fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец апелляционной жалобы защитника на продление срока заключения под стражу
Новые статьи

Образец апелляционной жалобы защитника на продление срока заключения под стражу

В судебную коллегию по уголовным делам Самарского областного суда

443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

от адвоката НО АБ “Антонов и партнеры” Антонова Анатолия Петровича, рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

адрес для корреспонденции: г. Самара, проспект Карла Маркса, дом 192, офис 619, тел. 8-987-928-31-80

в защиту интересов ФИО1, ДАТА1 г.р.,  

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п.“а,б,в” ч.2 ст.158 УК РФ

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА 

на постановление Волжского районного суда Самарской области от 02.06.2021

Постановлением Волжского районного суда Самарской области от 02.06.2021 срок содержания под стражей обвиняемого ФИО1, ДАТА1 г.р., был продлен на 01 месяц 00 суток, а всего до 3 месяцев 00 суток, то есть до 06.07.2021.

В качестве обоснования своего вывода о необходимости продления меры пресечения в виде заключения под стражу Волжский районный суд Самарской области указал следующее:

“…Срок содержания под стражей обвиняемого ФИО1 истекает 06.06.2021, однако окончить расследование в указанный срок не представляется возможным, поскольку по уголовному делу необходимо: необходимо провести очную ставку между подозреваемым ФИО2 и обвиняемым ФИО1, получить детализации из сотовых компаний о входящих и исходящих вызовах, получить ответы на поручения о производстве отдельных следственных действиях, установить лиц, которым ФИО1 продал часть похищенного имущества и допросить их по существу дела, установить причастность ФИО1 к совершению других аналогичных преступлений, провести иные следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, выполнить требования ст.ст. 102, 215-217, 220 УПК РФ, составить обвинительное заключение. 

Суд учитывает, что ФИО1 обвиняется в совершении преступления средней тяжести, посягающего на отношения собственности, за которое уголовным законом предусмотрена ответственность в виде лишение свободы на срок свыше трех лет, официально не трудоустроен, в связи с чем, постоянного источника дохода не имеет, доказательств обратного материалы дела не содержат, ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности, с учетом конкретных обстоятельств расследуемого преступления, характера инкриминируемого обвиняемому деяния, а также данных о личности обвиняемого, в связи с чем приходит к выводу о наличии оснований полагать, что ФИО1, оставаясь на свободе, сможет скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей, сможет продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовав таким образом установлению истины по уголовному делу. 

При этом суд полагает возможным отметить, что на досудебной стадии разбирательства по делу следователь определяет, какой круг доказательств может быть представлен для изучения судом и сторонами в судебном заседании при обсуждении вопроса о мере пресечения; обязать следователя нарушить тайну следствия, раскрыть доказательства до выполнения требований ст. 217 УПК РФ, суд не вправе. Суд должен оценить достаточно ли в представленных документах сведений для разрешения ходатайства следователя по существу. Представленные в двух томах материалы уголовного дела со всей очевидностью свидетельствуют о том, что предмет доказывания по настоящему делу, потребовал и продолжает требовать определенных следственных и процессуальных действий. 

В настоящее время основания, которые были учтены судом при избрании обвиняемому ФИО1 меры пресечения в виде заключения под стражу не изменились и не отпали. 

Довод обвиняемого и его защитника о наличии у ФИО2, иждивенцев — несовершеннолетних детей, матери сам по себе не является безусловным основанием для вывода о невозможности его нахождения по этим причинам под стражей. При установлении объективных данных о нуждаемости детей или других иждивенцев лица, содержащегося под стражей, в постороннем уходе, возможность решения органом следствия вопроса об их попечении прямо предусмотрена ст. 160 УПК РФ. 

Кроме того, суд учитывая общее время содержания обвиняемого под стражей и вновь испрашиваемый органом следствия срок, наказание предусмотренное законом за совершение инкриминированного деяния, принимая во внимание общественные отношения, являющиеся объектом указанного деяния и характер наступивших последствий, суд приходит к выводу о соразмерности примененной меры пресечения предъявленному обвинению, а также о том, что в данном случае, несмотря на презумпцию невиновности, общественные и публичные интересы, в том числе, связанные с расследованием, превосходят важность принципа уважения личной свободы, а срок содержания под стражей ФИО1 является соразмерным и пропорциональным, отвечающим требованиям справедливости и назначению уголовного судопроизводства”. 

С данным постановлением суда сторона защиты не согласна, просит его отменить как незаконное и необоснованное по следующим основаниям.

Доводы суда о том, что, несмотря на презумпцию невиновности, общественные и публичные интересы, в том числе, связанные с расследованием, превосходят важность принципа уважения личной свободы, необоснованны

Данный вывод суда противоречит разъяснениям Верховного суда РФ. В соответствии с п.2 Постановление Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие данных о том, что это лицо причастно к совершенному преступлению (застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).

Проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению. При рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу судья обязан проверить, содержит ли ходатайство и приобщенные к нему материалы конкретные сведения, указывающие на причастность к совершенному преступлению именно этого лица, и дать этим сведениям оценку в своем решении.

Оставление судьей без проверки и оценки обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению должно расцениваться в качестве существенного нарушения уголовно-процессуального закона (ч.4 ст.7 УПК РФ), влекущего отмену постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица.

Исходя из разъяснений, данных Конституционным судом РФ в Определении от 19.12.2019 №3320-О, из ч.1 ст.108 УПК РФ, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения; при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение; такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований ст.89 УПК РФ.

Ч.3 ст.108 УПК РФ требует от должностного лица органа предварительного расследования изложить в постановлении о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения, а также приложить к постановлению материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Это означает, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 22 марта 2018 года №12-П, что на такое должностное лицо возлагается обязанность представить достаточные, убедительные prima facie (на первый взгляд) доказательства в обоснование допустимости избрания заключения под стражу (продления срока содержания под стражей), подтверждающие наличие события преступления, его квалификацию, причастность подозреваемого, обвиняемого к его совершению, а равно сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, сведения о том, совершено ли инкриминируемое преступление в сфере предпринимательской деятельности, о наличии или отсутствии тяжелого заболевания, препятствующего содержанию под стражей (ч.1.1 ст.108 и ч.1.1 ст.110 УПК РФ), и другие имеющие значение для решения вопроса о мере пресечения сведения, которые, включая обоснованность подозрения, проверяются судом, не входя в обсуждение вопроса о виновности (п.п.2,7,8,13,25 и 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»).

Обоснованность подозрения ФИО1 в совершении инкриминируемого ему преступления (п.п. “а,б,в” ч.2 ст.158 УК РФ) не только не была проверена в ходе судебного заседания, но и не следует из представленных суду материалов. Так, к постановлению о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей от 27.05.2021 в качестве доказательств обоснованности подозрения в причастности к совершенному преступлению были приложены лишь копия постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, копии протоколов задержания и допроса ФИО1, а также копии постановления о привлечении ФИО1 в качестве обвиняемого и его допроса в качестве обвиняемого. Материал о продлении срока содержания ФИО1 под стражей насчитывает лишь 23 страницы и не содержит никаких доказательств причастности ФИО1 к совершенному преступлению. Указанных доказательств явно недостаточно для вывода об обоснованности обвинения ФИО1 в причастности к совершенному преступлению, предусмотренного п.п.“а,б,в” ч.2 ст.158 УК РФ.

Довод суда о том, что продление меры пресечения в виде заключения под стражу продиктовано категорией тяжести инкриминируемого преступления, является необоснованным

ФИО1 подозревается в совершении преступления, предусмотренного п.п. “а,б,в” ч.2 ст.158 УК РФ. Данное деяние является преступлением средней тяжести и совершается в сфере правоотношений собственности. Однако оно не представляет особую опасность для общества и государства, так как не является насильственным, не направлено на причинение вреда жизни и здоровью отдельным лицам либо интересам государства. 

При этом сама по себе тяжесть преступления или его характер и объект посягательства, в совершении которого подозревается ФИО1, не может служить достаточным основанием для избрания исключительной меры пресечения в виде заключения под стражу.

В соответствии с абз.абз.1,2 п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», тяжесть предъявленного обвинения может свидетельствовать о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, лишь на первоначальных этапах производства по уголовному делу наряду с возможностью назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

В соответствии с абз.абз.1,2 п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», тяжесть предъявленного обвинения может свидетельствовать о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, лишь на первоначальных этапах производства по уголовному делу наряду с возможностью назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Доводы суда о том, что подозреваемый может скрыться от предварительного следствия и суда, продолжит заниматься преступной деятельностью, либо иным путем воспрепятствует производству по уголовному делу, необоснованны

В соответствии с ч.1 ст.100 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого лишь в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных ст.97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст.99 УПК РФ. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. 

В соответствии с ч.1 ст.108 УПК РФ, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу может иметь место только при подтверждении оснований для заключения под стражу достаточными данными, предусмотренными уголовно-процессуальным законом. К таким данным ст.97 УПК РФ относит наличие достаточных оснований полагать, что подозреваемый:

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Применительно к ФИО1 ни одно из перечисленных оснований не имеет места.

В соответствии с абз.абз.3,4 п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 (ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», вывод суда о том, что лицо может продолжать заниматься преступной деятельностью, может быть сделан с учетом, в частности, совершения им ранее умышленного преступления, судимость за которое не снята и не погашена. О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества. 

В постановлении от 18.12.2012 по делу «Сопин против РФ» ЕСПЧ признал, что российские суды были правы, когда в качестве обстоятельств, которые подтверждали обоснованность заключения под стражу, признали наличие родственников, постоянно проживающих за пределами России, частые выезды за границу и существенные финансовые ресурсы. Пчелин М.Ю. не имеет иностранного гражданства и родственников за рубежом, следовательно, риск скрыться от органов предварительного следствия и суда за границей у него полностью отсутствуют.

Волжским районным судом Самарской области не исследован в должной мере и вопрос о том, каково было предыдущее поведение подсудимого. Например, пытался ли он ранее бежать из-под стражи или заключения, скрывался ли он от следствия и суда, не нарушал ли он условий ранее избранных мер пресечения, оказывал ли сопротивление при задержании с целью скрыться и т. д. 

Как следует из материалов дела, ФИО1 является гражданином РФ, его личность установлена, он имеет постоянное место регистрации и проживает там.

До своего задержания ФИО1 проживал со своей супругой и двумя детьми, имеет престарелую маму-инвалида, которая нуждается в посторонней помощи со стороны сына. 

Указанные лица не имеют ни родственников, ни имущества за рубежом. Следовательно, ФИО1 не имеет возможности скрыться от органов следствия и суда ни в одиночку, ни вместе со своей семьей.

Безосновательное вменение возможности скрыться от следствия и суда без подтверждения объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица. Никаких объективных данных в обоснование необходимости заключения под стражу подсудимого органом следствия суду не представлено.

Ни одно из указанных обстоятельств следствием и судом установлено не было.

Безосновательное вменение возможности скрыться от следствия и суда без подтверждения объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица. Никаких объективных данных в обоснование необходимости продления срока заключения под стражу органом следствия суду не представлено.

Кроме того, согласно ст.99 УПК РФ, при избрании меры пресечения наряду с другими обстоятельствами необходимо учитывать также сведения о личности подозреваемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

ФИО1 юридически не судим. Данные обстоятельства характеризуют его как порядочного гражданина и не были учтены судом первой инстанции.

Как следует из материалов дела, подозреваемый ФИО1 является гражданином РФ, его личность установлена, он имеет постоянное место регистрации по адресу: АДРЕС1 (справка о составе семьи №НОМЕР1 от 07.04.2021). 

ФИО1 длительное время работает в такси “Лидер” и “Яндекс”. После покупки своего автомобиля ФИО1 продолжил работу на нем.

Кроме того, ФИО1 с 2014 года состоит в зарегистрированном браке с ФИО3, что подтверждается свидетельством о заключении брака НОМЕР2. ФИО1 имеет малолетнюю дочь ФИО4 ДАТА2 г.р. (свидетельство о рождении серии НОМЕР3), а также воспитывает сына своей супруги от предыдущего брака ФИО5 ДАТА3 г.р. (паспорт серия НОМЕР4).  Оба ребенка находятся на его иждивении.

Дочь ФИО1 от первого брака ФИО6 ДАТА4 г.р. является инвалидом и проживает в ГБУ Самарской области “НАЗВАНИЕ1”  с 16.12.2010 по настоящее время она находится на полном государственном обеспечении. У ФИО6 установлен диагноз “Тяжелая умственная отсталость вследствие перинатальной патологии центральной нервной системы” (Справка №361 от 07.04.2021). ФИО1 регулярно навещал свою дочь в пансионате.

До своего задержания ФИО1 проживал со своей и двумя детьми, имеет престарелую маму-инвалида 2 группы ФИО7 21.03.1958 г.р. (справка серия НОМЕР5), имеющую онкологическое заболевание, которая нуждается в посторонней помощи со стороны сына. 

ФИО1 также положительно характеризуется по месту жительства, что подтверждается характеристикой от 07.04.2021.

Указанные лица не имеют ни родственников, ни имущества за рубежом. Жена подозреваемого ФИО3 на данный момент работает продавцом в магазине. Следовательно, ФИО1 не имеет возможности скрыться от органов следствия и суда ни в одиночку, ни вместе со своей семьей.

В ходе судебного заседания по заявлению стороны защиты судом и участниками судебного заседания обозревались сведения с официального сайта ФНС РФ о том, что ФИО1 (ИНН НОМЕР6) является самозанятым и оплачивает налог на профессиональный доход в соответствии с Федеральным законом «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»”. Следовательно, вопреки доводам суда, он занимается профессиональной деятельностью и имеет постоянный источник дохода.

В силу ч.4 ст.7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных защитой. Обжалуемое постановление, по мнению защиты, не отвечает вышеизложенным критериям.

На основании изложенного и руководствуясь нормами УПК РФ, 

П Р О Ш У   С У Д:

Постановление Волжского районного суда Самарской области от 02.06.2021, которым срок содержания под стражей обвиняемого ФИО1, ДАТА1 г.р. был продлен на 01 месяц 00 суток, а всего до 3 месяцев 00 суток, то есть до 06.07.2021 — отменить как незаконное и необоснованное.

  1. Копия Постановления Волжского районного суда Самарской области от 02.06.2021;
  2. Информация об ИНН ФИО1 (АДРЕС2);
  3. Информация о статусе налогоплательщика налога на профессиональный доход — ФИО1 (АДРЕС3);
  4. Ордер адвоката (оригинал).

Защитник ФИО1 _________________ адвокат Антонов А.П.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Июнь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях