fbpx
Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец ходатайства о признании экспертиз недопустимыми и исключении их из числа доказательств по уголовному делу, а также о прекращении уголовного преследования
Новые статьи

Образец ходатайства о признании экспертиз недопустимыми и исключении их из числа доказательств по уголовному делу, а также о прекращении уголовного преследования

Старшему следователю СМО О МВД России по Волжскому району майору юстиции   

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г.Самара, пр. Карла Маркса, д.192, оф.619, Тел. +7-987-928-31-80

В защиту интересов ФИО1, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 231; ч.2 ст. 228 УК РФ по уголовному делу №

Х О Д А Т А Й С Т В О

о признании доказательств недопустимыми

и прекращении уголовного преследования

Постановлением ст. следователя СО отдела МВД России по Волжскому району майора юстиции  от 12 апреля 2017 года по уголовному делу № ФИО1 привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 231 (незаконное культивирование в крупном размере растений, содержащих наркотические средства) и ч.2 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере).

Изучение в порядке ст. 217 УПК РФ материалов уголовного дела № показало, что уголовное преследование в отношении обвиняемого ФИО1 подлежит прекращению в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Согласно материалов уголовного дела доказательством совершения обвиняемым ФИО1 преступлений, предусмотренных ч.1 ст.231, ч.2 ст.228 УК РФ являются заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта   №4/108 от 31.03.2017.

При этом заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016 и заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016 являются повторными, и были получены после указания защиты на грубые нарушения при проведении первоначальных экспертиз по уголовному делу. Однако проведение повторных экспертиз не позволило следствию устранить по уголовному делу все допущенные нарушения и устранить неточности и сомнения, в связи с чем после очередного ходатайства защиты следствием было назначено проведение повторных экспертиз. Полученные заключения эксперта №4/107 от 31.03.2017 и заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017, однако, не устранили ранее указанные защитой нарушения при проведении экспертизы, кроме этого были допущены еще более грубые нарушения (отсутствие количественного анализа содержания ТГК), в связи с чем ни одно из вышеуказанных заключений экспертов не может быть признано допустимым доказательством по уголовному делу и положено в основу обвинения, по следующим основаниям.

Нарушения в экспертизах, связанные с отсутствием свидетельств поверки используемого измерительного оборудования

Изучение вышеуказанных заключений экспертов и материалов уголовного дела, изученных в соответствии со ст.217 УПК РФ показало, что экспертами при проведении экспертиз использовалось измерительное оборудование не прошедшее поверку, то есть установлены факты проведения судебных химических экспертиз с нарушениями требований ч.1 ст.5; гл.1, ст.1, п.З, пп.16, ст.9, п.1 ст.12, ст.13 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерения»; ст.ст. 8, 16 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» и п.9 ч.1 ст.204 УПК РФ, что в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 28 от 21.12.2010 «О судебной экспертизе по уголовным делам» влечет необоснованные экспертные выводы.

Так, в частности к Заключениям экспертов не приобщены документы к измерительным приборам, которые использовались при проведении указанных экспертиз, при том, что согласно ч.1 ст.5 Федерального закона от 26 июня 2008 года №  102-ФЗ «Об обеспечении единства измерения», «…измерения должны выполняться по аттестованным методикам (методам) измерения, за исключением методик (методов) измерений, предназначенных для выполнения прямых измерений, с применением средств измерений утвержденного типа, прошедших поверку».

Согласно Заключения эксперта   №4/108 от 31.03.2017, предоставлены документы (свидетельства о поверке), подтверждающие прохождение поверок на следующие средства измерений которые были использованы при производстве экспертиз по уголовному делу № :

  1. Весы электронные V-6000 заводской номер 70670047, свидетельство о поверке действительно до 25.11.2017 г.;
  2. Весы электронные П-150-СЖА-8 заводской номер 05080559, свидетельство о поверке действительно до 20.01.2017 г.;
  3. Весы электронные KERN-770 заводской номер 16910686, свидетельство о поверке действительно до 25.11.2017 г.;
  4. Хроматограф газовый «Agilent 6850» series II (ПИД) заводской номер US10503014, свидетельство о поверке действительно до 18.10.2017 г.;
  5. Хроматограф газовый «Agilent 6890N» (MSD 5975) заводской номер US10627014, свидетельство о поверке действительно до 18.10.2016 г.;
  6. Весы лабораторные электронные SC 2020, заводской номер BJ 343366, свидетельство о поверке действительно до 25.11.2017 г.;
  7. Весы лабораторные электронные SCF OAO, заводской номер BJ 319617, свидетельство о поверке действительно до 25.11.2017 г.;
  8. Хроматограф газовый «Agilent 6850» заводской номер CN10907004 с детектором МСД “Agilent 5975 C” заводской номер US 90411810, свидетельство о поверке действительно до 08.04.2017 г.

При этом при проведении экспертиз использовалась следующие средства измерения:

Заключение эксперта №4/107 от 31.03.2017:

  1. Весы электронные V-6000 заводской номер 70670047
  2. Весы электронные KERN-770 заводской номер 16910686
  3. Микроскоп серии “OLYMPUS BX 51”
  4. Хроматограф газовый «Agilent 6850» заводской номер CN10907004 с детектором МСД “Agilent 5975 C” заводской номер US 90411810

Заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017:

  1. Весы электронные V-6000 заводской номер 70670047
  2. Весы электронные KERN-770 заводской номер 16910686
  3. Микроскоп серии “OLYMPUS BX 51”
  4. Хроматограф газовый «Agilent 6850» заводской номер CN10907004 с детектором МСД “Agilent 5975 C” заводской номер US 90411810

Таким образом, в материалах уголовного дела отсутствуют Свидетельства о поверке на следующее средство измерения — Микроскоп серии “OLYMPUS BX 51”.

Методики поверки микроскопов в РФ регулируются ГОСТ 8.003-2010 Государственная система обеспечения единства измерений (ГСИ). Микроскопы инструментальные.

Проведение судебных-химических экспертиз на измерительных приборах не прошедших поверку, то есть на неисправном оборудовании ставит под сомнение правильность выводов эксперта и влечет возможность признания доказательства, полученного с его помощью, недопустимым.

Таким образом, при наличии указанных недостатков в заключениях экспертов налицо их несоответствие требованиям ФЗ №73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 года по параметрам объективности, всесторонности и полноты исследования, проверяемости результатов, а также по достоверности сделанных выводов. Данные заключения подлежат исключению из числа доказательств, признанию их недопустимыми доказательствами по делу.

Заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта   №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017 не могут быть признаны допустимым доказательством по делу и подлежат исключению из уголовного дела.

Согласно гл. 1, ст.1, п.З, пп.16 Федерального закона № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений», «…сфера государственного регулирования…распространяется на измерения… которые выполняются при: выполнении поручений суда, органов прокуратуры, государственных органов исполнительной власти».

Не предоставление копии свидетельства о поверке приборов, которые использовал эксперт, выполняя поручение органа предварительного расследования, прямо противоречит требованию закона № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» и является грубым нарушением эксперта требования закона при производстве судебной экспертизы.

Согласно ст.8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», «заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых и практических данных».

В соответствии со ст.9 Федерального закона «Об обеспечении единства измерений» «… в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений к применению допускаются средства измерений утвержденного типа, прошедшие поверку в соответствии с положениями настоящего Федерального закона, а также обеспечивающие соблюдение установленных законодательством Российской Федерации об обеспечении единства измерений обязательных требований, включая обязательные метрологические требования к измерениям, обязательные метрологические и технические требования к средствам измерений, и установленных законодательством Российской Федерации о техническом регулировании обязательных требований».

Согласно п.1 ст.12 Федерального закона «Об обеспечении единства измерений» «…тип стандартных образцов или тип средств измерений, применяемых в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, подлежит обязательному утверждению. При утверждении типа средств измерений устанавливаются показатели точности, интервал между поверками средств измерений, а также методика поверки данного типа средств измерений».

В соответствии со ст.13 Федерального закона «Об обеспечении единства измерений», «…средства измерений, предназначенные для применения в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений, до ввода в эксплуатацию, а также после ремонта подлежат первичной поверке, а в процессе эксплуатации — периодической поверке. Применяющие средства измерений в сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели обязаны своевременно представлять эти средства измерений на поверку. Поверку средств измерений осуществляют аккредитованные в установленном порядке в области обеспечения единства измерений юридические лица и индивидуальные предприниматели. Результаты поверки средств измерений удостоверяются знаком поверки и (или) свидетельством о поверке».

Таким образом, доказательством возможности использования соответствующих приборов является свидетельство о их поверке, выданное уполномоченным органом. Считаю, что вышеуказанные заключения судебных химических экспертиз, выполненные с грубым нарушением требования закона, не являются достоверным доказательством и не могут быть положены в основу обвинения.

В данном случае нарушением экспертов при проведении судебных экспертиз является не «отсутствие данных о поверке оборудования», а нарушение экспертами требований ч.1 ст.5 Федерального закона от 26 июня 2008 года № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» при проведении судебных экспертиз, по результатам которых экспертами ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области были даны вышеуказанные заключения экспертов. При том, что согласно требования вышеуказанного закона «…измерения должны выполняться по аттестованным методикам (методам) измерения, за исключением методик (методов) измерений, предназначенных для выполнения прямых измерений, с применением средств измерений утвержденного типа, прошедших поверку».

Нарушения в экспертизах, связанные с отсутствием количественного анализа тетрагидроканнабинола (ТГК)

Согласно Постановлению Правительства РФ от 20.07.2007 № 460 (ред. от 30.10.2010) «Об установлении сортов наркосодержащих растений, разрешенных для культивирования в промышленных целях, требований к таким сортам и к условиям их культивирования» разрешается культивирование конопли, содержащие в сухой массе листьев и соцветий верхних частей растения не более 0,1 процента тетрагидроканнабинола.

В заключение эксперта   №4/107 от 31.03.2017 и заключение эксперта   №4/108 от 31.03.2017. методом хроматомасс-спектрометрии обнаруживается присутствие в исследуемых объектах тетрагидроканнабинола (ТГК), включённого в перечень наркотических средств, а также других каннабиноидов, характерных для растения конопля, но не относящихся к наркотическим средствам, сильнодействующим и ядовитым веществам.

Метод хроматомасс-спектрометрии является высокочувствительным, позволяющим определить наличие ТГК в пробе на уровне 0,000000000001 грамма(-11 степень ). Но этот метод не позволяет определять количественное содержание ТГК, т.е. метод устанавливает лишь наличие ТГК. В этом случае нельзя утверждать, что представленная на исследование конопля пригодна для использования в качестве наркотического средства, особенно учитывая тот факт, что один из исследованных экспертом объектов (объект № 2) в заключении эксперта Ждакаева С.И. №5586 от 22.12.2016 содержал ТГК в критически малых количествах — 0,02%, свидетельствующих о том, что объект не относится к наркотическим средствам.

Н.В. Веселовская, А.Е. Коваленко в монографии «Наркотики. Свойства, действие, фармакокинетика, метаболизм» / Пособие для работников наркологических больниц, наркодиспансеров, химико-токсикологических и судебно-химических лабораторий, М., «Триада-Х, 2000 — 206 страница,  указывают, что растительный объект относится к марихуане, если ТТК в нем составляет 0,5-5 %, иногда доходит до 11-15 %, в зависимости от сорта конопли. Таким образом, экспертам следовало определить количественное содержание ТГК в объектах исследования №2 и №4 и только в том случае, если его содержание бы превысило значение установленное в методических указаниях, объекты исследования можно было бы отнести к наркотическим средствам.

Эксперты считают, что проведенные ими исследования позволяют сделать вывод о том, что исследованные объекты являются наркотикосодержащими растениями конопля и марихуаной. Однако этот вывод нельзя признать научно-обоснованным и логичным. Для отнесения конкретных образцов конопли к наркотикосодержащему растению данных недостаточно. Дело в том, что произрастающая в регионах Российской Федерации конопля имеет различное содержание ТГК, которое зависит от сорта конопли, периода вегетации, условий произрастания и т.д. Общеизвестно, что психоактивная наркосодержащая конопля (Cannabis var. indica) содержит наибольшее количество ТГК, значительно меньше — конопля посевная (техническая разрешенная к культивации и выращиванию с 2011г), и практически не содержит ТГК конопля сорная. Не определив количественное содержание ТГК в исследуемом растительном веществе, а установив лишь его наличие с помощью высокочувствительных методов, нельзя утверждать, что представленная на исследование конопля пригодна для использования в качестве наркотического средства.

В методическом пособии  “Криминалистическая оценка результатов  экспертизы наркотиков растительного происхождения” (Кузьмин Н.М., Сёмкин Е.П. / М., ВНИИ МВД СССР, 1980), на которое эксперт даже не ссылается, прямо указано, что анализируемый объект относится к наркотическому средству, если методом газовой хроматографии установлено, что концентрация ТГК в нём равна или превышает 0,1%. Количественного определения ТГК в вышеуказанных экспертизах не проводилось, по представленному рисунку хроматограммы оценить это невозможно, внешне сорта конопли практически неотличимы между собой, а на микроскопическом уровне вообще неразличимы. Поэтому утверждение эксперта о наркотикосодержащей конопле ничем не подтверждено, следовательно, является необоснованным.

Выводы эксперта являются недостоверными ещё по одной причине: эксперт не указала, что представленные на исследование растения, фактически являются сгнившими частями растений. В этом случае вряд ли возможно делать какие-либо выводы в категоричной форме. Налицо недобросовестное выполнение своих обязанностей как оперативниками, так и экспертом, производившим первичную экспертизу. Они должны были обеспечить сохранность вещественного доказательства, высушить растения и предотвратить их гниение.

Взаимоисключающие противоречия в заключении эксперта №4/108 от 31.03.2017 г.

Объект исследования №2 эксперт описала следующим образом: «сухое на ощупь вещество растительного происхождения серо-зелёного, зеленого и и светло-коричневого цветов (листья)».

В ходе микроскопического исследования эксперт приходит к выводу о том, что объект №2 является частями (листьями) растения конопля.

Согласно учебного пособия «Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ», изданное МВД России (М., 2001), «Марихуана — специально подготовленная смесь верхушек любых сортов конопли с листьями и остатками стебля, но без главного (центрального) стебля«.

Объект исследования №4 эксперт описала следующим образом: «сухое на ощупь вещество растительного происхождения (верхушечные части) серо-зелёного, зеленого и и светло-коричневого цветов в виде соцветий, листьев и остатков стеблей, с характерным запахом растения конопля».

В ходе микроскопического исследования эксперт приходит к выводу о том, что объект №4 представляет собой смесь верхушечных частей растения конопля.

Данный вывод эксперта противоречит установленным в ходе осмотра защитником и обвиняемым вещественных доказательств, а именно объекта №4. В результате осмотра вещественных доказательств (объекта №4) было обнаружено, что пакет массой 2724 гр., который эксперт определил как «марихуана» содержит преимущественно (75-85% по массе и 90% по объему) толстые одеревенелые палки, являющиеся, центральными стеблями растений и даже корни с остатками грунта (это видно на фотографиях в приложении).

В соответствии со Списком наркотических средств Постоянного  комитета по контролю наркотиков, «марихуана – приготовленная смесь высушенных или невысушенных  верхушек с листьями и остатками стебля, любых сортов конопли без центрального стебля«.  Согласно Единой Конвенции ООН о наркотических средствах,  термин «каннабис» означает «верхушки растения каннабис с цветами или плодами (за исключением семян и листьев, если они не сопровождаются верхушками). Центральный ствол и ветки растения при изготовлении наркотических средств не используют. Так как от стеблей уже отделили листья и соцветия, то из них нельзя получить какое-либо наркотическое средство, их просто не успели выбросить, что подтверждается Методическими рекомендациями «Определение вида наркотических средств, получаемых из конопли и мака», протокол ПККН от 06.02.95 № 36.

В ходе осмотра объекта №4 было обнаружено наличие преимущественно центральных одеревенелых стеблей, корней и прочих растительных остатков, что подтверждается фотографиями (фотографии прилагаются к ходатайству).

Согласно заключения кандидата биологических наук доцент кафедры экологии, ботаники и охраны природы ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева»  Корчикова Е. С. о состоянии высушенного материала растений с участием конопли, при осмотре фотографий сухого растительного материала в чёрном пластиковом пакете по вышеуказанным заключениям экспертов установлено следующее:

“В чёрном пакете присутствует высушенная смесь побегов травянистых растений разных видов, по внешнему виду не имеющая качественного состояния и больше напоминающая смесь растительных остатков.

По соотношению разных видов и частей растений можно заключить, что более половины массы составляет смесь безлистных стеблей. В представленном на фото материале, характерных для конопли метельчатых соцветий не обнаружено. Характер и состояние представленного на рассмотрение растительного материала не свидетельствуют о целенаправленном сборе какого-либо конкретного вида растительного сырья, полученном путем тщательного высушивания в проветриваемых условиях с целью хранения и дальнейшего использования. Данный материал скорее напоминает скопление растительных остатков, предназначенных на выброс”.

В своих показаниях на следствии ФИО1 выражал несогласие  с выводами экспертов о том, что смесь частей растений конопли, указанных в заключении эксперта №3451 от 28.07.2016 г., №5586 от 26.12.2016 г., №4/108 от 31.03.2017 г. являются марихуаной, поскольку марихуаной являются только верхушечные части растений конопли — соцветия, а в данном объекте помимо них находились еще листья, стебли и корни. В части предъявленного обвинения в незаконном приобретении и хранении наркотического средства массой 14 грамм, которое согласно заключению эксперта №3451 от 28.07.2016 г., №5586 от 26.12.2016 г., №4/108 от 31.03.2017 г. содержит наркотическое средство тетрагидроканнабинол, пояснил, что само наркотическое средство тетрагидроканнабинол он не выделял и не хранил.

В изъятом мусорном пакете, описанном в заключении эксперта №4/108 от 31.03.2017 г., как объект №4 фактически находился мусор. Употреблять обнаруженные в данном пакете части растений конопли (центральный стебель, листья, корни с землей) ФИО1 не собирался, а собирался их выкинуть вместе с остальным мусором, который он складывал в этот пакет, поскольку от указанных частей растений конопли ранее  верхушечные части соцветий были уже отделены. Мусорный пакет, который ФИО1 собирался выкинуть, был оставлен в подвальном помещении, так как объем мешка двести литров и он был наполовину пуст. При этом второй аналогичный мусорный пакет объемом двести литров, который ФИО1 собирался сжечь, определенный экспертом как объект №3 и также в соответствии с выводами эксперта содержащий вещество растительного происхождения — части растения конопля, а фактически содержащий мусор (части растений конопли — листья, стебли, корни, остатки частей растений конопли), следствием исключен из объема обвинения.

При осмотре пакета массой 14 грамм установлено отсутствие в нем верхушечных частей растений.

Таким образом, вещественные доказательства состоят практически из одеревенелых центральных стеблей, которые не являются по определению ни канабисом, ни марихуаной. Процентное содержание в них ТГК не установлено. Употребление их в качестве наркотического средства невозможно, они не курятся и не содержат достаточного количества психоактивных компонентов.

Однако в противоречии с фактическим содержанием пакета с объектом №4 эксперт приходит почему-то к необоснованному и не мотивированному выводу о том, что объект №4 (вид которого представлен на фотографиях), является наркотическим средством — марихуаной.

Нарушение методики исследования объекта №4

На представленных в экспертном заключении фото хорошо видно наличие большого количества веток и стеблей. Согласно утвержденной методике, эксперт при диагностике марихуаны должен был исследовать всю растительную массу, представленную на исследование, на наличие веток и фрагментов стеблей. Микроскопическое исследование может определить только принадлежность растительной массы к растению конопля, но не отвечает на вопрос о количественном соотношении разных частей растения, содержащих и не содержащих наркотически активные компоненты. Поэтому эксперту необходимо было отделить от общей массы не содержащие наркотических компонентов ветки растения и стебли, и только после того, как эксперт убедился, что оставшаяся часть целиком состоит из верхушек, цветов и листьев растения конопля, он, в соответствии с методикой, для определения массы (размера) марихуаны должен высушить эту растительную массу до постоянного веса при температуре +(110-115)°С. Эксперт проигнорировал данные требования методики и не провёл исследования всей представленной растительной массы на предмет, какие части растения входят в ее состав, поэтому данных об отнесении объекта исследования к марихуане недостаточно. Из заключения эксперта можно сделать вывод только о том, что представленная на экспертизу растительная масса содержит части растения конопля. Масса «марихуаны» определена неверно и является завышенной.

Подробные описания нарушений в вышеуказанных экспертизах обнаружены при помощи независимых экспертов: Гладышевым Д.Ю., имеющим высшее химическое и юридическое образование, ученую степень кандидата химических наук, свидетельство №003119 на право производства экспертиз наркотических и сильнодействующих средств, выданное МВД РФ, стаж экспертной работы более 20 лет и Кушнирук М. Ю., имеющей высшее химическое образование, учёную степень кандидата химических наук, стаж работы по специальности 32 года, стаж экспертной работы 4 года.

Таким образом, эксперты не учли все методические рекомендации для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, не изучили специальную литературу, при проведении экспертиз были нарушены утвержденные методики, в результате выводы экспертов не аргументированы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2016г., «необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования». Учитывая вышеизложенное, представленные заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта   №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017. не соответствуют в полной мере требованиям применяемых методик исследования наркотических средств и не соответствуют законодательным требованиям, предъявляемым к экспертным заключениям, а именно: выполнение исследования на строго научной основе, всесторонность и полнота исследований. Эксперты не учли методические рекомендации, разработанные для исследования наркотических средств, получаемых из конопли, в результате их выводы научно не обоснованы и не аргументированы. Заключения не соответствуют требованиям ст. 8 Закона ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ № 28 от 21.12.2010 г., такие заключения эксперта следует считать необоснованными.

Замечания, относящиеся не к экспертным заключениям, а к сущности дела

Собранные в мешок с мусором части растения были фактически выброшены, они не готовились для изготовления наркотических средств, для употребления или незаконного оборота. Тот факт, что они подвергались гниению (отражено в заключении экспертов: “для предотвращения дальнейшего гниения представленных растений высушили”), свидетельствует о фактическом отказе от владения этими частями конопли, их хотели выкинуть, но не успели. Имеет место добровольный отказ от совершения преступления. Даже если из этих частей можно было получить наркотические средства и употребить их, обстоятельства свидетельствует, что от этого обвиняемый отказался.

Таким образом, отсутствует и объективная сторона состава преступления – факт хранения, и субъективная сторона – умысел, мотив. Поэтому дело в этой части подлежит прекращению по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

В связи с вышеизложенным,

ПРОШУ:

  1. Признать по уголовному делу  № по обвинению ФИО1 заключение эксперта № 3450 от 28.07.2016, заключение эксперта № 3451 от 28.07.2016, заключение эксперта № 5586 от 26.12.2016, заключение эксперта № 5585 от 23.12.2016, заключение эксперта   №4/107 от 31.03.2017, заключение эксперта №4/108 от 31.03.2017 — недопустимыми доказательствами и исключить из числа доказательств по уголовному делу.
  2. Прекратить уголовное преследование обвиняемого ФИО1 по уголовному делу №  в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Приложения:

  • Фотографии объекта №4 (на 3-х листах);
  • Копия заключения специалиста №144 от 16.02.2017 г. (на 10-ти листах)

Адвокат_______________________ А.П. Антонов

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях