи чрезмерной, поскольку она не соответствует объему и сложности выполненной работы, количеству следственных и иных процессуальных действий и судебных заседаний, в которых адвокат принимал участие. Суд установил и указал в своем решении, что К. предъявлено обвинение в совершении одного преступления; объем уголовного дела при направлении дела в суд составил 3 тома, а с учетом судебного следствия – 4 тома; срок предварительного следствия составил 5 месяцев 30 суток, рассмотрение уголовного дела в суде длилось с сентября 2013 года по июнь 2014 года. При этом адвокат принимал участие в производстве процессуальных действий на стадии досудебного производства – семь дней, а в ходе судебного производства — в течение 14 дней.

С учетом ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации суд первой инстанции, сославшись на принцип свободы договора, предусмотренный ст. 421 ГК РФ, признал требуемую К. сумму материального вреда несоразмерной оказанным услугам и, учитывая принцип разумности, снизил ее размер до 500 000 рублей.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 26 декабря 2014 года указанное решение городского суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба представителя реабилитированного лица – без удовлетворения.  

Изучение практики работы судов Иркутской области показывает, что чаще всего реабилитированные обращаются с ходатайствами о возмещении расходов, связанных с оплатой труда адвокатов.

Верховный Суд Российской Федерации подчеркивает, что суммы, выплаченные адвокатам, подлежат возмещению независимо от того, сколько защитников впоследствии было у реабилитированного гражданина, поскольку закон не ограничивает число защитников у одного обвиняемого. Причем возмещению подлежит и та сумма, которая израсходована реабилитированным на оплату услуг адвоката  уже после вынесения оправдательного приговора, то есть в юридическом процессе восстановления прежнего положения невиновного.

Размер возмещения вреда за оказание юридической помощи определяется подтвержденными материалами дела и фактически понесенными расходами, непосредственно связанными с ее осуществлением.

Положениями части 1 статьи 50 УПК РФ предусматривается приглашение защитника как самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, так и иными лицами по поручению или с согласия подозреваемого или обвиняемого.

Зачастую соглашение с защитниками на оказание юридической помощи подозреваемым, обвиняемым, содержащимся под стражей, заключают их родственники и они же согласно платежным документам выплачивают адвокатам гонорар.

В этих ситуациях следует руководствоваться положениями п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК РФ, согласно которому возмещение реабилитированному имущественного вреда возможно только в случае, если расходы понесены им самим, а не другим лицом, которое за защитой своих имущественных прав может обратиться в суд  в  порядке гражданского судопроизводства.

Следует, однако, оговориться, что в случае предоставления реабилитированным доказательств того, что оплата услуг адвоката произведена иными лицами за счет его собственных средств, либо он впоследствии возместил этим лицам суммы, переданные им адвокату, то возмещение имущественного вреда самому реабилитированному не исключается.

Помимо возмещения расходов на оплату труда адвокатов реабилитированные граждане часто обращаются в суд с требованием о возмещении неполученного заработка.

При разрешении ходатайств такого рода суд также должен основываться на конкретных фактах и обстоятельствах, подтверждающих:

 во-первых —  факт причинения вреда,

 во-вторых — его размер,

 в-третьих — причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием и наступившими вредными последствиями.

Например, постановлением районного суда от 7 ноября 2013 года удовлетворены требования реабилитированного С. о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации неполученной заработной платы. В апелляционной жалобе представитель Министерства финансов Российской Федерации просил об отмене судебного решения, указывая, что С. уволен в период предварительного расследования по собственному желанию, а потому лишился заработка не в связи с незаконным уголовным преследованием.

Апелляционным постановлением от 13 января 2014 года постановление суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения. Суд второй инстанции согласился с выводом суда о том, что, хотя С. и уволен по собственному желанию, однако, такое желание он выразил, будучи задержанным по подозрению в совершении преступления и заключенным под стражу, а потому был лишен возможности выполнять обязанности по трудовому договору. При таких данных вывод суда о том, что факт увольнения С. из организации по соглашению сторон не свидетельствует об отсутствии причинно-следственной связи между невыплатой ему заработной платы и осуществлением в отношении него незаконного уголовного преследования, является правильным.

В том же случае, когда в ходе судебного разбирательства реабилитированный не представил доказательств того, что он лишился заработка в результате незаконного уголовного преследования, оснований для удовлетворения  его требований не имеется.

Например, реабилитированный  В. обратился в городской суд с заявлением о взыскании пособия по нетрудоспособности. Постановлением суда от 11 декабря 2012 года в удовлетворении требований В. отказано, поскольку перед арестом В. не работал и в центре занятости населения на учете не состоял, а потому нет оснований считать, что в результате незаконного уголовного преследования он лишился заработка либо пособия по нетрудоспособности.

Кассационным определением от 13 мая 2013 года постановление суда оставлено без изменения,  кассационная жалоба В. —  без удовлетворения.

Особую сложность доказательственная деятельность приобретает в тех случаях, когда привлеченный к уголовной ответственности гражданин осуществлял предпринимательскую или иную не запрещенную законом деятельность, специфика которой делает весьма затруднительным определение и документальное подтверждение причиненного ему вреда. Чрезвычайно сложно не только определить, подсчитать, суммировать и документально подтвердить размер всех понесенных гражданином убытков, то есть средств, которых он лишился в результате уголовного преследования, но и доказать, что эти потери стали прямым следствием незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В апелляционную инстанцию Иркутского областного суда решения по делам такой категории не поступали, поэтому привести пример их правильного разрешения не представляется возможным.

Следующая категория наиболее часто заявляемых требований реабилитированных граждан в практике работы судов области относится к пункту 5 части 1 статьи 135 УПК РФ, то есть к «иным» расходам.

К этому разделу можно привести следующие примеры.

Реабилитированный В. обратился в городской суд с требованием о возмещении имущественного вреда, в том числе расходов, понесенных его родственниками на передачу ему продуктов питания и носильных вещей в период его незаконного содержания под стражей; средств, затраченных им на копирование материалов уголовного дела; на почтовые отправления в различные судебные органы.

Постановлением суда от 11 декабря 2013 года в удовлетворении ходатайства В. судом отказано. При этом суд обоснованно сослался на отсутствие документальных доказательств, подтверждающих количество переданных ему продуктов питания, носильных вещей и их стоимость. Кроме того, согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых, обвиняемых в совершении преступлений», указанные лица обеспечиваются питанием, достаточным для поддержания здоровья и сил по нормам, определяемым Правительством Российской Федерации.

Данных о том, что эти требования закона при содержании под стражей В. не соблюдались, суду представлено не было.

Приобретение обвиняемым дополнительных продуктов питания, предметов первой необходимости, других промышленных товаров, а также получение передач, является его правом в соответствии с вышеназванным Законом. Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что, реализуя это право, обвиняемый несет расходы, которые по смыслу ст. 135 УПК РФ относятся к иным расходам, подлежащим возмещению в случае возникновения у обвиняемого права на реабилитацию.

К тому же приобретение предметов первой необходимости и продуктов относится к естественным постоянным потребностям человека, которые он удовлетворяет вне зависимости от привлечения к уголовной ответственности.

Также реабилитированный не представил доказательств понесенных расходов при копировании материалов уголовного дела. Вопреки доводам заявителя не свидетельствует об этом и наличие у него копий процессуальных документов, при отсутствии данных о том, что они были получены им на возмездной основе.

Суд первой инстанции обосновал и свое решение об отказе в удовлетворении требований о возмещении расходов, понесенных по отправке почтовых отправлений. Как видно из материалов судебного контроля, почтовые отправления направлялись через администрацию исправительного учреждения, где В. отбывал наказание по приговору суда. Почтовые отправления лиц, содержащихся под стражей, администрацией учреждений отправляются бесплатно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 13 мая 2013 года постановление суда оставлено без изменения,  кассационная жалоба  В. без удовлетворения.

Реабилитированный М. обратился в районный суд с заявлением о возмещении имущественного вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, указав, что в период расследования дела был лишен возможности трудоустройства  по специальности и не имел средств к существованию, для обеспечения потребностей своих двоих несовершеннолетних детей и совершеннолетнего ребенка, обучающегося в ВУЗе на коммерческой основе, а также бывшей супруги инвалида, вынужден был позаимствовать деньги в сумме 600 000 рублей у частных лиц под проценты. Долг не погашен, просил возместить его за счет средств Министерства финансов Российской Федерации.

Постановлением суда от 15 января 2014 года в удовлетворении ходатайства М. отказано.

Суд апелляционной инстанции постановлением от 4 марта 2014 года с решением суда согласился и отклонил доводы апелляционной жалобы реабилитированного, указав следующее.

Суд первой инстанции достоверно, в том числе из пояснений самого М., установил, что последний в период досудебного производства  по делу и судебного по нему разбирательства не был заключен под стражу и не лишался свободы передвижения и действий, вместе с тем не трудоустраивался.

Доводы заявителя о том, что он не мог трудоустроиться по специальности именно в связи с привлечением его к уголовной ответственности, поскольку ему в этом отказывали в различных учреждениях, суд первой инстанции обоснованно критически оценил, указав, что факты отказа в трудоустройстве М. в суд не обжаловались. Учел суд и то, что на учете в Центре занятости М. не состоял.

При данных обстоятельствах вывод суда о том, что в результате незаконного уголовного преследования право на труд М. нарушено не было и заработка в данной связи он не лишался, правомерен.

 Также правильным является вывод суда о том, что заявителем не представлено доказательств вынужденности заключения им договоров займа денежных средств у частных лиц фактом его незаконного уголовного преследования, невозможностью трудоустроиться для получения заработка  в целях обеспечения потребностей его и членов его семьи.

Правильную оценку суда получили и представленные прокурором копии судебных решений, согласно которым в период заключения договора займа в пользу М. взысканы значительные суммы денег в порядке реабилитации по другому уголовному делу, а также в порядке гражданского судопроизводства — в связи с нарушением трудовых прав реабилитированного.

При этом заявителем не представлено доказательств, что все полученные им суммы использованы на покрытие ранее понесенных расходов, связанных с другим уголовным делом, по которому он также был реабилитирован, и их было недостаточно для поддержания жизни его и членов семьи.

Возмещение морального вреда (ст. 136 УПК РФ)

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 136 УПК возмещение морального вреда состоит в том, что прокурор от имени государства приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный ему вред, а иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

В данной связи следует обратить внимание на постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17 апреля 2013 года № 328-П12 ПР.

К-им. краевым судом рассмотрено уголовное дело, по результатам которого И. оправдан в части предъявленного обвинения, за ним признано право на реабилитацию, и на заместителя Генерального прокурора по Сибирскому Федеральному округу возложена обязанность принести официальное извинение.

Изменяя в этой части постановление суда первой инстанции и кассационное определение уголовной коллегии, Президиум Верховного Суда Российской Федерации указал следующее.

Обязанность прокурора принести официальное извинение реабилитированному, исходя из положений ст.ст. 133, 134, 136 УПК РФ в их взаимосвязи, возникает  с  момента признания за лицом права на реабилитацию.

Согласно части 1 статьи 136 УПК РФ прокурор от имени государства приносит официальное извинение за причиненный ему вред.

Данная норма уголовно-процессуального закона, в отличие от других норм (ст.ст. 135, 136, 138 УПК РФ), не содержит предписаний о том, что суд при признании за осужденным права на реабилитацию должен одновременно с этим обязать прокурора принести извинения, поскольку такая обязанность возложена на прокурора законом.

В то же время при неисполнении прокурором возложенной на него ч. 1 ст. 136 УПК РФ обязанности по принесению извинения его бездействие по смыслу закона может быть обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Таким образом, требование реабилитированного о возложении на прокурора обязанности принести официальное извинение от имени государства не может быть рассмотрено в порядке ст. 399 УПК РФ.

В соответствии с положениями статей 135 и 138 УПК РФ требования реабилитированного о возмещении имущественного и морального вреда, за исключением компенсации морального вреда в денежном выражении, которые рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, восстановления в трудовых, жилищных и иных правах, разрешаются судом в порядке статьи 399 УПК РФ.

Для обеспечения режима благоприятствования реабилитации закон устанавливает альтернативную подсудность вопроса о возмещении имущественного вреда. В частности, такое требование может быть предъявлено реабилитированным:

1) в суд, постановивший приговор, вынесший постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования,

2) в суд по месту жительства реабилитированного,

3) в суд по месту нахождения органа, вынесшего постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования либо об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений.

Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то с требованием о возмещении вреда реабилитированный вправе обратиться в суд, постановивший приговор, либо с учетом положений части 2 статьи 396 УПК РФ в суд по месту своего жительства.

В случае разрешения вопроса о возмещении имущественного вреда, восстановлении трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав — судом по месту жительства реабилитированного, судом, вынесшим постановление, определение о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования, об отмене либо изменении незаконных или необоснованных решений, копия постановления суда должна быть направлена в суд, постановивший приговор, для приобщения к материалам уголовного дела.

К участию в делах по требованиям реабилитированных о возмещении имущественного вреда в качестве ответчика от имени казны Российской Федерации привлекается Министерство финансов Российской Федерации. Интересы Министерства финансов Российской Федерации в судах представляют по доверенности (с правом передоверия) управления Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

Требование реабилитированного о возмещении имущественного вреда должно быть рассмотрено судом не позднее одного месяца со дня его поступления (часть 4 статьи 135 УПК РФ). О месте и времени судебного заседания должны быть извещены реабилитированный, его представитель и законный представитель (при их наличии), прокурор, соответствующий финансовый орган, выступающий от имени казны Российской Федерации, и другие заинтересованные лица.

 Извещение указанных лиц допускается, в том числе посредством СМС-сообщения в случае их согласия на уведомление таким способом и при фиксации факта отправки, а также доставки СМС-извещения адресату. Факт согласия на получение СМС-извещения подтверждается распиской, в которой наряду с данными об участнике судопроизводства и его согласием на уведомление подобным способом указывается номер мобильного телефона, на который оно направляется.

Учитывая, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный, по сравнению с исковым порядком гражданского судопроизводства, режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда, при рассмотрении требований реабилитированных о возмещении такого вреда суд в случае недостаточности данных, представленных реабилитированным в обоснование своих требований, оказывает ему содействие в собирании дополнительных доказательств, необходимых для разрешения заявленных им требований, а при необходимости и принимает меры к их собиранию.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях