fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец кассационной жалобы на продление меры пресечения в виде заключения под стражу
Новые статьи

Образец кассационной жалобы на продление меры пресечения в виде заключения под стражу

В судебную коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции

443126, г. Самара, Крымская площадь, д. 1

Тел.: (846) 996-39-99

6kas@sudrf.ru

от адвоката НО АБ “Антонов и партнеры” Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

адрес для корреспонденции: г. Самара, проспект Карла Маркса, дом 192, офис 619, тел. 8-987-928-31-80

в защиту интересов ФИО1, ДАТА1,  обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ

Уголовное дело №НОМЕР1

Кассационная жалоба 

на постановление Самарского областного суда от 10.12.2020, Апелляционное определение Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021

Постановлением Самарского областного суда от 10.12.2020 ходатайство руководителя следственной группы — следователя по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области подполковника юстиции ФИО2 было удовлетворено. Срок содержания под стражей ФИО1 был продлен на 03 месяца 00 суток, а всего до 16 месяцев 00 суток, то есть до 19.03.2021.

На Постановление Самарского областного суда от 10.12.2020 стороной защиты была подана апелляционная жалоба.

Апелляционным определением Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021 Постановление Самарского областного суда от 10.12.2020, которым обвиняемому ФИО1 был продлен срок содержания под стражей до 19.03.2021, было оставлено без изменения, апелляционная жалоба адвоката Антонова А.П. — без удовлетворения. 

Обосновывая необходимость продления на новый срок такой суровой меры пресечения и законность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал следующее. 

Рассматривая ходатайство о продлении срока содержания под стражей в отношении обвиняемого ФИО1, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания ему меры пресечения  в виде заключения под стражу и для дальнейшего продления срока действия данной меры пресечения, не изменились и не отпали.

Законность содержания ФИО1 под стражей неоднократно пересматривалась и подтверждена судом апелляционной инстанции. 

Следственным органом суду представлено достаточно данных, подтверждающих необходимость продления ФИО1 срока содержания под стражей и отсутствии оснований для изменения ему меры пресечения в виде заключения под стражу на иную, более мягкую.

Удовлетворяя ходатайство о продлении срока содержания под стражей обвиняемому ФИО1, суд исходил из того, что не изменились и не отпали закрепленные ст.97 УПК РФ правовые и фактические основания для его пребывания под стражей.

Так, следствием ФИО1 обвиняется в совершении тяжкого преступления — мошенничества в составе организованной группы, в особо крупном размере. 

С учетом этого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что ФИО1, работающий, не имеющий постоянного источника дохода, находившийся в розыске по данному уголовному делу, под тяжестью обвинения и при возможности назначения наказания  в виде лишения свободы на длительный срок может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов предварительного следствия и суда. 

Кроме того, ФИО1, которому предъявлено обвинение в совершении преступления в составе организованной группы, может воспрепятствовать производству по делу путем воздействия на свидетелей и уничтожения доказательств. 

Кроме того, при продлении ФИО1 срока содержания со стражей судом первой инстанции в полной мере исследованы и данные о личности обвиняемого, которые приняты во внимание.

Обоснованное подозрение в причастности ФИО1 к преступлению сохранилось на протяжении всего предварительного расследования и подтверждается представленными ходатайством материалами.

Обвинение с ФИО1 не снято и не смягчено. 

Продление срока содержания под стражей ФИО1 связано с необходимостью завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами многотомного уголовного дела (349 томов) и вещественными доказательствами, а также составлением обвинительного заключения, направлением дела прокурору, обеспечения последнему возможности принятия решения по поступившему делу в пределах отведенного для этого законом времени и направления дела в суд.

Эти обстоятельства свидетельствуют об исключительном случае продления ФИО1 срока содержания под стражей и об особой сложности уголовного дела, поскольку ФИО1 предъявлено обвинение в совершении в составе организованной группы тяжкого преступления в кредитно-финансовой сфере, по уголовному делу проведен большой объем следственных и процессуальных действий, назначено много судебных экспертиз”.

Сторона защиты считает, что в постановлении Самарского областного суда от 10.12.2020 и Апелляционном определении Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021 имеются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела:

  1. Суды первой и апелляционной инстанций незаконно и необоснованно сочли степень тяжести совершенного преступления основанием для продления меры пресечения 

ФИО1 обвиняется в совершении преступления экономической направленности. Преступление, предусмотренное ч.4 ст.159 УК РФ, является тяжким. Однако оно не представляет особую опасность для общества и государства, так как не является насильственным, не направлено на причинение вреда жизни и здоровью отдельным лицам либо интересам государства. 

При этом сама по себе тяжесть преступления или его характер и объект посягательства, в совершении которого обвиняется ФИО1, не может служить достаточным основанием для избрания и в дальнейшем продления исключительной меры пресечения в виде заключения под стражу, тем более на столь длительный срок.

В соответствии с абз.абз.1,2 п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», тяжесть предъявленного обвинения может свидетельствовать о том, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, лишь на первоначальных этапах производства по уголовному делу наряду с возможностью назначения наказания в виде лишения свободы на длительный срок либо нарушение лицом ранее избранной в отношении его меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Кроме того, в соответствии с ч.1.1 ст.108 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения при отсутствии обстоятельств, указанных в п.п.1 — 4 ч.1 ст.108 УПК РФ, не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Согласно п.7 указанного выше Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 (ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», в данной норме установлен запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части 1 статьи 108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, — при условии, что эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

В связи с этим суду по каждому поступившему ходатайству следователя, дознавателя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, являющегося индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации, следует проверять, приведены ли в постановлении о возбуждении ходатайства и содержатся ли в приложенных к постановлению материалах конкретные сведения, подтверждающие вывод о том, что инкриминируемое ему преступление совершено не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо не в связи с осуществлением им полномочий по управлению этой организацией или не в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. При отсутствии указанных сведений такое ходатайство удовлетворению не подлежит.

Данное нарушение уголовно-процессуального законодательства является существенным.

2Судами первой и апелляционной инстанций не исследован вопрос того, есть ли у обвиняемого фактическая возможность скрыться и повлиять на ход следствия

В постановлении от 18.12.2012 по делу «Сопин против Российской Федерации» ЕСПЧ признал, что российские суды был правы, когда в качестве обстоятельств, которые подтверждали обоснованность заключения под стражу, признали наличие родственников, постоянно проживающих за пределами России, частые выезды за границу и существенные финансовые ресурсы. ФИО1 не имеет иностранного гражданства и родственников за рубежом, следовательно, риск скрыться от органов предварительного следствия и суда за границей у него полностью отсутствуют.

Судами не исследован в должной мере вопрос о том, каково было предыдущее поведение обвиняемого. Например, пытался ли он ранее бежать из-под стражи или заключения, скрывался ли он от следствия и суда, не нарушал ли он условий ранее избранных мер пресечения, оказывал ли сопротивление при задержании с целью скрыться и т. д. 

Безосновательное вменение возможности скрыться от следствия и суда без подтверждения объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица. Никаких объективных данных в обоснование необходимости заключения под стражу обвиняемого органом следствия суду не представлено.

В настоящий момент все свидетели по уголовному делу допрошены, все следственные действия произведены, уголовное дело в отношении большинства фигурантов уголовного дела уже рассмотрено в суде по существу, и ФИО1 никак не может повлиять на ход расследования уголовного дела, даже имея такое намерение.

В ходе многочисленных допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого  ФИО1 давал очень подробные, объемные, правдивые и последовательные показания, которые опровергают выводы следствия о его причастности к совершению преступления. Следственные действия ФИО1 не затягивает, оперативно знакомится с материалами уголовного дела.

Данное нарушение уголовно-процессуального законодательства является существенным.

3. Суды первой и апелляционной инстанций, не рассмотрев и не изучив в должной мере личность обвиняемого, сочли правильными выводы следствия о том, что ФИО1 может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать потерпевшему, свидетелям или иным образом препятствовать производству по уголовному делу

Приведенные следователем основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, как то, что обвиняемый ФИО1 может скрыться от предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать потерпевшему, свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем препятствовать производству по уголовному делу, конкретными, реальными и обоснованными сведениями не подтверждается. 

В судебных решениях также не содержится убедительных доводов, из которых следовало бы, что избрание иной меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, не обеспечит явку ФИО1 в органы следствия, а затем в судебное заседание при рассмотрении дела по существу.

Данные предположения носят субъективный характер. 

Решение считается достоверным, если в основу решения об избрании меры пресечения положены достоверные фактические данные о том, что находясь под иной мерой пресечения, ФИО1 может скрыться от органов следствия и суда, а не субъективное мнение суда о его вероятном поведении.

В соответствии с абз.абз.3,4 п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 (ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий», вывод суда о том, что лицо может продолжать заниматься преступной деятельностью, может быть сделан с учетом, в частности, совершения им ранее умышленного преступления, судимость за которое не снята и не погашена. О том, что обвиняемый, подозреваемый может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, могут свидетельствовать наличие угроз со стороны обвиняемого, подозреваемого, его родственников, иных лиц, предложение указанных лиц свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу, предъявление лицу обвинения в совершении преступления в составе организованной группы или преступного сообщества.

Безосновательное вменение возможности скрыться от следствия и суда без подтверждения объективными доказательствами по делу является явным нарушением презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, поскольку, указанными возможностями, как способностью совершать определенные действия, обладают все дееспособные лица. Никаких объективных данных в обоснование необходимости заключения под стражу обвиняемого органом следствия не было представлено.

Ничего из вышеперечисленного в действиях ФИО1 не содержится. В настоящий момент все свидетели по уголовному делу допрошены, все следственные действия произведены, в отношении большинства фигурантов уголовного дела (из которого выделено уголовное дело в отношении ФИО1) обвинительный приговор уже вынесен, судом первой инстанции уголовное дело рассмотрено по существу. 

В отношении ФИО1 заключение под стражу было избрано сразу с момента задержания в ноябре 2019, и он находится под стражей уже более 19 месяцев. С учетом положений ч.3.1 ст.72 УК РФ, при пересчете срока заключения под стражу в срок лишения свободы получается, что уже на данный момент ФИО1 отбыл практически 2 года лишения свободы, в случае вынесения в отношении него обвинительного приговора.

С учетом позиции ЕСПЧ, изложенной в  Постановлении от 10.01.2012 «Дело «Сокуренко (Sokurenko) против Российской Федерации» (жалоба N 33619/04), риск побега уменьшается с течением времени, проведенного в заключении, а в случае побега увеличивается, поскольку вероятность того, что срок предварительного заключения будет вычтен (или зачтен) из общего срока лишения свободы, которого лицо может ожидать в случае осуждения, может сделать перспективу менее пугающей и уменьшить соблазн скрыться. 

В ходе многочисленных допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого  ФИО1 давал очень подробные, объемные, правдивые и последовательные показания, которые опровергают выводы следствия о его причастности к совершению преступления. Следственные действия ФИО1 не затягивает, оперативно знакомится с материалами уголовного дела, занимает активную позицию в осуществлении своей защиты по уголовному делу. 

При таких обстоятельствах неясно, каким образом ФИО1 может повлиять на ход расследования уголовного дела, даже имея такое намерение.

Данное нарушение уголовно-процессуального законодательства является существенным.

4. Суды первой и апелляционной инстанций никак не проанализировали фактическую возможность для избрания лицу более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу, тем самым не указали, почему в отношении лица нельзя избрать более мягкую меру пресечения, в частности, домашний арест 

В соответствии с ч.1 ст. 80 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. В решениях об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения и продлении срока содержания под стражей суд должен указать, почему в отношении лица нельзя избрать более мягкую меру пресечения. 

Решая вопрос об избрании меры пресечения и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления любой категории иной, более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу. На это прямо указал Пленум Верховного суда в абз.2 п.3 Постановления от 19.12.2013 N 41 (ред. от 11.06.2020) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий». 

Мера пресечения в виде домашнего ареста также накладывает на подозреваемого существенные ограничения и дает возможность постоянного контроля за поведением обвиняемого, которые не позволяют обвиняемому скрыться от органов предварительного следствия и суда. 

В постановлении Самарского областного суда от 10.12.2020, Апелляционном определении Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021 не содержится убедительных доводов, из которых следовало бы, что избрание иной меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, не обеспечит явку ФИО1 в органы следствия, а затем в судебное заседание при рассмотрении дела по существу.

06.02.2020 ФИО2  (сыном обвиняемого ФИО1) был заключен договор найма жилого помещения по адресу: АДРЕС1 для обеспечения возможности проживания в указанной квартире его отца, ФИО1, в случае изменения ему меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест. 

Копия договора найма жилого помещения от 06.02.2020 приобщена в материалы дела. Данное обстоятельство опровергает утверждение следствия и суда о том, что ФИО1 не имеет постоянного места проживания на территории Самарской области.

Таким образом, обвиняемый ФИО1 имеет возможность проживания в период предварительного расследования и судебного следствия по уголовному делу по адресу: АДРЕС1, и за его поведением может быть обеспечен постоянный надлежащий контроль. 

ФИО1 не собирается нарушать установленные судом ограничения в случае замены меры пресечения с заключения под стражей на домашний арест.

Кроме того, домашний арест позволит ФИО1 оперативно и качественно готовиться к защите по уголовному делу, знакомиться с материалами уголовного дела (в том числе с объемными вещественными доказательствами — информацией на дисках, с которыми невозможно ознакомиться в СИЗО).

Данное нарушение уголовно-процессуального законодательства является существенным.

5. Суды первой и апелляционной инстанции не исследовали и не дали оценку эпидемиологической обстановке в Российской Федерации и в Самаре, в частности

Согласно Постановлению губернатора Самарской области от 16 марта 2020 года № 39 «О введении режима повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, вызванной 2019-nCoV», на территории Самарской области введен режим повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV). Этим указом констатируется, что распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) является в сложившихся условиях чрезвычайным и необратимым обстоятельством, повлекшим необходимость соблюдения режима изоляции лиц, заболевших новой инфекцией, лиц, контактировавших с ними, а также лиц, находящихся в повышенной зоне риска заражения. 

Как следует из рекомендаций Всемирной организации здравоохранения, Министерства здравоохранения РФ, к категории лиц, наиболее подверженных риску заболевания коронавирусом, относятся граждане старше 60 лет, а также лица с ослабленным иммунитетом: страдающие сахарным диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, ожирением и др.

16.03.2020 главным государственным санитарным врачом ФСИН России вынесено постановление «О введении дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мер, направленных на недопущение возникновения и распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)», согласно которому в целях недопущения случаев заноса и распространения заболеваний, вызванных новым коронавирусом, в учреждениях уголовно-исполнительной системы Российской Федерации организуется и реализуется комплекс других санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций, вопреки требованиям ст. 99 УПК РФ, не приняты во внимание сведения о режиме повышенной готовности в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), принятом на территории Самарской области, документы, свидетельствующие о возрасте ФИО1 (на данный момент ФИО1 59 лет), при которых его содержание под стражей в следственных изоляторах на территории Самарской области, где невозможно обеспечить соблюдение обязательных санитарно-эпидемиологических требований безопасности (в частности его изоляцию), в условиях угрозы распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV), не может быть допущено, поскольку создаёт реальную угрозу для его жизни и здоровья.

Вместе с тем, соблюдение вышеперечисленных требований может быть и будет обеспечено в условиях нахождения ФИО1 в условиях изоляции в имеющейся квартире по адресу АДРЕС1, все документально подтверждённые сведении о которой имеются в распоряжении суда.  

Охрана жизни и здоровья лица является приоритетной задачей по отношению к лицам, обвиняемым в совершении преступлений и содержащихся в СИЗО. 

Для обеспечения соблюдения права ФИО1 на жизнь и здоровье необходима его изоляция от других подозреваемых и обвиняемых.

Данное нарушение уголовно-процессуального законодательства является существенным.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Допущенные судами нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в необоснованном заключении под стражу исключительно из-за тяжести преступления; неисследовании в полной мере характеристики личности обвиняемого; отсутствии анализа возможности скрыться от предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать потерпевшему, свидетелям; неисследовании того, есть ли у обвиняемого иностранное гражданство, родственники либо близкие лица за рубежом; отсутствии анализа фактической возможности для избрания лицу более мягкой меры пресечения;  непринятии во внимание эпидемиологической обстановки являются основанием для отмены или изменения решений судов первой и апелляционной инстанций.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ определение или постановление суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными. 

На основании изложенного и руководствуясь нормами УПК РФ, 

П Р О Ш У     С У Д:

Отменить Постановление Самарского областного суда от 10.12.2020, апелляционное определение Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021.

Передать дело на новое судебное рассмотрение в Самарский областной суд. 

Приложения:

  1. Постановление Самарского областного суда от 10.12.2020 (заверенная копия);
  2. Апелляционное определение Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 21.01.2021 (заверенная копия);
  3. Ордер адвоката (оригинал).

Защитник ФИО1 ____________________ адвокат Антонов А.П.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!


Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях