fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Образец апелляционной жалобы на приговор районного суда

В судебную коллегию по уголовным делам

Самарского областного суда     

Адрес: 443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

(846) 333-59-13, oblsud@e-sam.ru

от адвоката Антонова А.П., имеющего рег. № 63/2099 в реестре адвокатов

Самарской области, осуществляющего деятельность в АБ «Антонов и партнеры»

по адресу: 443080, г. Самара, пр. Карла Маркса, д. 192, оф. 619,

тел. +7-987-928-31-80, адрес эл.почты: 2717371@gmail.com

в защиту интересов ФИО1,

осужденного по ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ

Апелляционная жалоба

Приговором Советского районного суда г. Самара от 05.08.2020 ФИО1 был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.159, ч.2 ст.159, ч.4 ст.159 УК РФ, и ему было назначено наказание: по ч.3 ст.159 УК РФ (потерпевший ООО «НАЗВАНИЕ1») в виде 1 (одного) года 6 (шести) месяцев лишения свободы; по ч.2 ст.159 УК РФ (потерпевший ООО «НАЗВАНИЕ2») в виде 1 (одного) года 2 (двух) месяцев лишения свободы; по ч.4 ст.159 УК РФ (потерпевший АО «НАЗВАНИЕ3») в виде 2 (двух) лет лишения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, ФИО1 окончательно назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Данный приговор является незаконным и не отвечает требованию справедливости, в связи с чем прошу его изменить, по следующим основаниям.

  1. ФИО1 возможно назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ (условное осуждение)

При вынесении приговора Советский районный суд г. Самары пришел к выводу, что с учетом обстоятельств совершенного преступления, личности подсудимых, невозможно их исправление без изоляции от общества, в связи с чем при назначении наказания не может быть применена ст.73 УК РФ, так как условная мера наказания не будет способствовать достижению целей, указанных в ст.43 УК РФ.

Данный вывод суда в отношении ФИО1 не соответствует действительности и не учитывает законных интересов потерпевших по уголовному делу.

ФИО1 добровольно возмещает всем потерпевшим вред, причиненный преступлением.

Так, в настоящее время им заключено с потерпевшим ООО «НАЗВАНИЕ1» мировое соглашение. В соответствии с условиями заключенного мирового соглашения ФИО1 были произведены два платежа в июне и июле 2020 года по 20 000 рублей, то есть в общей сумме 40 000 рублей, ООО «НАЗВАНИЕ1» никаких претензий к нему в настоящее время не имеет.

25.06.2020 и 23.07.2020 года ФИО1 частично оплатил сумму причиненного ущерба ООО «НАЗВАНИЕ2» в размере 68 500 рублей, эту сумму он смог накопить за время следствия и суда.

Советский районный суд г. Самары в приговоре указал, что арест, наложенный на денежные средства, изъятые у ФИО1, в сумме 134 000 рублей сохранить до обращения взыскания для погашения задолженности по гражданскому иску. То есть остаток суммы ущерба, нанесенного ООО «НАЗВАНИЕ2», уже находится в суде и будет выплачен потерпевшему после вступления приговора в законную силу.

27.07.2020 ФИО1 добровольно выплатил АО “НАЗВАНИЕ3” в счет частичного возмещения ущерба, причиненного преступлением, денежные средства в сумме 200 000 рублей, и намерен дальше также ежемесячно погашать причиненный преступлением ущерб до его полного погашения.

Представители АО “НАЗВАНИЕ3” и ООО “НАЗВАНИЕ1” в судебном заседании ходатайствовали о снисхождении к ФИО1, так как на данный момент ФИО1 является единственным, кто возмещает потерпевшим вред, причиненный преступлением. Ежемесячная общая сумма возмещения является значительной, поэтому при назначении ФИО1 реального лишения у него не будет возможности производить платежи в том же размере, что в настоящий момент.

ФИО1 на момент вынесения судом приговора работал в УФСИН ОСБ №9 врачом анестезиологом-реаниматологом, в ГБУЗ СО ПО №НОМЕР1 врачом-рентгенологом, и возмещение вреда производилось и может в дальнейшем производиться из его заработной платы. Осуждение ФИО1 условно позволит ему и дальше возмещать вред, причиненный преступлением.

Согласно ч.1 ст.6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, равно как и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Таким образом, Приговором Советского районного суда г. Самара от 05.08.2020 является несправедливым и не учитывает, в том числе, права потерпевших.

Согласно ч.2 ст.43 УК РФ, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Согласно ч.ч.1,2 ст.73 УК РФ, если, назначив лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. При назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства. 

Однако при назначении ФИО1 наказания судом не были в должной мере учтены все смягчающие обстоятельства

У ФИО1 имеются смягчающие обстоятельств, предусмотренные  п. «г» ч. 1 ст. 61  УК РФ (наличие малолетнего ребенка — дочери 2011  года рождения), а также иные обстоятельства, смягчающие наказание ФИО1

Согласно ч. 2 ст. 61 УК РФ, при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой статьи.

Аналогичная норма содержится в абз. 2 п. 28 ППВС РФ:  «В соответствии с частью 2 статьи 61 УК РФ перечень обстоятельств, смягчающих наказание, не является исчерпывающим».

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание ФИО1, на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ, должны быть учтены следующие обстоятельства: признание им вины; наличие явки с повинной; ФИО1 на учетах у психолога и нарколога не состоит; преступление совершено им впервые; наличие множества грамот и поощрений; деятельное раскаяние, частичное возмещение вреда, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, дача им подробных показания об обстоятельствах совершения преступлений, о деятельности и роли иных участников. 

Необходимо также учитывать разъяснения ППВС РФ №58, в соответствии с абз. 3 п. 27 которого при назначении наказания судам наряду с характером и степенью общественной опасности преступления, данными о личности виновного, обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, также надлежит учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Супруга ФИО1 официально трудоустроена в ФКУЗ УФСИН России по Самарской области МСЧ НОМЕР2, на должности анестезиолог- реаниматолог, более никакого официального заработка не имеет.

У дочери имеется заболевание — бронхит с аллергическим компонентом (недиагностированная астма).   

Мама ФИО1 — пенсионер, имеет проблемы со здоровьем: гипертоническая болезнь 2 степени тяжести, хронический гастрит, хронический панкреатит, эрозия желудка. 

Папа ФИО1 — пенсионер, имеет проблемы со здоровьем: гипертоническая болезнь 2 степени тяжести, хронический гастрит, хронический панкреатит, ДОА (деформирующий остеоартроз обоих коленных суставов 3-4 степени).

Бабушка ФИО1 — пенсионер, имеет проблемы со здоровьем: инвалид 2 группы бессрочно по заболеванию сердечно-сосудистой системы с 2013 года, гипертоническая болезнь 2 степени тяжести, хронический гастрит, хронический панкреатит, ДОА (деформирующий остеоартроз обоих коленных суставов 3-4 степени).

Дедушка ФИО1 — пенсионер, имеет проблемы со здоровьем: инвалид 2 группы бессрочно по заболеванию сердечно-сосудистой системы с 2003 года, множественные операции на сердце, атеросклероз сосудов и нижних конечностей.

С учетом изложенных выше обстоятельств, сторона защиты считает возможным исправление ФИО1 без реального лишения свободы и назначение ему наказания с применением ст. 73 УК РФ (условно)

2. Непричастность ФИО1 к совершению преступления по ч.4 ст.159 УК РФ (потерпевший — АО «НАЗВАНИЕ3»)

Советский районный суд г. Самары в своем приговоре указал следующее: “Вопреки доводам подсудимого ФИО1 выполнение им своей роли, описанной в обвинении, нашло свое объективное подтверждение, поскольку установлено, что именно он подыскал организацию ООО «НАЗВАНИЕ4», что подтверждается показаниями подсудимого ФИО1, показаниями подсудимого ФИО2 и свидетелей ФИО3, ФИО4, ФИО5, а в последующем организовал отгрузку электротехнической продукции со склада компании АО «НАЗВАНИЕ3», что подтверждается показаниями подсудимого ФИО6, показаниями ФИО2, данными в ходе очной ставки с ФИО6, которые суд признает в этой части достоверными, показаниями ФИО1, ФИО2, в части, из которой следует, что ФИО1 был осведомлен о проводимой сделке с АО «НАЗВАНИЕ3», находился возле офиса компании АО «НАЗВАНИЕ3», инструктировал ФИО2, предоставил ФИО6 реквизиты ООО «НАЗВАНИЕ4», а также печать организации и учредительные документы, которые хранились на протяжении всего времени у него. Данные обстоятельства так же опровергают показания подсудимого ФИО1, согласно которым он и ФИО2 были введены в заблуждение подсудимым ФИО6 относительно его истинных намерений, а свидетельствуют о наличии между подсудимыми предварительного сговора на совершение преступления”.

Данный вывод не соответствует обстоятельствам уголовного дела.

В ходе судебного следствия ФИО1 пояснил, что в начале июля 2017 года, его хороший на тот момент знакомый, ФИО6 попросил реквизиты компании ООО «НАЗВАНИЕ4» для того, чтобы заключить договор с АО «НАЗВАНИЕ3» на покупку электротоваров, на сумму, не превышающую 300 000 рублей. Так как у ФИО6 не было фирмы, от лица которой он мог совершить сделку, ФИО1 согласился помочь ФИО6 и предоставил ему реквизиты компании ООО «НАЗВАНИЕ4». Со слов ФИО6, ФИО1 было известно о том, что он хочет заключить договор, забрать товар с рассрочкой платежа, перепродать указанный товар иным лицам, тем самым получить прибыль с продажи, а денежные средства, которые необходимы для расчета с АО «НАЗВАНИЕ3» должны будут поступить на расчетный счет компании ООО «НАЗВАНИЕ4», которые ФИО1 в свою очередь должен будет перевести на расчетный счет АО «НАЗВАНИЕ3». ФИО1 был уверен в добропорядочности ФИО6, поэтому у него не возникло мысли о том, что условия заключенного договора с АО «НАЗВАНИЕ3» могут быть не исполнены. Тем более сумма закупки до 300 000 рублей была не критичной для компании ФИО1

В конце июля 2017 года, по предварительной договоренности с ФИО6 ФИО1 приехал к офису АО «НАЗВАНИЕ3», расположенному по адресу АДРЕС1. Около указанного офиса ФИО1 познакомил ФИО6 с ФИО2, сказал ФИО2, что ФИО6 можно доверять, так как сам доверял ФИО6, после чего ФИО6 и ФИО2 направились в офис компании АО «НАЗВАНИЕ3», либо для обсуждения условий заключения договора либо для заключения самого договора. ФИО1 это было не известно, он уехал по своим делам, что происходило в офисе компании ему было не известно. 

Через некоторое время ФИО1 начал интересоваться, когда будут выполнены условия договора с АО «НАЗВАНИЕ3», поскольку расчет за товар должен был проходить через ООО «НАЗВАНИЕ4». 

ФИО6 ничего по данному поводу однозначного пояснить не смог. Впоследствии от ФИО2 ФИО1 стало известно о том, что к нему домой приходили сотрудники  АО «НАЗВАНИЕ3» с требованием погасить долг, тогда ФИО1 понял, что ФИО6 через ООО «НАЗВАНИЕ4» совершил мошеннические действия. Сам ФИО1 с АО «НАЗВАНИЕ3» переговоры не вел, договора не заключал, денежных средств от ФИО6 за заключение указанной сделки не получал. 

О том, что мошеннические действия в отношении АО «НАЗВАНИЕ3» совершены именно ФИО6 и ФИО2, свидетельствуют результаты почерковедческой экспертизы, из которой следует, что ФИО1 товар фактически не получал, а получал его именно ФИО6, расписываясь вместо ФИО2

Как ФИО6 и ФИО2 впоследствии распорядились указанным товаром ФИО1 неизвестно, но он был уверен, что ФИО6 впоследствии рассчитается с АО «НАЗВАНИЕ3» за полученный на имя ООО «НАЗВАНИЕ4» товар. 

Вину в совершении мошенничества в отношении  АО «НАЗВАНИЕ3»  ФИО1 признал частично, несмотря на то, что никакого участия в данной сделке он не принимал, предполагал что сделка будет полностью законной и ФИО6 рассчитается за полученный в АО «НАЗВАНИЕ3» товар.

Никто из допрошенных сотрудников АО «НАЗВАНИЕ3» никогда ФИО1 не видел, с ним не вел никаких переговоров по поставке товара. Доказательств того, что ФИО1 получал данный товар и кому-либо его продавал, также не имеется.

Фактически ФИО6 воспользовался доверием ФИО1 и подставил его и ФИО2

Показания ФИО1 в части непричастности к совершению преступления в отношении АО «НАЗВАНИЕ3» последовательны на всем протяжении следствия и суда.

Так, согласно протокола допроса свидетеля ФИО1 от 29.05.2018 г., на вопрос следователя о том, совершал ли ФИО1 сделки от имени ООО «НАЗВАНИЕ4» с организацией АО «НАЗВАНИЕ3», последний пояснил, что о заключенном договоре ничего не знает и пояснить по этому факту ничего не может (т.2 л.д.212-214).

Его показания в этой части подтверждаются и иными фактическим обстоятельствами по данному уголовному делу, которые были установлены в ходе расследования уголовного дела.

Так, согласно содержания заявления о преступлении от АО «НАЗВАНИЕ3» от 12.12.2017 г., к ФИО7, ранее возглавлявшему обособленное подразделение АО «НАЗВАНИЕ3» в г. Самара, обратился его подчиненный по продажам ФИО11 с предложением заключить договор с неизвестной компанией ООО «НАЗВАНИЕ4», на что ФИО7 выразил свое согласие. Как следует из данного заявления, переговоры от ООО «НАЗВАНИЕ4» вел ранее неизвестный ФИО6 Договора на поставку подписывал ФИО2, который являлся генеральным директором ООО «НАЗВАНИЕ4» (т.2 л.д.223-224).

Аналогичные сведения следуют и из показаний Апасовой О.А., которая в ходе опросов от 14.12.2017 г., а в последующем и в ходе допроса от 12.07.2018 г. показала, что по заключенному между АО «НАЗВАНИЕ3» и ООО «НАЗВАНИЕ4» договору поставки № 163 с отсрочкой платежа за поручительством ФИО2, на общую сумму 1 603 432,56 рублей, АО «НАЗВАНИЕ3» поставило ООО «НАЗВАНИЕ4» продукцию.

При отгрузке товара, в обоих случаях, присутствовали ФИО6 и ФИО2, который является директором ООО «НАЗВАНИЕ4».

Весь товар был вывезен транспортом, предоставленным данными лицами, т.е. ФИО6 и ФИО2

После того, как оплата товара не происходила, тоФИО8 и ФИО9 выехали по месту жительства ФИО2, где в ходе беседы ФИО2 сообщил им, что он являлся номинальным директором, а фактически дела организации вел его друг – ИМЯ1, который якобы его подставил. ФИО1 ей не знаком и в рамках указанной сделки он никак не фигурировал (т.2 л.д.225-226) (т.4 л.д.25-26) (т.4 л.д.46-48).

Данные показания ФИО8 подтвердила в судебном заседании 03.06.2020 г., пояснив, что ФИО1 ей не знаком, о ФИО1 она от ФИО2 ничего не слышала, слышала только о ФИО6, подтвердив показания, данные на стадии следствия.

Показания ФИО8 подтвердил и ФИО9, который в рамках опроса 06.02.2018 г., а в последующем и в ходе допроса на следствии от 14.09.2018 г., а также в ходе судебного допроса 03.06.2020 г. неоднократно пояснял, что все вопросы по сделке и последующей отгрузке производились с ФИО2 и при участии ФИО6 При этом никакой ФИО1 ему неизвестен (т.4 л.д.23-24) (т.4 л.д.72-75) (т.5 л.д.39-41).

В ходе судебного заседания 03.06.2020 г. ФИО9 пояснил, что знаком с ФИО2 и ФИО6 Данные молодые люди летом 2017 года обратились в компанию с просьбой предоставить товар с рассрочкой. С ними работал менеджер ФИО10. Сообщили легенду о неком жилом комплексе, куда требуется поставка товара. Был оформлен договор отсрочки, который подписал ФИО2, они заказали товар и им отгрузили товар. Проверку организации проводил ФИО7. Сроки оплаты по договору — 30 дней с даты отгрузки. Должны были поставить электротовары. Оплата должна была поступить по безналу. Отгрузок было две. От ООО «НАЗВАНИЕ4» за товаром приезжали оба. После наступления срока оплаты связывался с ФИО6, который представлялся снабженцем, выбирал товары. ФИО6 пояснил, что является наемным работником, его обманули, и никто оплачивать ничего не будет. От компании ООО “НАЗВАНИЕ4” приезжали и ФИО2, и ФИО6 ФИО2 подписывал накладные, ФИО6 его сопровождал. Разыскали ФИО2, который пояснил, что его обманули. 

Ни ФИО1, ни его фамилия ФИО9 не известны, никогда их не слышал.

Аналогичные сведения о том, что все переговоры по данной сделке велись с ФИО6, следуют и из письма ФИО7, директора АО «НАЗВАНИЕ3». А также из показаний, данных ФИО7 в ходе его допроса, согласно которым он показал, что всю сделку и переговоры сопровождал ФИО6 ФИО1 ему не известен (т.2 л.д.244-245) (т.4 л.д.90-93).

Эти же показания ФИО7 сообщил суду в ходе судебного заседания 03.06.2020 года. Он пояснил, что знает ФИО6 К нему обратился менеджер ФИО11 с вопросом заключения договора с компанией «НАЗВАНИЕ4». Состоялась встреча ФИО7 с ФИО6, где обсуждали вопросы сотрудничества. Затем встречались уже совместно с ФИО2, который подписал договор. Затем ФИО7 уволился из организации. Предметом договора была поставка электротехнической продукции. Более активную роль в переговорах вёл ФИО6 ФИО6 является снабженцем компании «НАЗВАНИЕ4», об этом сообщил ФИО11. 

Ни ФИО1, ни его фамилия ФИО7 не известны, никогда их не слышал. ФИО1 не помнит, также не помнит, чтобы в ходе разговоров с ФИО2 и ФИО6 звучала фамилия ФИО1

Свидетель ФИО11 в судебном заседании 03.06.2020 г. пояснил, что ни с кем не знаком, фамилии ФИО1, ФИО6, ФИО2 ему не известны. Никого в зале суда вспомнить не может. Работал в компании АО «НАЗВАНИЕ3» с 2016 по 2017 год менеджером по продажам, выполнял функции менеджера — обзвон, привлечение, продажи электрооборудования. В 2017 году позвонил человек, представился ИМЯ1ом, и сказал что хочет приобрести товар в отсрочку. Разговоры длились на протяжении недели. Скорее всего ИМЯ1 знает его из компании «ЭТМ». ИМЯ1 просил отгрузить автоматику на сумму около 3 миллионов рублей. Стандартная отсрочка в их компании 30 дней. Приехали на встречу 2 человека, сопроводил их к ФИО7, один второго представил директору, они подрядчики и им нужен материал. Строят ЖК “Майский”. В момент встречи договор подписан не был. Через некоторое время он уволился и как происходили подписание договора и отгрузка товара ему стало известно уже от бывших коллег. А именно от ФИО8 стало известно.

Согласно представленной в материалах дела Выписке из ЕГРЮЛ в отношении ООО «НАЗВАНИЕ4», директором действительно является ФИО2 (Т.2 л.д.249-251)

Как следует из содержания Протокола очной ставки от 29.01.2018 г. между ФИО6 и ФИО2, — ФИО6 показал, что он действительно встречался с ФИО2 в компании АО «НАЗВАНИЕ3» на предмет отгрузки товара со склада и подписания отгрузочных документов. ФИО2 также вел на этот счет переговоры. После чего произошла отгрузка товара со склада компании АО «НАЗВАНИЕ3». После чего ФИО6 и ФИО2 проходили на склад компании, где ФИО2 предоставлялись товарные накладные и началась погрузка товара, которой также руководил ФИО2 Позднее, ФИО6 видел ФИО2 в сентябре 2017 г. в компании АО «НАЗВАНИЕ3», где ФИО2 подписывал товарную накладную и происходила отгрузка товара в грузовой автомобиль. Из этих показаний следует, что ФИО1 не присутствовал  при совершении и реализации данной сделки или переговоров по ней (т.2 л.д.143-146).

Указанное выше подтверждает показания Апасовой О.А., а также показания ФИО7, которым ничего не известно о ФИО1

Из показаний ФИО12, данных им в ходе допроса 13.09.2019 г. следует, что он считал ФИО6 представителем ООО «НАЗВАНИЕ4», и что данное лицо было указано в документах, как контактное. Позднее он лично видел ФИО6 и ФИО2 в кабинете ФИО7 При этом о ФИО1 он не упоминал (т.4 л.д.100-102).

В судебном заседании 16.06.2020 при рассмотрении уголовного дела свидетель ФИО12 пояснил, что знаком с ФИО6, все переговоры по отгрузке велись с ФИО6 Видел также ФИО2 при обсуждении условий договора. С ними велись переговоры по отгрузке товара. Договор подготавливал ФИО12, со стороны ООО «НАЗВАНИЕ4» стояла фамилия ФИО2 Фамилию ФИО1 он никогда не слышал, ФИО1 в переговорах не участвовал.

Таким образом, в рамках указанной сделки, между ООО «НАЗВАНИЕ4» и АО «НАЗВАНИЕ3» нигде не фигурирует ФИО1, который не знал и не мог знать о происходящем. ФИО1 не являлся ни директором данной организации, ни сотрудником.

При этом, и из показаний ФИО2 данных им в ходе его допроса в качестве подозреваемого 17.09.2019 г., согласно которым в августе 2017 г. ФИО1 познакомил ФИО2 с ФИО6 и сообщил ему, что ФИО6 можно доверять, а после чего уехал и не участвовал в переговорах между ФИО2 и ФИО6 по поводу сделок с АО «НАЗВАНИЕ3», из его показаний очевидно, что все действия по оформлению сделки, отгрузки товара происходят без какого-либо непосредственного или опосредованного участия ФИО1, он никого не информирует, не координирует и не контролирует. Данная сделка была оговорена исключительно между ФИО2 и ФИО6 (т.3 л.д.118-123).

Аналогичное, в этой части, следует и из показаний ФИО6, данных им в ходе допроса его в качестве подозреваемого 18.09.2019 г., согласно которым он пояснил, что ФИО1 к сделке не причастен, а помощь в подыскании поставщика оборудования и заключении договора поставки с отсрочкой платежа просил ФИО2, который обещал ФИО6 вознаграждение (т.4 л.д.132-138).

Указанное выше, в том числе, согласуется с показаниями, данными ФИО1 21.09.2017 г., согласно которым, последний пояснял, что ему с налоговой инспекции неоднократно приходили требования, в отношении ООО «НАЗВАНИЕ4», с просьбой пояснить о взаимоотношениях с другими организациям, названия которых ФИО1 не знал, что подтверждает факт того, что через ООО «НАЗВАНИЕ4» без участия ФИО1 могли производится и иные мошеннические действия, о которых ФИО1 в действительности не знал и по объективным причинам не мог знать (т.1 л.д.65).

Сам, лично, ФИО1 с АО «НАЗВАНИЕ3» переговоры не вел, договора не заключал, об их заключении не знал, денежные средства от ФИО6 за заключение данной сделки не получал, никакого товара от АО «НАЗВАНИЕ3» также не забирал. Со слов ФИО2, весь товар забрал ФИО6 (т.5 л.д.2-6).

Данные показания соответствуют, согласуются и не противоречат показаниям ФИО6, данные им в ходе очной ставки с ФИО1 19.09.2019 г., согласно которым ФИО6 не смог пояснить роль ФИО1 по сделке с АО «НАЗВАНИЕ3», кроме знакомства с ФИО2 (т.5 л.д.18-21).

Как следует из показаний ФИО1, данных им в ходе допроса в качестве обвиняемого 07.11.2019 г., в соответствии с результатами почерковедческой экспертизы ФИО1 фактически товар не получал, а получал его именно ФИО6, расписываясь вместо ФИО2 (т.5 л.д.141-143).

Как ФИО6 и ФИО2 впоследствии распорядились указанным товаром ФИО1 неизвестно, но он был уверен, что ФИО6 впоследствии рассчитается с АО «НАЗВАНИЕ3» за полученный на имя ООО «НАЗВАНИЕ4» товар. 

Вину в совершении мошенничества в отношении  АО «НАЗВАНИЕ3»  ФИО1 признал частично, несмотря на то, что никакого участия в данной сделке он не принимал, предполагал, что сделка будет полностью законной и ФИО6 рассчитается за полученный в АО «НАЗВАНИЕ3» товар.

Никто из допрошенных на следствии и в суде сотрудников  АО «НАЗВАНИЕ3» ФИО1 никогда не видел, не вел с ним никаких переговоров по поставке товара. Доказательств того, что он получал данный товар и кому-либо его продавал, также не имеется.

Из содержания ч.1 ст.88 УПК РФ следует, что  каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. Поэтому отсутствие достаточной совокупности доказательств говорит о недоказанности вины ФИО1

В соответствии с нормами УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены (ст. 302 УПК РФ).

Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д. (постановление Пленума Верховного Суда РФ  № 1 от 29.04.1996.)

 В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 г. «О судебном приговоре»:

 -обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана;

-обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены;

-по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т.д.

В то же время для вынесения подсудимому оправдательного приговора, как вытекает из требований закона, достаточно лишь сомнений в его виновности. 

В деле по эпизоду мошенничества в отношении АО «НАЗВАНИЕ3», совершенного группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере по ч.4 ст.159 УК РФ, имеются неустранимые сомнения в виновности и причастности ФИО1, а при таких обстоятельствах согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ — неустранимые сомнения в виновности лица, толкуются в пользу обвиняемого.

Следовательно, имеются основания для прекращения уголовного преследования в отношении ФИО1 по ч.4 ст.159 УК РФ (потерпевший АО «НАЗВАНИЕ3») в связи с его непричастностью к совершению данного преступления (п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ).

Таким образом, вина ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, не доказана, судом первой инстанции было допущено нарушение принципа презумпции невиновности. 

Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, в связи с чем постановленный приговор является незаконным.

3. В основу приговора положены недопустимые доказательства, имеет место фальсификация документа в уголовном деле

Советский районный суд г. Самары в своем приговоре также указал: “Суд не находит оснований для признания недопустимым доказательством протокол выемки от 14.05.2018 г., в ходе которой у ФИО13. произведена выемка СД диска с аудиозаписью разговора между последним и лицом, представившимся ФИО2, поскольку установлено, что при указании даты составления протокола в протоколе и на фототаблице была допущена техническая описка, фактически выемка была произведена 14.02.2018 г., что подтверждается постановлением о производстве выемки у ФИО13., датированным 14.02.2018г., и самим протоколом выемки, в котором стоит дата получения протокола ФИО13. 14.02.2018г., а также показаниями следователя ФИО14”.

Данный вывод также не соответствует действительности.

28.07.2020 в ходе судебного заседания был допрошен свидетелем старший следователь отдела по расследованию преступлений, совершенных на территории Ленинского района, СУ Управления МВД России по г. Самаре ФИО14. 

Указанному свидетелю государственным обвинителем был задан вопрос по поводу нарушения уголовно-процессуального законодательства РФ при расследовании уголовного дела. ФИО14 ответила, что не помнит каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства РФ при расследовании уголовного дела. В связи с этим были оглашены пункты 3,4,5 из ранее поданного ходатайства адвоката Антонова А.П. в порядке ст. 217 УПК РФ. 

Исходя из текста ходатайства, согласно материалам уголовного дела, следует, что 14.05.2018 ст. следователь по расследованию преступлений совершенных на территории Ленинского района СУ Управления МВД России по г. Самаре майор юстиции ФИО14 произвела выемку в служебном кабинете № 607 ОП № 5 Управления МВД России по г. Самаре в целях изъятия СД-диска с содержащейся на нем аудио-записью разговора между ФИО15 и мужчиной, представившимся ФИО2, стенограммой к данному разговору и скрин-шотами из программы «WatsApp», что подтверждается Протоколом выемки от 14.05.2018 (т.2 л.д.189-190).

Помимо этого, факт того, что выемка производилась 14.05.2018 подтверждается и фототаблицей к данному протоколу, на которой также стоит дата: 14.05.2018 (т.2 л.д.192)

Однако, Постановление о производстве выемки у ФИО15 данного компакт СД-диска следователь вынесла уже 14.02.2018.

Таким образом, осмотр данного компакт СД-диска, в том числе и стенограмму, следователь ФИО14 смогла произвести еще 20.01.2018, т.е. почти за четыре месяца до того как ее процессуально изъяла, что подтверждается протоколом осмотра предметов и документов от 20.01.2018 (т.2 л.д.193-195)

Таким образом, следователь, перемещаясь во времени исследовала и другие доказательства по данному уголовному делу.

Причем, как следует из содержания Постановления о приостановлении предварительного расследования от 18.02.2018, а также Постановления об отмене постановления о приостановлении предварительного следствия от 28.05.2018, следствие в период времени с 18.02.2018 по 28.05.2018 было приостановлено, т.е. не совершалось никаких следственных действий (т.2 л.д.203-204) (т.2 л.д.206-207).

При этом, следует отметить, что согласно ч. 2 ст. 164.1 УПК РФ электронные носители информации изымаются в ходе производства следственных действий с участием специалиста. Однако, согласно Протокола выемки от 14.05.2018 какие-либо специалисты при выемке СД-диска отсутствуют (т.2 л.д.189-190).

ФИО14 пояснила, что в протоколе выемки от 14.05.2018 содержится техническая ошибка (опечатка) в дате документа, но никакого процессуального документа устраняющего и исправляющего эту ошибку в уголовном деле не имеется. Также ФИО14 не смогла пояснить почему в уголовном деле исправлена дата  в протоколе осмотра предметов и документов от 20.01.2018 на 20.02.2020. У стороны защиты имеется фотокопия данного документа, полученной при ознакомлении с уголовным делом, где проставлена дата 20.01.2020. Данные обстоятельства могут свидетельствовать о фальсификации документа в уголовном деле. 

Также, согласно требований ч. 1 ст. 46 УПК РФ, подозреваемым является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано в порядке ст.ст. 91 и 92 УПК РФ, либо к которому применена мера пресечения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступлении.

Однако, в материалах дела отсутствуют перечисленные выше процессуальные документы. При этом, согласно содержанию Протокола ознакомления подозреваемого ФИО1 и его защитника с Постановлением о назначении судебной экспертизы от 16.09.2019, — ФИО1 уже находится в статусе подозреваемого. И сразу же ФИО1 начинают допрашивать в качестве подозреваемого (т.3 л.д.74) (т.3 л.д.113-115).

Уголовные дела были возбуждены в отношении неустановленного лица. Мер пресечения в отношении ФИО1 на тот момент не избиралось, равно как не было представлено уведомлений о подозрении в совершении преступлений. При этом, следует отметить, что в силу положений ст. 98 УПК РФ обязательство о явке, регламентируемое ст. 112 УПК РФ, и которое было взято с ФИО1 16.09.2019 не относится к мерам пресечения (т.3 л.д.116).

Таким образом, защите не понятно каким образом процессуальные и следственные действия с участием ФИО1 проводились в статусе подозреваемого, когда для применения к его личности данного статуса не было правовых оснований.

В связи с вышеизложенным защита полагает, что протокол выемки от 14.05.2020, фототаблица к протоколу выемки от 14.05.2020 являются недопустимыми доказательствами и подлежат исключению из числа доказательств по уголовному делу.

Таким образом, судом первой инстанции были допущены существенные нарушения правил собирания, закрепления и оценки доказательств. Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, и постановленный приговор является незаконным.

4. Судом неправомерно не была применена ч. 6 ст. 15 УК РФ

В приговоре суд указал: Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, вопреки доводам стороны защиты, судом не установлено, в связи с чем, суд не усматривает оснований для изменения категории преступления, на менее тяжкую на основании п. 6 ст. 15 УК РФ, и не находит оснований для применения при назначении наказания ст. 64 УК РФ, ч. 2 ст. 53.1 УК РФ”.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15.05.2018 № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации», изменение категории преступления на менее тяжкую в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ позволяет обеспечить индивидуализацию ответственности осужденного за содеянное и является реализацией закрепленных в статьях 6 и 7 УК РФ принципов справедливости и гуманизма.

В соответствии с п. 2 вышеназванного постановления Пленума ВС РФ, при наличии одного или нескольких смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств суд, назначив за совершение преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления наказание, указанное в части 6 статьи 15 УК РФ, решает в соответствии с пунктом 6.1 части 1 статьи 299 УПК РФ вопрос о возможности изменения категории преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности.

Разрешая данный вопрос, суд принимает во внимание способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, вид умысла либо вид неосторожности, мотив, цель совершения деяния, характер и размер наступивших последствий, а также другие фактические обстоятельства преступления, влияющие на степень его общественной опасности. Вывод о наличии оснований для применения положений части 6 статьи 15 УК РФ может быть сделан судом, если фактические обстоятельства совершенного преступления свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности.

ФИО1 признал свою вину в совершенных преступлениях, частично возместил причиненный вред потерпевшим, и собирается полностью возместить вред – все это свидетельствует о меньшей степени его общественной опасности.

Каких — либо тяжких последствий от действий ФИО1 не наступило.

Таким образом, принимая во внимание способ совершения преступлений, степень реализации преступных намерений,  форму вины, мотив, цель совершения деяний, характер и размер наступивших последствий, а также другие фактические обстоятельства, совершенных ФИО1 преступлений, свидетельствующих о меньшей степени их общественной опасности, просим суд применить при назначении наказания положения ч. 6 ст.15 УК РФ и снизить категорию преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ с тяжкой категории на категорию средней тяжести.

Пункт 6 вышеназванного Постановления Пленума ВС РФ не препятствует снижению категории преступлений, и при многоэпизодном обвинении.

Согласно п.п.2-4 ст.389.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Согласно п.9 ч.1 ст.389.20 УПК РФ, в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об изменении приговора или иного обжалуемого судебного решения.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389.20 УПК РФ, 

ПРОШУ СУД:                                              

  1. Приговор Советского районного суда г. Самара от 05.08.2020 изменить.
  2. Прекратить уголовное преследование ФИО1 по ч.4 ст.159 УК РФ (потерпевший — АО «НАЗВАНИЕ3») по основаниям п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ — в связи с его непричастностью к совершению преступления.
  3. Протокол выемки от 14.05.2020, фототаблицу к протоколу выемки от 14.05.2020 прошу считать полученными с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства РФ и признать недопустимыми доказательствами, исключить указанные доказательства из числа доказательств по уголовному делу.
  4. На основании ч. 6 ст.15 УК РФ снизить категорию преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ с тяжкой категории на категорию средней тяжести.
  5. С учетом всех обстоятельств уголовного дела и данных о личности подсудимого назначить ФИО1 минимально возможное наказание, с применением ст.ст..64,73 УК РФ (назначить лишение свободы условно).

Приложения: ордер адвоката (оригинал).

Защитник ФИО1__________________ адвокат Антонов А.П.

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях