fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Образец ходатайства в суд о прекращение уголовного преследования

В Октябрьский районный суд г. Самара

Судье Щеблютову Д.М.

От адвоката АБ “Антонов и партнеры” Антонова А.П.,

рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, проспект Карла Маркса,

д. 192, оф. 619, тел. 8-987-928-31-80

В защиту интересов подсудимого ФИО1,  

ДАТА1 года рождения, уроженца г. Куйбышев

ХОДАТАЙСТВО

(в порядке ст. 53 УПК РФ)

 В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению ФИО1, ФИО2 и ФИО3 в совершении преступлений, предусмотренных ст.163 ч.2 п.п. «а,в,г», ст.126 ч.2 п.п. «а,в,д,з», ст.126 ч.2 п.п. «а,в,г,д,ж,з» УК РФ.

Мною, в соответствии с заключенным соглашением осуществляется защита ФИО1.

Первым эпизодом преступной деятельности ФИО1 вменяется п.п. “а, в, г” ч. 2 ст. 163 УК РФ, а именно «вымогательство, то есть требование чужого имущества под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере». Согласно обвинительному заключению, в результате преступных действий ФИО2, ФИО3 и ФИО1 несовершеннолетнему ФИО4 был причинен материальный ущерб на сумму 387 131 руб. 81 коп. Также в результате указанных преступных действий ФИО2, ФИО3 и ФИО1 ФИО5 был причинен материальный ущерб на сумму 20 000 рублей.

На основании п.2 Постановления Пленума ВС РФ от 17.12.2015 «О судебной практике по делам о вымогательстве», к предмету вымогательства относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, включая наличные денежные средства.

Из п. 13 указанного Постановления следует, что если требование передачи имущества является правомерным, то такие действия не влекут уголовной ответственности за вымогательство.

Защита полагает, что в ходе судебного следствия собрано достаточно доказательств того, что требования ФИО1 были правомерными, поскольку он требовал возврата долга, который ему были должны ФИО4 и ФИО5.

 Помимо этого, в подтверждение преступного умысла на мошенничество потерпевших указывают множество свидетелей, у которых они также брали денежные средства и не возвращали их.

Указанные обстоятельства подтверждаются допросом потерпевшего ФИО5, допросами подсудимых, допросами свидетелей ФИО7, ФИО8, ФИО6, ФИО6, ФИО9, ФИО10, ФИО11.

Одним из составных частей преступного деяния, предусмотренного п.п. “а, в, г” ч. 2 ст. 163 УК РФ, в котором обвиняется ФИО1 являются действия ФИО2 и ФИО1 24.04.2018 г. в период времени с 20 часов 00 минут по 21 час 00 минут. В соответствии с показаниями потерпевшего ФИО4 в указанный период времени к его месту жительства по адресу: г. Самара, ул. Солнечная 1 приехали ФИО1 и ФИО2, чтобы забрать у ФИО4 денежную сумму в размере 200 000 (двести тысяч) рублей. Указанная сумма со слов ФИО4 была передана им ФИО1 и ФИО2 под угрозой применения к нему насилия.

Указанное полностью опровергается объективными данными, связанными с местом нахождения потерпевшего ФИО4 и ФИО2 в указанный промежуток времени. Так, специалист “Мегафон”, ФИО12 был допрошен в ходе судебного следствия. В ходе допроса ФИО12 были предоставлены на обозрение необходимые документы для определения местонахождения и передвижения вышеуказанных лиц с помощью базовых станций, которые обслуживают абонентские устройства, находящиеся у ФИО4 и ФИО2 Так, ФИО12 в ходе допроса без сомнений указал следующее: Абонентское устройство, принадлежащее ФИО4 24.04.2018 до 22 часов 42 минут не могло находиться по адресу: АДРЕС1. Кроме этого, ФИО12 указал, что абонентское устройство, принадлежащее ФИО2 не могло находиться 24.04.2018 г. с 19:15 до 23:00 по адресу: АДРЕС1. Указанное прямо свидетельствует не только о том, что ФИО1 и ФИО2 не забирали у ФИО4 200 000 рублей и не находились в указанный промежуток времени по адресу: АДРЕС1, как собственно и сам потерпевший, но и свидетельствует о ложности показаний ФИО4, что подрывает веру и в правдивость его показаний в целом.

По эпизоду похищения ФИО4 (п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.126 УК РФ)

Защита полагает, что инкриминируемый ФИО1 и ФИО2 состав преступления, предусмотренный п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.126 УК РФ, то есть похищение человека группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего из корыстных побуждений, совершенный, по мнению следствия, 24.04.2018, не имел место быть.

Как следует из Постановления о предъявлении обвинения от 25.04.2019, ФИО1 24.04.2018 в период времени с 18:00 до 18:30, более точное время следствием не установлено, совместно с ФИО2 на автомобиле подъехали к дому АДРЕС2, где ими ранее был замечен ФИО4 В указанном месте они якобы заставили ФИО4 сесть в салон автомашины, а именно ФИО2В стал якобы заталкивать ФИО4 в салон автомашины. После этого они якобы против воли потерпевшего переместили его от дома по адресу АДРЕС2 к дому по адресу: АДРЕС3. При этом во время движения к ФИО4 якобы было применено насилие, выразившееся в нанесении локтями правой и левой руки ФИО2 не менее 5 ударов по левому боку туловища несовершеннолетнего ФИО4.

Затем ФИО4 отвезли обратно к дому по адресу АДРЕС2 и отпустили его.

В подтверждение вины по данному эпизоду преступной деятельности, обвинение, в большинстве своем, представило доказательства, не имеющие отношения к данному факту. При этом фактическая сторона действий, совершенных в отношении ФИО4, вызывает сомнения.

Исследованные же в судебных заседаниях доказательства их вины, не нашли своего подтверждения.

Показания подсудимых ФИО1 и ФИО2 не менялись, являются последовательными, логичными и подтверждаются другими материалами дела и показаниями свидетелей.

Показания же потерпевшего ФИО4 и свидетеля ФИО13 противоречивы, неоднократно менялись как в ходе предварительного следствия, так и в суде.

Во-первых, не ясна последовательность событий, в ходе которых ФИО4 оказался в автомобиле ФИО1

Так, исходя из материалов первоначального опроса ФИО4, 24.04.2019 он гулял со своей девушкой ФИО13. Во время прогулки ему позвонил ФИО1 и попросил встретиться. ФИО4 пытался отказаться, сославшись на занятость, но ФИО1 сказал, что видит его, поэтому ему ничего не оставалось, как согласиться (т.1 л.д.25).

Во-вторых, не доказан тот факт, что ФИО4 насильно затолкали в автомобиль.

В своих первоначальных показаниях, данных в ходе Опроса от 27.04.2018, ФИО4 пояснил: “Открылась задняя дверь и меня в машину затащил находившийся там ФИО2” (имеется в виду ФИО2) (т.1 л.25). В последующем ФИО4 меняет свои показания: в допросе от 07.11.2018 он пояснил: “Сразу открылась боковая дверь, которая была справа. Ранее в своих показаниях я ошибочно пояснил, что открылась задняя дверь. В автомашине я увидел ФИО2, который и открыл боковую дверь. ФИО1 пригласил меня и ФИО13 в его автомашину, я отказался, ФИО1 стал настаивать, стал говорить, что нужно поговорить по поводу ФИО5, на что я сказал, чтобы он вышел, и что мы здесь говорили. На что из автомашины вышел ФИО2, который своими руками стал заталкивать меня в автомашину, на что я сопротивлялся, потом ФИО1 паять начал говорить, что мы просто поговорим, тогда я уже согласился и сел сам в автомашину” (т.2 л.д.58). Непонятно, выходил ли вообще ФИО2 из автомобиля и сразу ли ФИО4 туда сел.

В то же время, все показания ФИО4 расходятся в этой части с показаниями ФИО13, согласно которым ФИО4 добровольно сел в автомобиль. 

Так как ФИО13 являлась девушкой ФИО4, возникает вопрос: если она видела, что ФИО4 насильно заталкивают в автомобиль, то почему она не пыталась сбежать или позвать на помощь, а сама, по собственной воле, села в этот же автомобиль? 

Указанное противоречие так и не было разрешено.

Следовательно, показания ФИО4 в этой части противоречат логике и здравому смыслу.

Подсудимый ФИО1 показал, что 24.04.2018 он и ФИО2, по заранее достигнутой договоренности, подъехал за ФИО4 к дому его девушки ФИО13. ФИО1 находился за рулем данного автомобиля, а ФИО2 сидел на заднем сидении. Там ФИО4 сам, добровольно сел к нему в машину на заднее сиденье, а ФИО13 на переднее и они приехали в кальян- бар обсудить возврат долга, который ФИО4 и ФИО5 должны были ФИО1. Насильно никто ФИО4 в машину не сажал и не затаскивал туда, из машины никто не выходил. После разговора и достижения договоренности, что ФИО4 отдаст деньги, он отвез последнего и его девушку обратно. В этот день больше с ФИО4 ни он, ни ФИО2 не встречались, денежные средства в сумме 200.000 рублей и ни в какой другой сумме, в этот день ФИО4 ему не отдавал и не обещал отдать.

Подсудимый ФИО2 дал показания, аналогичные показаниям ФИО1.

Потерпевший ФИО4 показал, что 24.04.2018 он гулял со своей девушкой ФИО13, когда к ним на автомобиле подъехали ФИО1 и ФИО2. ФИО1 находился за рулем, а ФИО2 сидел на заднем сидении.

Здесь показания ФИО4 противоречат друг другу. Он сообщил суду, что ФИО2 вышел из машины и затащил его в машину. На дальнейшие вопросы адвокатов, он сказал, что ФИО2 из машины не выходил, а затащил его в машину, выставив оттуда только ногу. В конечном итоге ФИО4 признался, что в тот момент, когда его ФИО2 дернул за рукав куртки, не выходя из машины, ФИО4 отдернул руку и вырвался. Однако, после этого, ФИО4 сам, добровольно, сел на заднее сидение данного автомобиля, хотя мог этого не делать. Его подруга ФИО13 также сама села на переднее пассажирское сидение автомобиля. В машине ФИО4 сказал, что вечером он передаст 200.000 рублей ФИО1 возле своего дома по адресу: АДРЕС1. Затем ФИО4 и ФИО13 были доставлены обратно и добровольно вышли.

Свидетель ФИО13 в судебном заседании показала, что 24 апреля 2018 г. она гуляла возле своего дома со своим парнем ФИО4, когда к ним подъехал автомобиль, где за рулем находился гражданин ФИО1, а на заднем сиденье ФИО2 От них они услышали, чтобы те садились в машину, на что ФИО4 ответил отказом.

В судебном заседании свидетель ФИО13 все-же подтвердила, что из машины никто не выходил, никто ФИО4 туда насильно не затаскивал. ФИО2, находясь на заднем сидении автомобиля дернул за рукав куртки ФИО4, но последний отдернул руку. Затем ФИО4 сам, добровольно сел в машину на заднее сидение, а она села на переднее пассажирское сидение. Перемещение на автомобиле было согласовано с ними и ФИО1 после разговора привез их обратно к тому месту, где забрал.

 Сам ФИО1 в этот день праздновал день рождения и вечером находился в баре «НАЗВАНИЕ1» по адресу: АДРЕС4. В судебном заседании была исследована детализация телефонных разговоров подсудимого ФИО1  с привязкой к базовым станциям. 

Допрошенный в качестве свидетеля специалист – ведущий инженер ПАО «МТС» ФИО14, по детализации показал, что наиболее возможное местонахождение абонента ФИО1 24.04.2018 в период времени с 20.50 до 22.50, это адрес: АДРЕС4 (тот адрес, о котором говорил подсудимый ФИО1, по которому находится бар «НАЗВАНИЕ1», где последний праздновал свой день рождения.

Допрошенный в качестве свидетеля директор бара «НАЗВАНИЕ1» ФИО15 показал, что ФИО1 он знает хорошо, тот часто к нему приходит. Возможно ФИО1 находился там и 24.04.2018. Сам он был в тот день примерно до 17-18 часов.

В-третьих, не доказано нанесение ФИО4 ударов.

Однако находившаяся вместе с ним ФИО13 дает другие показания. Когда она гуляла вместе с ФИО4, ему позвонил ФИО1 и предложил встретиться. Он подъехал только через 15 минут. ФИО4 сел в автомобиль добровольно, после его их отвезли к кальянной, с ФИО4 поговорили, после чего их отвезли обратно и отпустили (т.1 л.д.30). Ни о каком нанесении ударов ФИО4 ФИО13 не говорит, хотя, находясь с ним в одном автомобиле, она не могла этого не заметить.

24.04.2019 его против его воли затащили в автомобиль. Гулявшая вместе с ФИО4 ФИО13 была знакома с ФИО1, поэтому села в автомобиль добровольно. После того, как их перевезли к кальянной по адресу АДРЕС2 и затем перевезли обратно, их добровольно отпустили. При этом ни о каком нанесении ударов в первоначальном опросе речи не идет.

Вывод о том, что ФИО4 не было нанесено никаких повреждений, подтверждается и объяснениями ФИО15, к которому на день рождения 26.04.2018 пришел ФИО4. ФИО15 пояснил, что никаких телесных повреждений у ФИО4 он не заметил (т.1 л.д.251).

Сведений о том, что ФИО4 в то время, пока он сидел в автомобиле, наносили удары, его объяснения от 16.07.2018 (т.1 л.203), материалы допросов от 20.09.2018 (т.2 л.15) не содержат. Он впервые упомянул о нанесении ему ударов локтями только в допросе от 07.11.2018 (т.2 л.59), то есть уже по по истечении полугода после указанных событий.

Из этого неизбежно следует вывод о том, что в период нахождения ФИО4 в автомобиле никакие удары ему не наносились, физическое насилие в отношении него применено не было. ФИО4 освободили добровольно. 

В-четвертых, не доказано похищение ФИО4 денежных средств у своих родителей. 

Свидетель ФИО4  Э.М. показал, что 26.04.2018 он от своего сына Владимира ФИО4 узнал, что тот 24.04.2018 отдал гражданину ФИО1 денежные средства в сумме 200.000 рублей, которые лежали у них дома и предназначались на обучение его сына. В общем, там лежала большая сумма денег, которую он назвать не может, так как деньги как подкладывались, так и брались оттуда. Последний раз ФИО4 Э. видел деньги 23.04.2018. Однако, сколько там находилось денег, он сказать не может, так как не пересчитывал их. Так же от своего сына ФИО4 Э. узнал, что ФИО1  ФИО2 предварительно похитили их на автомобиле (т.2 л.93).

Из вышеуказанного допроса отца ФИО4 никак нельзя сделать вывод, что деньги пропали именно 24 числа, а не раньше.

При этом, на заданные в судебном заседании вопросы, сказал ли он ФИО5, что отдал за него деньги, ФИО4 показал, что ФИО5 не звонил и о том, что отдал за него деньги, ему не говорил до 27.04.2018, до момента написания заявления в полицию. Также он не говорил об этом и 26.04.2018, когда ФИО1, ФИО2 и ФИО3 требовали остаток долга. Хотя с учетом, «как бы отданных» ФИО4 200.000 рублей, ФИО5 бы уже был ничего не должен.

Данный факт не просто кажется странным, но и не логичным. Почему ФИО4 отдал деньги за ФИО5 и не сказал ему об этом? Почему не сказал об этом ФИО1 при требовании денег 26 числа, что деньги уже вернул?

Указанные обстоятельства свидетельствуют о ложности показаний потерпевшего ФИО4

Состав преступления, предусмотренный п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.126 УК РФ, представляет собой похищение человека группой лиц по предварительному сговору с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего из корыстных побуждений,

Из исследованных материалов следует, что факт вымогательства и факт похищения человека 24.04.2018, вместе со всеми квалифицирующим признаками, отсутствует.

Все представленные обвинением доказательства, не нашли своего подтверждения и опровергнуты в ходе судебных заседаний.

На основании чего, в действиях ФИО1 и ФИО2 отсутствует событие преступления по данному факту.

Полагаю, что имеются достаточные обстоятельства, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимым обвинение и имеются веские основания для отказа государственного обвинителя от данного обвинения в соответствии с ч.7 ст.246 УПК РФ и прекращения уголовного преследования в отношении ФИО1 и ФИО2 Кирилла Викторовича по обвинению в совершении преступления, предусмотренного  п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.126 и ст.163 УК РФ, совершенного, по мнению обвинения 24.04.2018, на основании п.1.ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.

В-пятых, ФИО1 подлежит освобождению от уголовной ответственности за указанное деяние.

В Примечании к ст.126 УК РФ указано, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Разъяснение данного положения дается в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.12.2019 г. №58 г. Москва «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми»: добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

Данное Постановление вступило в силу уже после описанных событий, однако так как разъяснения позволяют сделать вывод о том, что уголовное преследование в отношении ФИО1 должно быть прекращено, в силу ч.1 ст.10 УК РФ данные разъяснения имеют обратную силу и подлежат применению в данном уголовном деле.

ФИО1 имел физическую возможность удерживать ФИО4 в своем автомобиле. однако это им сделано не было. ФИО4 не были причинены телесные повреждения, то есть никакого противоправного действия, корме похищения, ФИО1 совершено не было. Следовательно, он подлежит освобождению от уголовной ответственности за указанное деяние.

Таким образом, уголовное преследование в отношении ФИО4 по п.п.“а,в,д,з” ч.2 ст.126 УК РФ подлежит прекращению.

По эпизоду похищения ФИО4 и ФИО5 («а,в,г,д,ж,з» ч.2 ст.126 УК РФ)

Третьим эпизодом инкриминируемых преступлений, ФИО1, ФИО2 и ФИО3 вменяется совершение преступления, предусмотренного «а,в,г,д,ж,з» ч.2 ст.126 УК РФ, совершенное 26.04.2018.

Как следует из Постановления о предъявлении обвинения от 25.04.2019, ФИО1, ФИО2 и ФИО3 договорились похитить заведомо несовершеннолетних ФИО4 и ФИО5. В этой целью они 26.04.2018 в период времени с 12:15 по 17:00 приехали на автомобиле во двор дома по адресу: АДРЕС5 где ФИО4 и ФИО5 находились в салонах автомобилей.

ФИО2 открыл дверь автомобиля, в котором находился ФИО5, взялся руками за его одежду и вытащил его на улицу, после чего нанес один удар кулаком в лицо и один удар кулаком в живот, застегнул руки ФИО5 наручниками за спиной и заклеил рот изолентой. После этого ФИО2 поместил ФИО5 против его воли в салон автомобиля “Фольксваген Транспортер”.

Далее ФИО2 открыл дверь автомобиля, в котором находился ФИО4, взялся руками за его одежду и вытащил его на улицу, после чего нанес два удара кулаком в лицо, застегнул руки ФИО4 наручниками за спиной и заклеил рот изолентой. После этого ФИО2 поместил ФИО5 против его воли в салон автомобиля “Фольксваген Транспортер”.

После этого ФИО4 и ФИО5 были перемещены во двор дома  по адресу: АДРЕС6, в ходе перемещения им угрожали ружьем неустановленном модели. Находясь во дворе дома, ФИО1 пересел на заднее сиденье автомобиля “Фольксваген Транспортер” и стал высказывать в отношении них угрозы применения насилия. 

Затем ФИО2 и ФИО3 стали применять насилие в отношении ФИО4 и ФИО5, а именно нанесли им множественные удары руками и ногами по туловищу и конечностям.

Затем ФИО1 В.В., ФИО2 и ФИО3, испугавшись быть замеченными, против воли переместили ФИО4 и ФИО5 к гаражам, расположенным напротив дома по адресу: г. Самара, ул. Магнитогорская, д.1, где стали наносить ФИО5  множественные удары руками и ногами по голове и туловищу. Затем они вытащили ФИО5 из автомобиля и продолжили наносить ему множественные удары руками и ногами по туловищу и конечностям.

ФИО4 был отпущен около ДК “НАЗВАНИЕ2” по адресу АДРЕС7 после снятия им денежных средств в отделении Сбербанка на пересечении улиц Киевская и Тухачевского.

ФИО5 был отпущен около ТК “НАЗВАНИЕ3” после снятия там денег в банкомате.

Исследованные же в судебных заседаниях доказательства их вины, не нашли своего подтверждения.

Показания подсудимых ФИО1 и ФИО2 не менялись, отличаются последовательностью, логичностью и подтверждаются другими материалами дела и показаниями свидетелей.

Показания же потерпевших ФИО4 и ФИО5 противоречивы, неоднократно менялись как в ходе предварительного следствия, так и в суде.

Во-первых, ФИО4 и ФИО5 сели в автомобиль добровольно.

Из показаний подсудимых ФИО1, ФИО2 и ФИО3 следует, что 26.04.2018 ФИО1 решил встретиться снова с ФИО4 и ФИО5 в целях обсуждения вопроса возврата долга ФИО1. Для встречи он пригласил также своих знакомых ФИО2 и ФИО3, а также ФИО6 и ФИО6. Последним двоим указанные лица тоже должны были деньги, которые брали обманным путем под видом «ставок на спорт» и не возвращали. Когда ФИО6 и ФИО6 забрали со школы ФИО4 и ФИО5 и привезли к автомобилю ФИО1 и ФИО2, ФИО2 сам, без каких либо просьб или указаний вышел своего автомобиля и сопроводил ФИО4 и ФИО5 в свой автомобиль Фольсваген-Транспортер. ФИО2 самостоятельно принял такое решение. Просьб или указаний от ФИО1 об этом не поступало.

Никакого насилия (нанесения ударов, заклеивания рта, надевания наручников) он не применял. 

ФИО4 и ФИО5 сели в автомобиль добровольно, что подтверждается показаниями свидетеля ФИО6, который присутствовал при описанных событиях: “После того, как я приехал, ФИО2 подошел к автомобилю и предложил ФИО5 выйти из машины, на что тот согласился. После этого ФИО5 самостоятельно проследовал в автомобиль марки “Фольсваген-Каравелла” черного цвета, туда же самостоятельно прошел ФИО4” (т.1 л.222).

Аналогичные показания дает и свидетель ФИО6: “ФИО2 подошел к автомобилю и предложил ФИО4 выйти из машины, на что тот согласился После этого ФИО4 самостоятельно проследовал в автомобиль марки “Фольсваген-Каравелла” черного цвета, туда же самостоятельно прошел ФИО5” (т.1 л.218).

Таким образом, показания свидетелей коренным образом отличаются от предъявленного обвинения.

Во-вторых, к ФИО4 и ФИО5 никто не применял насилие перед тем, как они сели в автомобиль.

Указанный вывод подтверждается, в частности, изложенными выше показаниями ФИО6 и ФИО6.

Заслуживает внимания и то, каким образом изменялись показания потерпевших касательно применения к ним насилия.

Так, при первоначальном опросе на следующий день после описываемых событий ФИО4 указывает: “он (ФИО2) меня и Михаила силой перетащил в черный Фольксваген. Нам заклеили рты скотчем, отобрали телефоны, надели наручники, застегнув их сзади” (т.1 л.25). Показания ФИО5 аналогичны (т.1 л.114).

Указание на то, что при якобы насильственном перемещении потерпевших в автомобиль (причем неясно, какой именно), появляется только при допросах ФИО4 и ФИО5 от 20.09.2018 (т.2 л. 16 и 25 соответственно): им обоим нанесли несколько ударов по лицу, надели наручники и заклеили рты изолентой синего цвета.

Следовательно, имеются существенные противоречия в показаниях касательно следующих обстоятельств:

  1. Наносились ли удары потерпевшим, перед тем, как их якобы насильственно поместили в автомобиль?
  2. В какой именно автомобиль они сели?
  3. Чем именно им заклеили рты: скотчем или синей изолентой (они отличаются, в первую очередь, по материалу и возможной ширине, что важно)?

Последний вопрос также заслуживает внимания. Во всех последующих показаниях указано, что рты потерпевшим были заклеены синей изолентой. В то же время, это не могло иметь место.

Ширина изоленты стандартна и составляет 1,7 см или 2 см, то есть она очень узкая. Ее невозможно использовать для заклеивания рта человеку.

ФИО1 при этом находился совсем в другой машине. Машина, где находились ФИО5 и ФИО4, тронулась с места и ФИО1 пришлось поехать за ними. В ходе дальнейшего пути следования и остановок машин, ФИО1 сам насилия по отношению к последним не применял. Все действия ФИО2 по перемещению данных граждан, не охватывались умыслом ФИО1. При этом, когда ФИО1 пересел в автомобиль к ФИО5 и ФИО4, те не были ограничены в свободе передвижения. Остановки производились в общественных и людных местах, где ФИО5 и ФИО4 могли свободно передвигаться или позвать на помощь и ФИО1 со своими друзьями не смогли бы им воспрепятствовать. Оружием им никто не угрожал, рты никто не заклеивал. В этот день ФИО5 и ФИО4 рассчитался с ФИО1. О том, что ФИО4 являлся на тот момент несовершеннолетним, никто не знал и не предполагал, поскольку последний ездил на автомобиле. Поэтому обосновано считали, что у него есть водительские права, а значит ему исполнилось 18 лет. Наличие долга ФИО4 и ФИО5 А.А. перед ФИО1 подтверждается перепиской между ними в социальной сети «Вконтакте».

Скриншот данной переписки исследован в судебном заседании.

26.04.2018 при встрече с ФИО4 и ФИО5, ФИО2 самостоятельно принял решение переместить их в другое место. Изначально ФИО1, ФИО2 и ФИО3 намеревались лишь поговорить с ними, никуда их не перемещая. 

Свои действия с ФИО1 и ФИО3, который находился за рулем данного автомобиля, ФИО2 не согласовывал и заранее не обговаривал. ФИО1 в это время был совершенно в другой машине. Причину перемещения с места, откуда ФИО2 забрал потерпевших, он объясняет тем, что от ФИО4 исходил резкий запах, который вызвал у водителя автомобиля “Фольксваген-Транспортер” ФИО3 рвотный рефлекс. ФИО3 тронулся с места и проехал до магазина «НАЗВАНИЕ4» чтобы проветрить машину. ФИО1, находящемуся за рулем другой машины, ничего не оставалось делать, как следовать за ними. Перемещение с ним заранее согласовано не было. 

В-третьих, в ходе перемещения никакого насилия к потерпевшим применено не было

Свидетель ФИО15 показал, что приехал по просьбе своего друга ФИО4  В.Э. на пересечении улиц АДРЕС3, на парковку возле бывшего кинотеатра «НАЗВАНИЕ3». Там ФИО15 отдал ФИО1 1573 доллара США по просьбе ФИО4. При этом они все, в том числе и ФИО4 с ФИО5 находились возле автомобиля в оживленном, людном месте, вели ненавязчивую беседу. Невдалеке ходили люди и ездили машины. ФИО4 и ФИО5 не были ограничены в передвижении. Наручников на них не было. 

Затем ФИО15 отвез ФИО4, куда тот попросил. На нем видимых повреждений наружных покровов кожи-синяков или ссадин не было. Если исходить из показаний потерпевших, то получается, что им наносили удары, в том числе, и по голове. Следы от ударов должны были быть видны, однако ФИО15 ничего не заметил.

После описанных событий ФИО4 пришел домой к ФИО13, при этом никаких телесных повреждений она на его теле не видела, только ссадины в области запястий (т.1 л.29). Никаких следов от ударов она не заметила.

В последующем была проведена генетическая экспертиза наручников, изъятых в жилище ФИО3 (л.5 л.15). Экспертизой было установлено, что на наручниках имеются смешанные следы пота двух и более лиц, однако его происхождение от ФИО4 с ФИО5 исключается.

В ходе осмотра автомобиля марки “Фольксваген-Каравелла” на заднем сиденье были обнаружены следы вещества коричневого цвета, смывы с которого была сделаны на ватный тампон. Исходя из заключения эксперта №НОМЕР2 от 01.03.2019, на смыве обнаружена кровь мужчины, однако принадлежность ее от потерпевших исключается (т.5 л.63).

Примечательно, что на протяжении всего периода расследования уголовного дела освидетельствование или производство судебно-медицинской экспертизы в отношении ФИО4 и ФИО5 ни разу не производилось, то есть вывод о том, что им наносились телесные повреждения, был сделан следствием исключительно на основании их собственных показаний без какого-либо документального подкрепления.

Как следует из Заключения эксперта №0НОМЕР3 от 18.12.2018, для исследования ей были представлены только 2 файла с фотографиями тыльной стороны области лучезапястного сустава мужчины. Эксперт ФИО16 в результате исследования пришла к выводу, что установить наличие и характер (морфологию) повреждений и дать им экспертную оценку н представилось возможным (т.1 л.л.126-127). Возникает вопрос: почему на исследование эксперта поступили только фотографии запястий, и не было фотографий головы, туловища и конечностей, на которых, исходя из предъявленного обвинения, должны были находиться следы от ударов.

В-четвертых, потерпевших никто не удерживал

Автомобили неоднократно останавливались в разных людных местах, временами выходили из машины покурить все вместе. ФИО4 и ФИО5 уже не были ограничены в свободе передвижения, находились в людных местах, выходили из машины на улицу, заходили в Сбербанк. Во время нахождения в машине, ФИО5 и ФИО4 нашли деньги и расплатились с ФИО1. Остатки долга привез друг ФИО4 – ФИО15.

Свидетели ФИО6 и ФИО6 дали показания, аналогичные показаниям подсудимых до момента отъезда автомобилей. Что происходило после, им неизвестно. Они подтвердили, что из машины вышел один ФИО2, который сопроводил ФИО5 и ФИО4 в автомобиль, где находился ФИО3. ФИО1 находился в другой машине. Кроме того, из их показаний следует, что ФИО5 и ФИО4 также должны были им денежные средства, которыми завладели мошенническим путем.

В-пятых, ФИО1 подлежит освобождению от уголовной ответственности за указанное деяние.

В Примечании к ст.126 УК РФ указано, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Разъяснение данного положения дается в п.9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.12.2019 г. №58 г. Москва «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми»: добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

Данное Постановление вступило в силу уже после описанных событий, однако так как разъяснения позволяют сделать вывод о том, что уголовное преследование в отношении ФИО1 должно быть прекращено, в силу ч.1 ст.10 УК РФ данные разъяснения имеют обратную силу и подлежат применению в данном уголовном деле.

ФИО1 имел физическую возможность удерживать ФИО4 в своем автомобиле, однако это им сделано не было. ФИО4 не были причинены телесные повреждения, то есть никакого противоправного действия ФИО1 совершено не было. Следовательно, он подлежит освобождению от уголовной ответстветственности за указанное деяние.

Таким образом, уголовное преследование в отношении ФИО4 и ФИО5 по «а,в,г,д,ж,з» ч.2 ст.126 УК РФ подлежит прекращению.

Из всех материалов дела, как из допросов подсудимых, допросов потерпевших и следует, что ФИО5 и ФИО4 были добровольно освобождены. Кроме того, из допросов подсудимых, а также допроса свидетеля ФИО15 следует, что они насильно не удерживались, находились общественных местах, на виду у людей и могли свободно перемещаться.

На основании изложенного, руководствуясь ст.53, ст.24, ст.254 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Прекратить уголовное преследование в отношении ФИО1, ФИО2 и ФИО3 по обвинению в совершении в совершении преступления, предусмотренного ст.163 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ, на основании п.2.ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления, а по эпизоду совершенного, по мнению обвинения 24.04.2018, на основании п.1.ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.
  2. Прекратить уголовное преследование в отношении ФИО1 и ФИО2 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного  п.п. «а,в,д,з» ч.2 ст.126 УК РФ, совершенного, по мнению обвинения 24.04.2018, на основании п.1.ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.
  3. Прекратить уголовное преследование в отношении ФИО1, ФИО2 и ФИО3 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного  п.п. «а,в,г,д,ж,з» ч.2 ст.126 УК РФ, совершенного 26.04.2018, на основании ч.2 ст.24 УПК РФ в связи с тем, что преступность и наказуемость деяния устранены вступившим в законную силу Пленумом ВС РФ и на основании примечания к данное статье.
  4. Освободить, содержащегося под стражей ФИО1 в зале суда, содержащегося под стражей ФИО2 в зале суда, освободить содержащегося под домашним арестом ФИО3 в зале суда, сняв все наложенные судом ограничения.

С уважением, адвокат ____________________ А.П.Антонов

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях