Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Обобщение судебной практики о разрешении вопросов о вещественных доказательствах
Новые статьи

Обобщение судебной практики о разрешении вопросов о вещественных доказательствах

Необходимость проведения настоящего обобщения вызвана актуальностью данной темы, так как вопрос о вещественных доказательствах подлежит разрешению по подавляющему большинству уголовных дел.

Целями данного обобщения явились проверка правильности применения судами области уголовно-процессуального закона при разрешении вопроса о вещественных доказательствах, дача рекомендаций по применению нормативных положений, регулирующих изучаемый вопрос, формирование единой судебной практики.

Из правовой регламентации понятия вещественных доказательств, предусмотренной ст. 81 УПК РФ, следует, что вещественные доказательства — это собранные в соответствии с требованиями УПК РФ предметы материального мира, обладающие свойствами, способными устанавливать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Следует особо отметить, что Федеральным законом от 31.12.2014 № 530-ФЗ внесены дополнения в статью 81 УПК РФ, а именно: к числу вещественных доказательств причислены оборудование и иные средства совершения преступления, а орудия преступления именуются как орудия совершения преступления. Как представляется, такое дополнение продиктовано повсеместным внедрением новых, в том числе информационных, технологий во все сферы жизни общества.

Как и «орудиям совершения преступления», так и вновь регламентированным законом таким понятиям, как «оборудование или иные средства совершения преступления», УПК РФ определения не дает.

Наука уголовного права в качестве орудий преступления (точнее – орудий совершения преступления – согласно терминологии в редакции Федерального закона от 31.12.2014 № 530-ФЗ) рассматривает любые предметы, непосредственно используемые в процессе посягательства для достижения преступного результата,  то есть при реализации действий, образующих объективную сторону преступления.

Как представляется, указанным критерием можно руководствоваться и при разрешении вопроса, является ли та или иная вещь оборудованием или средством совершения преступления. Такой вывод основывается на буквальном прочтении некоторых разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В частности, в пункте 11 постановления Пленума от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (статьи 253, 256 УК РФ)» в качестве примера оборудования, иных средств совершения преступления указаны эхолоты, навигаторы. В пункте 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» применительно как к орудиям, так и к оборудованию или иным средствам совершения преступления на примере транспортных средств использован критерий – «предметы, с помощью которых совершались незаконная охота или незаконная рубка лесных насаждений».

Для того, чтобы предмет материального мира приобрел статус вещественного доказательства, необходимы определенные процессуальные условия, которые включают в себя:

во-первых, процессуальное оформление факта обнаружения предмета — составление протокола осмотра места происшествия, протоколов обыска или выемки;

во-вторых, осмотр изъятого предмета — составление протокола осмотра предметов и документов;

в-третьих, приобщение к уголовному делу обнаруженного или представленного предмета в качестве вещественного доказательства — вынесение постановления о признании и приобщении предмета в качестве вещественного доказательства.

Лишь после соблюдения всех условий предмет приобретает статус вещественного доказательства.

Помимо этого должна быть обеспечена надлежащая сохранность вещественных доказательств. Доказательства хранятся при уголовном деле или в месте, указанном лицом, производящим дознание, следователем, судом, о чем в деле должны иметься соответствующие документы.

От групповой принадлежности вещественных доказательств зависит решение вопроса о том, как поступить с ними: передать в соответствующие учреждения, уничтожить, конфисковать, хранить при уголовном деле, передать законным владельцам.

Институт вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве охватывает значительное число норм, регулирующих и защищающих права граждан, юридических лиц, государства на имущество, признанное вещественным доказательством. К ним относятся не только «профильные» нормы уголовного и уголовно-процессуального законов, но и предписания конституционного характера, а также нормы гражданского законодательства, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам.

К числу таких актов следует отнести:

  1. Инструкцию от 18.10.1989 № 34/15 «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» (письмо Генеральной прокуратуры СССР от 12.02.1990 № 34/15, Верховного Суда СССР от 12.02.1990 № 01-16/7-90, МВД СССР от 15.03.1990 № 1/1002, Министерства юстиции СССР от 14.02.1990 № К-8-106, КГБ СССР от 14.03.1990 № 441/Б (с изменениями от 30.09.2011), инструкция введена в действие с 1 июля 1990 года, применяется в части, не противоречащей УПК РФ и иному законодательству Российской Федерации).
  2. «Положение о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено» (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 23.08.2012 № 848).
  3. «Положение о переработке или уничтожении изъятых из незаконного оборота  и об уничтожении конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации  от 22.05.2013 № 430).
  4. Постановление Правительства Российской Федерации от 18.06.1999 № 647 «О порядке дальнейшего использования или уничтожения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также инструментов и оборудования, которые были конфискованы или изъяты из незаконного оборота либо дальнейшее использование которых признано нецелесообразным».
  5. «Правила хранения, учета и передачи вещественных доказательств, относящихся к категории наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, сильнодействующих и ядовитых веществ, а также инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ» (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 12.04.2010 № 224).
  6. Постановление Правительства Российской Федерации от 07.03.2014 № 180  «Об утверждении перечня товаров легкой промышленности, изъятых из незаконного оборота или конфискованных при производстве по уголовным делам или делам об административных правонарушениях и подлежащих уничтожению, а также о порядке их уничтожения».
  7. Положение о паспорте гражданина Российской Федерации (утверждено постановлением Правительства Российской Федерации от 08.07.1997 № 828) в части того, что паспорт умершего гражданина сдается в органы, осуществляющие государственную регистрацию актов гражданского состояния на территории Российской Федерации, по месту государственной регистрации смерти для направления в территориальный орган Федеральной миграционной службы по месту государственной регистрации смерти гражданина на территории Российской Федерации (пункт 19).
  8. Постановление Правительства Российской Федерации от 29.05.2003 № 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства».

Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.05.2015 № 449 утверждены «Правила хранения, учета и передачи вещественных доказательств по уголовным делам».

Конституционным Судом Российской Федерации сформулированы правовые позиции относительно судьбы вещественных доказательств по уголовному делу, в частности, по проблемам их хранения (основные из них):

  1. Лишение собственника его имущества, признанного вещественным доказательством, без вступившего в законную силу приговора, которым решается вопрос об этом имуществе, — неконституционно (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.07.2008 № 9-П «По делу  о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева»).
  2. Временное изъятие имущества, представляющее собой процессуальную меру обеспечительного характера и не порождающее перехода права собственности на имущество к государству, не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод, в том числе как нарушение права собственности. При оценке судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца того или иного имущества должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.05.1997 № 8-П «По делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новгородского областного суда»).
  3. Часть 1 статьи 81 УПК РФ сама по себе не предполагает отсутствие у лиц, признанных свидетелями по уголовному делу, права ходатайствовать о возврате до вступления приговора в законную силу ранее изъятых у них предметов, признанных вещественными доказательствами, а также возможность немотивированного отказа в удовлетворении данного ходатайства, равно как и отказа в возмещении владельцу изъятых предметов, убытков, обусловленных временной невозможностью пользоваться этими предметами и их моральным устареванием (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16.12.2008 № 1036-О-П «По жалобе гражданина Байкова А.А. на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части четвертой статьи 56, частью первой статьи 81, пунктом 2 части второй статьи 82, статьями 119 и 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).По вопросу о вещественных доказательствах Верховным Судом Российской Федерации также сформулированы правовые позиции, изложенные в форме разъяснений Пленума Верховного Суда  Российской Федерации:
  1. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 № 19 «О конфискации орудий преступления, признанных вещественными доказательствами по делу» (постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.04.1992 № 8 разъяснено, что до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств). Разъяснено, что принадлежащие осужденному предметы, признанные вещественными доказательствами, могут быть конфискованы на основании п. 1 ст. 86 УПК РСФСР и соответствующих статей УПК других союзных республик лишь в случае умышленного использования их самим осужденным либо его соучастниками в качестве орудий преступления для достижения преступного результата.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.12.2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»: принадлежащее обвиняемому транспортное средство в соответствии со статьей 81 УПК РФ подлежит конфискации только в случаях, когда оно использовалось в качестве орудия умышленного преступления. При совершении преступления лицом, признанным виновным в содеянном по ст. 264 УК РФ, транспортное средство не может быть признано орудием преступления (пункт 30).
  3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (ст.ст. 253, 256 УК РФ)»: при конфискации судна (самоходного или несамоходного) суду необходимо выяснить, не является  ли оно для подсудимого основным законным источником средств к существованию (например, добыча водных биологических ресурсов для обеспечения жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока) (пункт 11).
  4. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.2011 № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»: с учетом положений п. 15 ст. 397 УПК РФ суды вправе в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ, разрешить вопросы, которые не затрагивают существо приговора и не влекут ухудшение положения осужденного, например, о вещественных доказательствах, если эти вопросы не решены судом в приговоре (пункт 22).
  5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»: не подлежат конфискации орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, если они являются для виновного основным законным источником средств к существованию (например, орудия добычи охотничьих ресурсов для обеспечения жизнедеятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации) (пункт 29).
  6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»: освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа. От передачи взятки или предмета коммерческого подкупа под воздействием вымогательства следует отличать не являющиеся преступлением действия лица, вынужденного передать деньги, ценности, иное имущество, предоставить имущественные права, оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (ст. 39 и ч. 2 ст. 40 УК РФ), когда отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц. В таком случае имущество, полученное должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, подлежит возврату их владельцу. Не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 291 либо ч.ч. 1 и 2 ст. 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого были заявлены требования о даче взятки или коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу (пункт 30).

Наряду с правилами, закрепляющими порядок и условия временного — лишь на период проведения предварительного расследования или судебного разбирательства по уголовному делу — хранения вещественных доказательств, приобщенных к уголовному делу, статья 82 УПК РФ содержит положения, позволяющие еще до завершения производства по делу окончательно определять судьбу вещественных доказательств.

Таким образом, определение судьбы вещественных доказательств возможно как в период осуществления предварительного расследования, так и в процессе рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора (п. 2 ч. 1 ст. 309 УПК РФ), а также определения или постановления о прекращении уголовного дела (п. 9 ч. 2 ст. 213 УПК РФ) должен быть решен вопрос  о вещественных доказательствах.

Рассмотрим предусмотренные частью 3 статьи 81 УПК РФ варианты разрешения судом судьбы вещественных доказательств при постановлении приговора.

Конфискация. 

Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации введена глава 15.1 «Конфискация имущества». Таким образом, в Уголовный кодекс вернулась конфискация имущества, но, во-первых, в другом качестве — не как уголовное наказание, а как иная мера уголовно-правового характера, а, во-вторых, эта конфискация включила в свое содержание ту конфискацию, которая ранее всегда была уголовно-процессуальной — конфискацию орудий преступления. Этот же федеральный закон внес изменения и в Уголовно-процессуальный кодекс. В частности, в нем изложен в новой редакции  п. 4  ч. 3 ст. 81 УПК РФ: «деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу» без упоминания, каким образом, и ссылки  на возможность обращения этого имущества в доход государства. Одновременно ч. 3 ст. 81 УПК РФ была дополнена еще одним пунктом: «4.1) деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах «а» — «в» части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей части». Конфискация одного из видов имущества – орудий, оборудования и иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому — содержится сразу и в уголовном, и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Представляется, что речь идет об одной и той же конфискации. При определении отраслевой принадлежности данного института следует исходить из материальной уголовно-правовой сущности  конфискации, и посредством данной меры уголовно-правового характера разрешается, в частности, вопрос о вещественных доказательствах.

Такое понимание полностью отвечает понятию конфискации, закрепленному статьей 1 Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (заключена в г. Страсбурге 8 ноября 1990 года, ратифицирована Федеральным законом от 28 мая 2001 N 62-ФЗ и вступила в силу для Российской Федерации 1 декабря 2001 года):  «конфискация» означает наказание или меру, назначенную судом в результате судопроизводства по уголовному делу или уголовным делам и состоящую в лишении имущества.

Конфискация имущества как уголовно-правовой институт ни в коем случае не противоречит данным положениям, а лишь расширяет возможности государства в качестве субъекта правоприменителя обеспечить выполнение задач, определенных в статье 2 УК РФ, не нарушая при этом основных прав и свобод граждан.

Исходя из того, что конфискации подлежат только орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие подсудимому, при решении данного вопроса обязательно установление их собственника. Принимая решение о конфискации имущества, суд должен подвергать проверке всю информацию об его происхождении. Иногда в правоприменительной практике отождествляется так называемая уголовно-правовая и сугубо процессуальная (специальная) конфискация.

Уничтожение или передача в соответствующие учреждения орудий преступления, принадлежащих обвиняемому, предметов, запрещенных к обращению. 

Судам при принятии решения об уничтожении вещественных доказательств в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 81 УПК РФ следует устанавливать, относятся ли эти вещи к орудиям преступления и связаны ли они с совершенным преступлением.

Согласно Инструкции от 18.10.1989 № 34/15 «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» к числу изъятых из свободного обращения относятся предметы, приобретаемые только по особым разрешениям, а также все иные предметы, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых запрещены законом.

При этом следует обратить особое внимание на то, что согласно данной инструкции считается, что предметы и документы запрещены к обращению, если у владельца отсутствует разрешение на их приобретение и хранение.

Данное понимание предметов, запрещенных к обращению, предусмотренное специальным нормативным регулированием, полностью согласуется с установленными Гражданским кодексом Российской Федерации правилами оборотоспособности.

Так, согласно ч. 2 ст. 129 ГК РФ в редакции Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ законом или в установленном законом порядке могут быть введены ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав, в частности, могут быть предусмотрены виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо совершение сделок с которыми допускается по специальному разрешению.

Данным законом исключено понятие «объекты гражданских прав, изъятые из оборота», выделяется особый правовой режим вещей с ограниченной оборотоспособностью.

Таким образом, под предметами, запрещенными к обращению, в целях применения уголовно-процессуальной нормы, предусмотренной п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, следует понимать как предметы, полностью изъятые из оборота (контрафактная продукция, фальсифицированные (поддельные) товары, имущество, незаконно перемещенное через таможенную границу, не прошедшее установленную регистрацию (например, лекарственные средства,  незаконно добытые драгоценные металлы и драгоценные камни, наркотические средства по Списку)), так и предметы, допускаемые к обороту у конкретных лиц по разрешению (оружие, животные, занесенные в Красную книгу) при условии отсутствия такого разрешения.

Например, как следует из приговора районного суда в отношении Х., суд, разрешая вопрос о судьбе признанного вещественным доказательством обреза из охотничьего ружья, принял решение об его уничтожении. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам  судебный акт изменен в части определения судьбы вещественного доказательства — указано об исключении положений об уничтожении вещественного доказательства, с определением передачи оружия в соответствующие органы внутренних дел (ГУВД ИО).

Такой подход суда апелляционной инстанции соответствует п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ (поскольку обрез ружья, то есть его незаконная переделка, запрещен к обращению вплоть до уголовной ответственности по ст. 223 УК РФ), ст. 28 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии», Инструкции от 18.10.1989 № 34/15 «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» с изменениями от 09.11.1999, согласно которым нарезное оружие, пули, гильзы и патроны, признанные вещественными доказательствами, после разрешения уголовного дела должны направляться в орган внутренних дел, поскольку именно этот орган исполнительной власти осуществляет контроль за оборотом оружия  (ст. 28 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ (в редакции Федерального закона «Об оружии» от 31.12.2014)).

Следует отметить, что Федеральный закон «Об оружии» содержит лишь общие положения, регулирующие правоотношения относительно его владения,  хранения, ношения  и тому подобное (например, аннулирование и изъятие лицензии на приобретение оружия и (или) разрешения на хранение или хранение и ношение оружия; изъятие оружия и патронов к нему; осуществление контроля за оборотом оружия). Непосредственно порядок изъятия, учета, хранения и передачи оружия, как вещественного доказательства по уголовным делам, определен Инструкцией от 18.10.1989 № 34/15 с изменениями от 09.11.1999. В параграфе 18 данной Инструкции, определяющем передачу оружия и прочего органам внутренних дел,  сказано только о нарезном оружии, пулях, гильзах и патронах, признанных вещественными доказательствами, и отсутствуют конкретные пояснения, как должна решаться судьба гладкоствольного и холодного оружия, признанного вещественными доказательствами по уголовному делу. Практика Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу неоднозначна. С одной стороны, со ссылкой на ст. 28 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» и параграф 18 Инструкции от 18.10.1989 № 34/15 считают, что и гладкоствольное, и холодное оружие, признанное вещественным доказательством по уголовному делу, после разрешения уголовного дела также должно направляться в орган внутренних дел, который, в свою очередь, в установленном законом порядке принимает решение об их уничтожении или реализации, либо использовании в надлежащем порядке. Есть и другая точка зрения: гладкоствольное и холодное оружие также может быть уничтожено, но в приговоре должны быть приведены мотивы принятого решения. Таким образом, практика возврата уполномоченному органу любого оружия не соответствует  буквальному прочтению норм параграфа 18 Инструкции, однако при ее широком толковании это допустимо и представляется правильным.

В практике районных (городских) судов Иркутской области возникал вопрос о судьбе вещественного доказательства – оружия, не принадлежащего подсудимому, без указания, какого именно оружия, что, как сказано выше, имеет существенное значение при решении вопроса о судьбе вещественного доказательства. В настоящем случае возможны несколько вариантов разрешения данного вопроса.

Так, в случае, если оружие принадлежало лицу, владевшему им, не имея на то разрешения (лицензии), то такое оружие, как относящееся к предметам, запрещенным к обращению, подлежит передаче органу внутренних дел или уничтожению; если оружие нарезное, оно в любом случае подлежит передаче уполномоченному органу – органу внутренних дел; если оно гладкоствольное или холодное, то в судебном решении должны быть приведены мотивы принятия того или иного решения (о передаче органу внутренних дел или уничтожении), однако во избежание проблем, которые могут возникнуть при его уничтожении, целесообразнее его также передавать уполномоченному органу.

В случае же, если оружие принадлежало лицу, являющемуся его законным владельцем на основании соответствующего разрешения, то оно подлежит возврату ему, так как в данном случае нет достаточных оснований относить его к предметам, запрещенным к обращению, исходя из вышеприведенного понятия запрещенного к обращению имущества и наличия у владельца разрешения. Противоположный подход представлял бы собой нарушение положений статьи 35 Конституции Российской Федерации, гарантирующей неприкосновенность и защиту права собственности, статьи 55 Конституции о возможности ограничения прав только федеральным законом.

Также в практике районных (городских) судов Иркутской области возникал следующий вопрос: имеет какое-либо юридическое значение при разрешении судьбы вещественного доказательства то обстоятельство, как оружие выбыло из законного владения — по вине его законного владельца (было ли им допущено нарушение правил хранения, ношения оружия) или нет?

Представляется правильным, что при постановлении приговора не имеет юридического значения обстоятельство, выбыло ли оружие у такого лица по его вине (если им допущено нарушение правил хранения, ношения оружия) или нет, так как в соответствии со статьями 26, 27 Федерального закона «Об оружии» аннулирование и изъятие лицензии на приобретение оружия и (или) разрешения на хранение или хранение и ношение оружия, изъятие оружия и патронов к нему проводится в административном порядке.

Другой вопрос судебной практики районных (городских) судов области: кому должны быть возвращены помеченные билеты банка России, используемые УФСКН при контрольных закупках наркотических средств? На данный вопрос законодатель также не дает однозначного ответа. Отсюда складывается и неоднозначная практика Верховного Суда Российской Федерации. В одном случае считается, что данный вопрос подлежит разрешению, исходя из того, что помеченные деньги не могут находиться в обороте и передаваться по принадлежности, поэтому судам следует обращать их в доход государства на основании п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Есть и другая точка зрения, что помеченные купюры могут быть возвращены законному владельцу, в частности, УФСКН, у которого данные денежные средства находятся во владении для использования в оперативно-розыскной деятельности. Представляется целесообразным возвращать данные денежные средства их законному владельцу, в частности, УФСКН, так как передача денежных средств следственно-оперативным органам не подразумевает их нахождение в обороте, поскольку данные средства используются названными органами с определенной – специальной целью. Кроме того, следует принять во внимание, что данные органы являются получателями средств из федерального бюджета, следовательно, государственная принадлежность таких денег при их передаче следственно-оперативным органам не утрачивается.

Аналогичный подход в отношении предмета взятки – денежных средств, используемых в оперативно-розыскных мероприятиях (с учетом разъяснений ниже по тексту относительно дачи взятки).

Уничтожение изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации.

За обобщаемый период судебных решений, основанных на применении данной нормы, не имелось.

Перечень товаров легкой промышленности, изъятых из незаконного оборота или конфискованных при производстве по уголовным делам или делам об административных правонарушениях и подлежащих уничтожению, а также о порядке их уничтожения, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 07.03.2014 № 180.

К таким товарам, в частности, причислены: пряжа, нити, ткани, постельное белье и прочие текстильные предметы домашней обстановки, брезент, паруса, парашюты, ковры, веревки, канатные изделия, одежда, мех и изделия из меха, обувь.

Товары легкой промышленности, включенные в данный Перечень, с приложением копии решения суда (постановления по делу об административном правонарушении) передаются Федеральному агентству по управлению государственным имуществом (его территориальным органам) для организации уничтожения. При этом товары легкой промышленности, изъятые из незаконного оборота при производстве по уголовным делам, подлежат уничтожению в порядке, установленном постановлением Правительства Российской Федерации от 23.08.2012 № 848 «О порядке реализации или уничтожения предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено».

Следует иметь в виду, что под товаром применительно к установленному перечню имущества понимается вещь, произведенная в целях реализации посредством купли-продажи в рамках товарооборота. Очевидно, данным признакам не отвечают те же текстильные предметы домашней обстановки, одежда, обувь, бывшие в употреблении фигурантов уголовного дела, иных лиц.

 

Уничтожение предметов, не представляющих ценности и не истребованных при наличии соответствующего ходатайства.

Если предмет, признанный вещественным доказательством, не имеет ценности, он подлежит уничтожению, но если какое-либо лицо или учреждение заинтересовано в получении этого предмета, это обстоятельство должно учитываться судом. Игнорирование мнения подсудимого относительно судьбы принадлежащих ему вещей, признанных вещественными доказательствами, может послужить причиной изменения приговора суда первой инстанции в этой части.

Деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возврату законному владельцу, остальные предметы также подлежат возвращению законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства.

Судьба вещественного доказательства, не являющегося ни орудием преступления, ни предметом, запрещенным к обращению или не имеющим ценности, а также деньгами, полученными преступным путем, либо документами, должна быть решена в соответствии с положениями п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, предусматривающими его передачу законному владельцу.

Законным владельцем, которому имущество, признанное вещественным доказательством, подлежит возвращению, является тот, в чьем владении, пользовании и (или) распоряжении данное имущество находилось правомерно и выбыло вследствие совершения преступления.

При определении законного владельца судам следует обращаться к нормам гражданского права. При этом необходимо учитывать, что понятие «законный владелец» шире, нежели понятие собственника вещи, то есть подлежат учету и другие титулы владения вещью, а не только право собственности.

Возвращение вещественного доказательства законному владельцу не зависит от того, какое процессуальное положение по данному делу он занимает.

В практике районных (городских) судов возникали  вопросы о судьбе вещественных доказательств, представляющих материальную ценность, при отсутствии сведений об их принадлежности:  отсутствие документов, подтверждающих право собственности на имущество или их непредставление, или собственник был известен, но скончался к моменту постановления приговора.

Отсутствие правоподтверждающих документов у фактического владельца особо распространено в случае признания вещественным доказательством транспортных средств. Здесь необходимо обратить внимание на то, что регистрация транспортных средств в органах ГИБДД не носит правообразующий характер, в данном случае ставится на учет транспортное средство, а не регистрируется право на него. Учитывая, что уголовно-процессуальным законом используется понятие «законный владелец», а не собственник, то в случае, если вещь, к примеру, автомобиль в результате преступления или изъятия в ходе доследственной проверки или расследования выбыл из фактического владения определенного лица, то ему и возвращается автомобиль. В данном случае решение о судьбе вещественного доказательства не может быть поставлено в зависимость от наличия регистрационных документов.

Применительно к ситуации, когда законный владелец, конкретно собственник, был известен, но скончался к моменту постановления приговора, нельзя утверждать, что собственник не установлен и имущество подлежит переходу в собственность государства. Напротив, он был установлен, поэтому в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации имущество умершего переходит к другим лицам в порядке наследования. Таким образом, под законным владельцем такого имущества подразумевается наследник умершего собственника. Полагаем, что суд не может игнорировать сложившуюся ситуацию и лишить права вступления в наследство лиц, круг которых суду неизвестен. Вещественное доказательство подлежит передаче законному владельцу — наследнику, и в приговоре допустима такая формулировка: «…по предоставлению правоустанавливающих документов», поскольку в случае отказа от наследства, отсутствия наследников имущество умершего считается выморочным, то есть имущество поступит в собственность государства, и вынесения в данном случае в порядке исполнения приговора соответствующего,  отдельного постановления суда не требуется.

Функции по принятию в установленном порядке выморочного имущества, которое в соответствии с законодательством Российской Федерации переходит в порядке наследования в собственность Российской Федерации,постановлением Правительства Российской Федерации от 05.06.2008 № 432 «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом» возложены на Росимущество.

В то же время функция, связанная с учетом, оценкой и реализацией имущества, перешедшего по праву наследования к государству, Указом Президента Российской Федерации «О Государственной налоговой службе Российской Федерации» от 31.12.1991 № 340 и Положением «О порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов», утвержденным Постановлением Совета  Министров СССР от 29.06.1984 № 683, закреплена за налоговыми органами.

Документом, подтверждающим право государства на наследство, согласно Инструкции Минфина СССР от 19.12.1984 № 185 является свидетельство о праве государства на наследство, выдаваемое нотариальным органом соответствующему налоговому органу не ранее истечения 6 месяцев со дня открытия наследства.

Расходы по хранению такого имущества относятся к иным процессуальным издержкам и подлежат возмещению из средств федерального бюджета. Правовых оснований для взыскания таких расходов на иных лиц не имеется. Статьей 132 УПК РФ предусмотрено возмещение процессуальных издержек с осужденных; стороной договора хранения они не выступают; при отсутствии недобросовестности с их стороны такие расходы не могут быть взысканы как неосновательное обогащение.

Часто возникает вопрос о том, как следует поступать с денежными средствами, возвращенными приговором суда законному владельцу, который от их получения уклоняется или отказывается (например, небольшая сумма).

В соответствии с параграфами 66, 67 Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18.10.1989 № 34/15 вещественные доказательства и иное имущество, подлежащее возвращению владельцам, выдаются им в натуре под расписку, которая подшивается в уголовное дело и нумеруется очередным его листом. О возможности получения заинтересованными лицами изъятых у них предметов и ценностей им сообщается письменно, копия уведомления подшивается в уголовное дело. В расписке получатель указывает данные своего паспорта или иного удостоверяющего его личность документа, место проживания. В случае невозможности личной явки владельца предметов и ценностей они могут быть получены по его доверенности другим лицом, расписка которого также приобщается к делу. Если владельцем является предприятие, учреждение, организация, предметы и ценности передаются их представителям при наличии доверенности, удостоверяющего их личность документа и под расписку. Изъятые ценности (деньги) владелец может получить под расписку в течение шести месяцев со дня его уведомления о прекращении дела. По истечении этого срока суммы, вырученные от реализации ценностей, зачисляются в доход бюджета.

Данные положения Инструкции в полной мере согласуются с требованиями действующего гражданского законодательства. Так, статьей 235 ГК РФ предусмотрено прекращение права при отказе собственника от права собственности. Истечение столь длительного срока явно свидетельствует об отказе от права.

В практике районных (городских) судов Иркутской области возникал вопрос о механизме возврата денежных средств, не являющихся конвертируемой валютой, обращение в доход государства которых якобы невозможно, при условии отсутствия потерпевшего, его близких родственников, в отношении которого было совершено преступление корыстной направленности (без уточнения, что это за валюта).

В настоящем случае следует руководствоваться положением о том, что при неустановлении законных владельцев денежные средства подлежат переходу в собственность государства.

Конвертируемая и неконвертируемая валюта — это классификация, связанная с юридической и фактической способностью валюты подлежать обмену на другие валюты. В итоге, так или иначе, конвертируемыми являются любые валюты, даже замкнутые, используемые только внутри страны, то есть каждая валюта имеет свой рублевый эквивалент, исчисляемый по курсу, установленному Центральным банком Российской Федерации.

Подпункт «д» пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 29.05.2003 № 311 «О порядке учета, оценки и распоряжения имуществом, обращенным в собственность государства» (далее — постановление Правительства № 311) предусматривает, что денежные средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах Российской Федерации, иностранных государств и международных денежных единицах, денежные знаки в виде банкнот и монет Банка России, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории Российской Федерации, средства от продажи денежных знаков в виде банкнот, казначейских билетов, монет, находящихся в обращении и являющихся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки, в установленном Министерством финансов Российской Федерации порядке подлежат зачислению в валюте Российской Федерации на счета, открытые соответствующим территориальным органам Федерального казначейства, предназначенные для учета поступлений и их распределения между бюджетами бюджетной системы Российской Федерации в соответствии с бюджетным законодательством Российской Федерации. Таким образом, проблема невозможности обращения в доход государства замкнутой иностранной валюты лежит в плоскости отсутствия механизма конвертации валюты при нежелании кредитных организаций принимать в этом участие. Ввиду постановки такой проблемы Министерство финансов Российской Федерации в своем письме от 20.01.2015 № 02-08-06/1310 полагает возможным проведение операций конвертации денежных средств в иностранной валюте в валюту Российской Федерации с последующим перечислением указанных средств в доход государства на счетах для проведения указанных операций, которые открыты в настоящее время МВД России и (или) отдельным подразделениям МВД России. Судам же при постановлении приговора, иного решения вторгаться в вопросы исполнимости не следует.

Дополнительно о деньгах как предмете взятки. Согласно позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 09.07.2013 № 24, освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

От передачи взятки или предмета коммерческого подкупа под воздействием вымогательства следует отличать не являющиеся преступлением действия лица, вынужденного передать деньги, ценности, иное имущество, предоставить имущественные права, оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (статья 39 и часть 2 статьи 40 УК РФ), когда  отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц. В таком случае имущество, полученное должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, подлежит возврату его владельцу. Не образуют состава преступления, предусмотренного статьей 291 либо частями 1 и 2 статьи 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого заявлены требования о даче взятки или коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу (пункт 30).

Из анализа представленной позиции следует, что определяющим в данном вопросе является наличие либо отсутствие в действиях взяткодателя состава преступления. Случай, когда взяткодатель освобождается от уголовной ответственности ввиду невменяемости и ему назначается принудительная мера медицинского характера, представляет собой ситуацию отсутствия необходимых элементов состава преступления, — субъекта, субъективной стороны (а именно —  вины), следовательно,  оснований для принятия решения о конфискации денежных средств такого взяткодателя не имеется, так как указанные денежные средства не подлежат конфискации ни в силу п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, ни в силу п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, то есть в отсутствие соответствующего процессуального статуса лица – обвиняемый и требуемого судебного решения – обвинительного приговора. Исходя из этого, следует отметить, что денежные средства подлежат возврату их законному владельцу, в том числе невменяемому лицу (взяткодателю) или его законному представителю.

Документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству.

Важно учитывать, являются ли данные документы подлинными или поддельными, может ли их владелец воспользоваться их копиями, или ему непременно нужны подлинники, способна ли передача подлинника документа заинтересованному лицу отрицательно сказаться на интересах правосудия.

При применении п. 5 ч. 3 ст. 81 УПК РФ не следует забывать и нормы ст. 84 УПК РФ.

Следует отметить, что документы как доказательства регламентированы Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации как отдельный вид доказательства (ст. 84 УПК РФ), но вещественными доказательствами признаются документы, обладающие признаками, указанными в ч. 1 ст. 81 УПК РФ. Таким образом, медицинская документация, договоры и прочие документы, их копии могут быть признаны вещественными доказательствами, если доказательственное значение имеет их овеществленная форма, признаки документа как материального предмета (при должностном подлоге, фальсификации документов).

В соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК РФ споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

В этом случае обеспечивается равноправие сторон, истцу и ответчику создаются равные условия, предоставляется реальная возможность обосновывать исковые требования и возражать по поводу этих требований, давать объяснения и представлять документальные материалы.

Согласно ч. 4 ст. 81 УПК РФ изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты с учетом требований ст. 61 УПК РФ.

При постановлении приговора (иного итогового судебного решения) не следует вторгаться в разрешение вопроса о вещественных доказательствах, если он уже был разрешен иным уполномоченным на то лицом на соответствующей стадии уголовного процесса. При постановлении приговора вопрос о судьбе вещественных доказательств, в частности, незаконно заготовленной древесины, разрешается строго в соответствии с положениями ч. 3 ст. 81 УПК РФ, а нормы ст. 82 УПК РФ применению не подлежат, следовательно, принять решение о реализации такого имущества, более того, определять порядок его реализации в приговоре (постановлении о прекращении производства по делу) нельзя.

В окончательном судебном решении по делу указывается только наименование уполномоченного органа, которому передается имущество, последующие его действия в отношении имущества, в том числе реализация, производятся в установленном законом порядке. Недопустимо вторгаться в вопрос исполнения судебного решения и определять порядок реализации такого имущества.

В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 23.08.2012 № 848 «О порядке реализации или уничтожения предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено»,  пунктом 4.1.10. Положения о территориальном органе Федерального агентства по управлению государственным имуществом, утвержденного приказом Минэкономразвития России от 01.11.2008 № 374, названный орган осуществляет реализацию предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено (за исключением вещественных доказательств, для которых законодательством Российской Федерации установлены особые правила обращения), а также реализацию конфискованного, движимого бесхозяйного, изъятого и иного имущества, обращенного в собственность государства в соответствии с законодательством Российской Федерации (за исключением недвижимого имущества); переработку такого имущества, а в случае невозможности его реализации в силу утраты потребительских свойств — его уничтожение (указанные полномочия не распространяются на отношения, связанные с этиловым спиртом, алкогольной и спиртосодержащей продукцией). Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (его территориальный орган) представляет в уполномоченный орган отчет о реализации вещественных доказательств; отчет и копию акта об уничтожении вещественных доказательств.

Этим же постановлением Правительства Российской Федерации утверждено Положение о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено.

В практике районных (городских) судов Иркутской области возникал вопрос о том, может ли быть принято решение об уничтожении вещественного доказательства – имущества, в отношении которого принято решение об обращении в доход государства, но оно в течение 3 лет не было реализовано. Полагаем, что вторгаться в разрешение вопроса о вещественном доказательстве, который уже был ранее разрешен, не следует. Кроме того, действующим законом  не предусмотрено изменение способа разрешения судьбы вещественного доказательства отдельным судебным актом: в случае невозможности реализации имущества в силу утраты потребительских свойств, оно согласно представленным Федеральному агентству по управлению государственным имуществом полномочиям подлежит уничтожению. Такой подход не противоречит позиции Конституционного Суда Российской Федерации о запрете административного изъятия имущества из владения, так как имеется решение суда о его реализации, то есть такое имущество, во всяком случае, утрачивается  для его первоначального владельца.

В дополнение к вышеизложенному рассмотрим вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу применительно к незаконной рубке лесных насаждений.

При расследовании уголовных дел, возбужденных по ст. 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений), следователь (дознаватель) изымает и приобщает в качестве вещественных доказательств древесину, грузовики и иную лесозаготовительную технику, в том числе крупногабаритную, находящуюся вдали от населенных пунктов, лесничеств.

Древесина, признанная вещественным доказательством ввиду ее нелегальной заготовки, подлежит реализации на стадии предварительного расследования Федеральным агентством по управлению государственным имуществом на основании вышеприведенных нормативно-правовых актов. При постановлении приговора, прекращении дела вопрос о судьбе такого вещественного доказательства фактически не встает. Если же древесина, являющаяся государственной собственностью,  сохранена до указанного момента, ее следует вернуть законному владельцу – государству на основании п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Состав преступления, предусмотренный ст. 260 УК РФ, в перечень составов преступлений, указанных  в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, не входит.

В случае, если лесозаготовительная техника принадлежит лицу,  непричастному к совершению преступления, последняя на стадии предварительного расследования подлежит возвращению законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания (п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК РФ).

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 31.12.2014 № 530-ФЗ, лесозаготовительная техника, являющаяся орудием, оборудованием и иным средством совершения преступления, принадлежащая обвиняемому, подлежит конфискации, либо передается в соответствующие учреждения, либо уничтожается.

В соответствии с п. 6  ч. 3 ст. 81 УПК РФ лесозаготовительная техника, являющаяся орудием, оборудованием и иными средствами совершения преступления, если законный владелец не установлен, подлежит обращению в доход государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях