fbpx
Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец кассационной жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ на приговор по ч. 4 ст. 159.2 УК РФ
Новые статьи

Образец кассационной жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ на приговор по ч. 4 ст. 159.2 УК РФ

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда РФ

121260, Москва, ул. Поварская, д. 15

от адвоката адвокатского бюро “Дуденков и партнеры” Антонова А.П.,

рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, проспект Карла Маркса,

д. 192, оф. 619, тел. 8-987-928-31-80

в защиту интересов осужденного ФИО1,

осужденного за совершение преступления,

предусмотренного ч. 4 ст. 159.2 УК РФ

Кассационная жалоба

Приговором ХХХ районного суда Самарской области от ХХХ г. ФИО1 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159.2 УК РФ, и ему назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком в 3 года.

С ФИО1 также взыскан в пользу администрации МР ХХХ причиненный ущерб в сумме ХХХ руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 05.12.2017 г. приговор ХХХ районного суда Самарской области от ХХХ г. в отношении ФИО1 оставлен без изменения, апелляционная жалоба адвокатов Антонова А.П., — без удовлетворения.

Постановлением судьи Самарского областного суда от ХХХ в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

С данными актами судов я не согласен, считаю отказ в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции незаконным, апелляционное рассмотрение формальным, а приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, так как причастность осужденного к совершению инкриминируемого деяния не доказана, действия осужденного неверно квалифицированы, выводы суда о правовой оценке его действий не основаны на законе, в связи с чем приговор суда должен быть отменен, а осужденный должен быть полностью оправдан.

Согласно п.20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 2 (ред. от 03.03.2015) «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», рекомендовано обратить внимание судов на то, что круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отличие от производства в апелляционной инстанции ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу, в частности на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

В соответствии со статьей  297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным  и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса  и основан на правильном применении уголовного закона. Указанные положения закона по настоящему делу судом не выполнены, поскольку приговор постановлен с нарушениями требований УПК РФ, и имеются все основания для отмены вынесенного обвинительного приговора.

1) К дате вынесения приговора последствия ошибки были устранены, общественно-опасных последствий не наступило, излишне выплаченная Администрацией сумма субсидии в размере  ХХХ руб. ФИО1 была возвращена на счет Администрации. Перечисление оставшейся части денег в виде субсидии  в размере ХХХ руб. произведено ФИО1 на законных основаниях.

Довод относительно того, что деяние должно квалифицироваться по ч. 4 ст. 159.2, так как умысел был направлен на хищение денежных средств в особо крупном размере — ХХХ рубля — несостоятелен. Свидетель ФИО2 в судебном заседании указала, что в случае предоставления договора с основного места работы “Газпром”, ФИО1 имел все правовые основания для получения субсидии в размере 60%, а не 70%, как он в итоге получил. С учетом этого, не имеет значение, что ФИО1 фактически не подал пакет документов для получения субсидии по иным категориям.

Вина в научной юридической литературе определяется как психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию и его последствиям. Очевидно, что даже в случае наличия вины у ФИО1, умысел был направлен исключительно на увеличение денежной суммы, которую он мог получить. При осознании ФИО1 возможности получить субсидию в размере 60%, которая подтверждена свидетелем ФИО2, общественная опасность преступного деяния, направленного на увеличения этой субсидии на 10%, намного меньше, нежели, когда лицо без фактических оснований на получение хоть какой-нибудь субсидии с помощью подложных или недостоверных документов желает совершить хищение денежных средств в размере — ХХХ рубля.

В материалах дела отсутствуют доказательства, которые могут подтвердить направление умысла ФИО1 между тем, судам следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49 Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.

2) Согласно постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» субъектом преступления, предусмотренного статьей 159.2 УК РФ, может быть лицо, как не имеющее соответствующего права на получение социальных выплат, так и обладающее таким правом (например, в случае введения в заблуждение относительно фактов, влияющих на размер выплат). ФИО1 не является специальным субъектом по ст. 159.2 УК РФ, поскольку он имел право на получение субсидии, а конкретно по данной федеральной программе, но по другой категории (подпрограмме). Сам ФИО1 не выбирал подпрограмму, по которой получить субсидию. Кроме того, ФИО1 никого не вводил в заблуждение относительно фактов, влияющих на размер выплат — он не изготавливал подложный трудовой договор, представленный трудовой договор был действующим, а не фиктивным. ФИО1, как работник, не изготавливал какой либо иной трудовой договор, его изготовил работодатель.

3) ФИО1 пояснял, что в программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года» он участвовал как гражданин, ранее его жена стояла в очереди как гражданка, а не как молодой специалист, к тому же право на выплату имеет любой из членов семьи, проживающий в сельской местности и работающий в сельской местности, показал, что и он и его жена работают и проживают в селе.

В судебном заседании ФИО1 показал, что с 2012 года его супруга стояла на очереди по улучшению жилья в сельской местности в Администрации ХХХ района, но программа, по которой она стояла в очереди закончилась в 2014 г., и они свои права по той программе на получение субсидии реализовать не успели. В мае 2014 года, когда  его супруга находилась в роддоме, ей позвонили из администрации и сказали, что надо прийти в Администрацию и предоставить документы для получения субсидии. Ввиду своих слабых юридических знаний, ФИО1 считал, что, предоставив договор с фермером, он ничего не нарушает, так как у него действительно заключен трудовой договор с ФИО3, и он фактически у него работает. Данный договор был оформлен в 2013 г. по инициативе ФИО1, чтобы ФИО3 его «не кинул» с оплатой, поскольку ФИО3 стал злоупотреблять алкогольными напитками, хотя работал ФИО1 у него с 2008 г. Договор составляли он, ФИО1 и его супруга. 3а образец взяли договор, который нашли через интернет, считая его типовым, распечатали и подписали. Если бы ему сразу разъяснили, что нужен договор по основному месту работы, тогда он бы предоставил договор с КС-3 Газпром, и также получил бы субсидию. По какой именно категории ему была одобрена субсидия, он тогда не знал, и не задумывался. Как только выяснилось, что он по ошибке Администрации получил лишние деньги в размере 10% от полученной суммы, то он тут же добровольно вернул их в бюджет Администрации ХХХ района. Каким образом произошла данная ошибка, он не знает, но лично он никаких действий по увеличению суммы субсидии не предпринимал. Поэтому считает, что никаких противоправных действий в его поступке нет. Он был уверен в правильности поданных документов на получение субсидии, так как их проверяла администрация при приеме документов, поэтому он был уверен в законности своих действий и считал, что субсидию получил на законных основаниях.

В судебном заседании адвокат Л. сообщил, что ФИО1 в любом случае имел право на получение субсидии, если не по категории «молодой специалист», то по категории «гражданин» в размере 60%. Тогда он должен обвиняться в совершении преступления , предусмотренного ст. 159.2 ч. 2. УК РФ.

Согласно п.1 Приложения № 3 к федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года», основной критерий для возможности участия в программе — это проживание в сельской местности.

Виды подпрограммы подразделяются на “молодые семья” и на “молодых специалистов”. Требования по подпрограмме “молодой специалист” (одинокий чел) — выше, а именно, помимо проживания в сельской местности, возраста, еще необходимо желание проработать не менее 1 года в качестве основного места работы — в сельской местности, но и выплата субсидии по этой программе на 10 % больше в денежном эквиваленте. При субсидировании подпрограммы “молодая семья” такое требование относится к любому из супругов, поскольку субсидия выдается на семью, построенный дом находится в совместной собственности супругов.

Пункт 33 раздела III. федеральной целевой программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года» предусматривает выбор подпрограммы либо для “молодой семьи”, либо для “отдельно проживающего молодого специалиста”. Представитель Администрации, зная, что ФИО1 находится в официальном браке,  оформила заявление на подпрограмму “молодого специалиста”. При этом, своевременный правильный выбор подпрограммы не позволил бы совершить такой ошибки, повлекшей вынесение обвинительного приговора, поскольку “правильно” выбранная подпрограмма предусматривала предоставление документов “хотя бы одного из членов молодой семьи”,  в том числе и супругой ФИО1, оформленной по единственному трудовому договору с основного места работы.

Семья ФИО1 признана нуждающимися в жилье с 11.07.2012 г., с 2012 г стояла на очереди по ФЦП «Социальное развитие села до 2013 года», но они до конца 2013 г. не реализовали свои права по этой программе. Заявление в Администрации ХХХ района подавала супруга осужденного, но программа закончилась в 2014 г., и они свои права по той программе на получение субсидии реализовать не успели. В мая 2014 года, когда  его супруга находилась в роддоме, ей позвонили из администрации и сказали, что нужно написать заявление на новую программу ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года», и что написать заявление может и муж, так как они семья, при этом очередь сохраняется, и они имеют первоочередное право на предоставление социальных выплат молодым семьям и молодым специалистам (согласно п. 38 приложения № 4 к федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года» ).

В материалах уголовного дела имеется справка и копия трудовой книжки супруги ФИО1, подтверждающие, что основным местом её работы является ГУ ПФ РФ в муниципальном районе ХХХ Самарской области, в должности главного специалиста-эксперта группы персонифицированного учета, администрирования страховых взносов, взаимодействия со страхователями и взыскания задолженности в период с 01.09.2009 по 11.08.2016 г.(л.д.8-10, 216).

Согласно п. 34 III раздела приложения №4 программы, право на получение социальной выплаты имеют также молодые семьи и молодые специалисты, изъявившие желание постоянно проживать и работать по трудовому договору или осуществлять индивидуальную предпринимательскую деятельность в агропромышленном комплексе или социальной сфере (основное место работы) в сельской местности. Следовательно, право на получение социальной выплаты имеют также граждане, еще не заключившие трудовой договор.

При этом, согласно трехстороннего договора об обеспечении жильем молодой семьи (молодого специалиста) с учетом предусмотренной на эти цели социальной выплаты по федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2013 № 598, заключенного между ФИО1 и Администрацией муниципального района ХХХ Самарской области, оказывать содействие Работнику в трудоустройстве в организацию агропромышленного комплекса или социальной сферы входит в обязательства органа местного самоуправления.

4) Ошибка суда при определении объективной стороны преступления заключается в подмене понятий “незаконного получения социальной выплаты” вместо получения субсидии, не по той подпрограмме данной федеральной программы.

Ошибка произошла из-за неверного определения вида подпрограммы принимающим документы сотрудником Администрации. ФИО1 был предоставлен трудовой договор со второго места работы (с КФХ ФИО3), и не предоставлен трудовой договор с первого места работы (с ПАО “ХХХ”), в соответствии с которым произведена запись в трудовой книжке ФИО1 Хотя при верном определении вида подпрограммы, предоставление трудового договора не требовалось бы совсем. Предоставление ФИО1 первого договора вместо второго никак бы не повлияло на решение Администрации о выделении денег семье ФИО1 на строительство жилого дома, не повлекло бы прекращение выплаты. Существенным здесь является то обстоятельство, что ФИО1 мог получить субсидию без предоставления трудового договора, но в размере на 118 тыс. руб. меньше выплаченного.

Согласно п.1 Приложения № 3 к федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года» Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на улучшение жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, в том числе молодых семей и молодых специалистов: “Настоящие Правила устанавливают порядок и условия предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на мероприятия по улучшению жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности…”. Основной критерий всей федеральной программы — проживание в сельской местности.

Согласно п. 2 этого же приложения: “Субсидии предоставляются в целях оказания финансовой поддержки при исполнении расходных обязательств субъектов Российской Федерации, возникающих при реализации следующих мероприятий государственных программ субъектов Российской Федерации (подпрограмм государственных программ субъектов Российской Федерации), направленных на устойчивое развитие сельских территорий (далее — региональные программы), включая улучшение жилищных условий граждан, в том числе молодых семей и молодых специалистов”.

Согласно п. 8 этого же приложения: “Размер субсидии, направляемой на улучшение жилищных условий молодых семей и молодых специалистов, устанавливается субъектом Российской Федерации в размере не менее 70 процентов общего размера субсидии, предусмотренного бюджету субъекта Российской Федерации на соответствующий финансовый год.”

Согласно п. 23 этого же приложения: “Ответственность за достоверность представляемых Министерству сельского хозяйства Российской Федерации сведений и соблюдение условий предоставления субсидий возлагается на органы исполнительной власти”.

Таким образом, существенным условием программы является ответственность за достоверность соблюдения условий предоставления субсидий, ответственность возлагается не на получателей субсидий, а на органы исполнительной власти.

Согласно п.п. “д” п.19 Приложения № 4 к федеральной целевой программе «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014 — 2017 годы и на период до 2020 года» Типового положения о предоставлении социальных выплат на строительство (приобретение) жилья гражданам Российской Федерации, проживающим в сельской местности, в том числе молодым семьям и молодым специалистам: “Гражданин, имеющий право на получение социальной выплаты, представляет в орган местного самоуправления по месту постоянного жительства заявление с приложением копии трудовой книжки (для работающих по трудовым договорам)”. Таким образом, на этапе сбора документов для предоставлении проверки можно было бы проверить, сделана ли запись в трудовой книжке на основании заключенного трудового договора. При этом, согласно п.20-п.21, копии документов, указанных в пункте 19 настоящего Типового положения, представляются вместе с оригиналами для удостоверения их идентичности (о чем делается отметка лицом, осуществляющим прием документов) либо заверяются в установленном порядке. Органы местного самоуправления проверяют правильность оформления документов, указанных в пункте 19 настоящего Типового положения, и достоверность содержащихся в них сведений, формируют списки граждан, изъявивших желание улучшить жилищные условия с использованием социальных выплат, на очередной финансовый год и плановый период и направляют их с приложением сведений о привлечении средств местных бюджетов для этих целей в орган исполнительной власти. При выявлении недостоверной информации, содержащейся в этих документах, органы местного самоуправления возвращают их заявителю с указанием причин возврата.

Как видно из Положения, провести такую проверку должны были представители органа власти, уполномоченного на предоставлении субсидии, на этапе сбора документов.

Из анализа данной программы следует отсутствие  какой либо ответственности у получателей субсидий за проверку достоверности предоставленной информации, напротив, эта обязанность по закону возложена на орган, предоставляющий субсидию.

Между тем, суд незаконно переложил ответственность с уполномоченного законом государственного органа на гражданина.

При оформлении субсидии, копию трудового договора у ФИО1 никто не спросил, акцента на отсутствии другой работы не сделал.

5) Вину в предъявленном обвинении ФИО1 не признал, так как никакого умысла обмануть Администрацию ХХХ района у него не было, полученные деньги были израсходованы по их целевому назначению, на строительство дома. Условия предоставления субсидии им были соблюдены (он не достиг возраста 35 лет, длительное время проживает и работает в сельской местности, и его семья нуждалась в улучшении жилищных условии), очередность не нарушена, никому ущерба не нанес, если какие-то документы были представлены не так, то администрация должна была проверить их достоверность, поскольку граждане — получатели субсидий не обязаны обладать соответствующими юридическими знаниями.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной только в виде прямого умысла, уголовная ответственность наступает только в том случае, если лицо достоверно знало о незаконном характере своих действий. О наличии умысла, направленного на мошенничество при получении выплат, свидетельствует, в частности, явное отсутствие у лица юридических прав на получение тех или иных выплат, использование им для их получения фиктивных документов, сокрытие информации о появлении повода к прекращению выплат.

В действиях ФИО1 отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.2 УК РФ. Суд сделал необоснованный вывод о виновности ФИО1  без достаточных на то правовых оснований. Положенные в основу приговора показания ряда свидетелей в действительности не подтверждают наличие у него умысла на хищение денежных средств. Он не изготавливал и не представлял в администрацию подложные справку и трудовой договор. Сотрудница администрации, принимавшая документ, указала, что не помнит точно обстоятельств, а ее показания суд принимает в качестве неоспоримого прямого доказательства вины. Показания ряда должностных лиц содержат лишь информацию об общем порядке подачи документов и критериях допустимости для участия в программе, но не содержат сведений, из которых было бы видно о намерении ФИО1 ввести в заблуждение органы власти и местного самоуправления.

Для квалификации мошенничества необходимо установить обман в намерениях виновного, то есть отсутствие намерения исполнить обязательство. Обязательство ФИО1 из трехстороннего договора — “отработать не менее 5 лет в сельской местности”. Данное обязательство ФИО1 не было нарушено, им выполняется. Информация о наличии иных обязательств у ФИО1 перед Администрацией в материалах дела отсутствует. Предоставление документов для получение субсидии не является его обязанностью, это лишь право. Проверка же условий выдачи субсидии лежит на органе, выдающем субсидию, что подтверждается Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 30.09.2016 г., вынесенным УУП О МВД России по ХХХ району капитаном полиции Т., который в постановление процитировал показания из опроса консультанта  управления развития инфраструктуры села г. Самары М.: “В рамках ФЦП “Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 гг и на период до 2020 года” органы местного самоуправления при приеме от заявителей пакетов документов на участие в программе проверяют правильность оформления документов и достоверность содержащихся в них сведениях… В рамках ФЦП “Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 гг и на период до 2020 года” участники категории “граждане, проживающие в сельской местности” предоставляют копию трудовой книжки или копию документа, подтверждающего осуществление ИП в сельской местности”.

В этом же Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 30.09.2016 г., отражено, что дополнительно опрошенный ФИО1 пояснил, что ему было разъяснено, что основным условием участия в программе являлось то, что он должен проживать в ХХХ районе и работать в области сельского хозяйства.

Презумпция юридической неграмотности граждан — получателей субсидий программой подразумевается. Это в том числе подтверждается должностной инструкцией ФИО2, согласно п. 3.10 которой в обязанности специалиста входит: “Вести работу по просвещению и информированию населения по вопросам законодательства обеспечения жильем молодых семей, отдельных категорий граждан, детей-сирот, и других категорий граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий по муниципальному району ХХХ”,  а в п. 5.3. должностной инструкции предусмотрена ответственность за “действия и бездействия, ведущие к нарушению прав и законных интересов граждан”.

В “Представлении о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступлений (и других нарушений закона)” № 97/2241ст от 12.05.2017 г. следователя СО О МВД РФ по ХХХ району капитана юстиции Б. по уголовному делу № ХХХ по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.2 УК РФ указано: “Сотрудниками Администрации м.р. ХХХ, занимающимися реализацией ФЦП, при приеме у ФИО1 документов на получение субсидии, было допущено халатное и безответственное отношение к своим обязанностям, так как согласно п. 40 Приложения № 4 к ФЦП «Типовое положение о предоставлении социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья гражданам РФ, проживающим в сельской местности, в том числе молодым семьям и молодым специалистам» копии документов предоставляются вместе с оригиналами для удостоверения их идентичности (о чем делается отметка лицом, осуществляющим прием документов). Сотрудники Администрации м.р. ХХХ, занимающиеся реализацией ФЦП, должен был ответственнее отнестись к приему от граждан документов на получение социальной выплаты (субсидии) и их проверке.”  Было предложено принять все исчерпывающие меры к тому, чтобы сотрудники администрации ответственно относились к своим служебным обязанностям с целью недопущения впредь подобных фактов.

Кроме того, судом не дана оценка показаниям свидетелей, указанных в апелляционной жалобе.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 401.1—401.4, п.6 ч.1 ст.401.14, ст. 401.15 УПК РФ,

П Р О Ш У   С У Д:

Приговор ХХХ районного суда Самарской области от 18.09.2017 г., апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от от 05.12.2017 г., постановление об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 12.04.2018 г; в отношении ФИО1 — отменить, передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение.

Приложения:

  • Ордер адвоката (оригинал)
  • Заверенная копия приговора ХХХ районного суда Самарской области от 18.09.2017 г.
  • Заверенная копия апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 05.12.2017 г.
  • Заверенная копия постановления об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 12.04.2018 г.

 С уважением, адвокат АБ “Дуденков и партнеры ” ________________ А.П. Антонов

 

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях