fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Образец прений по уголовному делу о сбыте наркотических средств

В Советский районный суд г. Самары 443090, г. Самара, ул. Советской Армии, д. 125

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г.Самара, проспект Карла Маркса, д.192, оф.619, тел. 8-987-928-31-80

В защиту интересов ФИО1, ДАТА1 г.р., уроженца ГОРОД1, зарегистрирован по адресу: АДРЕС1; проживает по адресу: АДРЕС2, обвиняемого по ч. 2 ст. 210; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ

ОСНОВНЫЕ ТЕЗИСЫ

выступления адвоката Антонова А.П. в прениях сторон по 

уголовному делу (для приобщения к протоколу судебного заседания)

Уважаемый суд, уважаемые участники судебного заседания!

Назначением уголовного судопроизводства является, в том числе, и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ).

Убежден, что сегодня как раз тот самый случай, когда суду с крайней осторожностью и тщательностью нужно подойти к разрешению уголовного дела, чтобы не допустить судебной ошибки. И в этом смысле сторона защиты имеет основания рассчитывать на то, что приговор суда в отношении моего Доверителя ФИО1 будет полностью законным, обоснованным и справедливым.

Мы закончили рассмотрение уголовного дела в отношении, в том числе, ФИО1, который органами предварительного расследования обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Из содержания ст. 73 УПК РФ вытекает, что выводы относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию (предмет доказывания), должны основываться только на доказательствах, а отсутствие доказательств свидетельствует также и об отсутствии вины моего подзащитного в инкриминируемом ему деянии — а именно в участии в преступном сообществе и сбыте наркотических средств в крупном размере организованной группой.

Помимо этого, исследованные судом материалы уголовного дела, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что и на стадии предварительного расследования у следствия также отсутствовали достаточные объективно собранные доказательства виновности ФИО1 в совершении инкриминируемых ему деяний, а поэтому уголовное преследование моего подзащитного противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

Анализ материалов уголовного дела в отношении ФИО1, собранных в ходе предварительного расследования и исследованных в судебном заседании, показания свидетелей, допрошенных в ходе судебного заседания свидетельствуют о том, что вина ФИО1 в инкриминируемых ему деяниях не доказана.

Приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Сторона защиты подсудимого ФИО1 в своей защитительной речи ставит своей целью постараться убедить уважаемый суд в том, что в судебном заседании не представлено объективно собранных доказательств, способных убедить постороннего наблюдателя в виновности подсудимого ФИО1 в совершении инкриминируемых ему деяний, в связи с чем по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, он должен быть полностью оправдан.

В материалах уголовного дела нет ни одного доказательства причастности ФИО1 к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере в составе организованной группы, равно как и к участию в преступном сообществе.

Обвинение моего подзащитного строится на следующих доказательствах:

— первоначальных признательных показаниях моего подзащитного;

— показаниях свидетелей обвинения;

— письменных доказательствах.

Давайте тщательно проанализируем данные доказательства обвинения и выстроим из них цельную картину, и посмотрим, насколько эта картина соотносится с показаниями и позицией самого подсудимого, а также с показаниями других подсудимых и свидетелей по уголовному делу.

В первую очередь обвинение строится на первоначальных признательных показаниях ФИО1, данных им в качестве подозреваемого с участием адвоката Захаровой А.И. (том 2 л.д. 122-124).

Полагаю, что к данным показаниям необходимо относиться критически, как к самооговору, причина которого кроется исключительно в условиях проведения расследования.

ФИО1 был задержан сотрудниками Управления ФСКН РФ по Самарской области 06 марта 2015 года при следующих обстоятельствах. 

Примерно в 08:00 06 марта 2015 года ФИО1, его супруга и их малолетняя дочь выходили из дома, расположенного по адресу: АДРЕС2, где они совместно проживают, с целью поездки в детский сад.

Около автомобиля, принадлежащего ФИО1, его ожидали сотрудники Управления ФСКН России по Самарской области, которые предъявили ему служебные удостоверения, надели на него наручники и отвезли в отделение, расположенное по адресу: г. Самара, ул. Ерошевского, д. 4.

При этом, какие-либо протоколы сотрудниками УФСКН РФ по Самарской области не составлялись.

В ходе проведения беседы с оперативными сотрудниками, предшествующей допросу ФИО1 в качестве подозреваемого, мой подзащитный подвергался психологическому и физическому давлению с их стороны.

В частности со стороны оперативных сотрудников имели место угрозы как в отношении самого ФИО1 (угрозы применения меры пресечения в виде заключения под стражу, обещание длительного срока наказания в местах лишения свободы в отношении моего подзащитного, если он не подпишет конкретные показания), а также в отношении его супруги ФИО2 (угрозы привлечения её по данному делу в качестве подозреваемой).

Указанные угрозы ФИО1 воспринимал как реальные, поскольку он был задержан сотрудниками правоохранительных органов и находился в помещении УФСКН России по Самарской области, общение происходило с действующими сотрудниками УФСКН России по Самарской области в отсутствие защитника.

Попав в вышеуказанную ситуацию, будучи впервые задержанным, да ещё и по подозрению в совершении особо тяжкого преступления, ФИО1 испытывал страх, растерянность, отчаяние, желание обезопасить своих родных, что заставило его подписать спорные показания.

В правоохранительные органы ФИО1 не обращался, опасаясь за свою безопасность и безопасность своих близких, а также ввиду отсутствия на его теле следов физического воздействия,  которые могли бы быть зафиксированы.

Необходимо обратить внимание, что в показаниях изложена общая схема совершения преступления, которая для нескольких подсудимых является аналогичной. 

В свою очередь, показания не содержат конкретных данных по вменяемым эпизодам, отсутствует иная объективная информация об обстоятельствах совершения преступления, что также вызывает серьезные сомнения в причастности ФИО1 к данному преступлению.

Текст показаний, которые подписал ФИО1 06.03.2015 г., выполнен машинописным способом, что при наличии иных обстоятельств может также свидетельствовать о том, что показания не исходили от самого подозреваемого, а были навязаны ему сотрудниками УФСКН России по Самарской области.                         

В ходе допроса в судебном заседании, подсудимый ФИО1 пояснил, что в случае подписания им признательных показаний сотрудники Управления ФСКН России по Самарской области обещали ему меру пресечения в виде подписки о невыезде, в противном случае — арест и впоследствии лишение свободы.

Ч. 2 ст. 77 УПК РФ установлено, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Согласно абз. 2 п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 г. № 55 “О судебном приговоре” в силу принципа презумпции невиновности обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.), толкуются в пользу подсудимого. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

В соответствии с абз. 1 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. № 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее — приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Согласно абз. 2 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 15 июня 2006 г. № 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Необходимо обратить внимание на то, что наркотические средства у ФИО1 ни при личном досмотре, ни в квартире, ни в автомобиле обнаружены и изъяты не были. Кроме того, предметы, свидетельствующие о сбыте наркотических средств (весы, упаковка и т.д.), а также какие-либо запрещенные предметы или средства связи, содержащие какую-либо информацию о его участии в сбыте наркотических средств, у ФИО1 обнаружены и изъяты не были.

Следов пальцев рук ФИО1 на упаковке изъятых в рамках настоящего уголовного дела у иных участников уголовного судопроизводства наркотических средств обнаружено не было.

При таких обстоятельствах у стороны обвинения отсутствуют доказательства сбыта моим подзащитным наркотического средства героин.

Более того, подсудимый ФИО3 в ходе дачи показаний на стадии судебного следствия моего подзащитного ФИО1 как члена преступной группы не опознал.

Считаю необходимым остановиться подробнее на доказательствах обвинения по каждому эпизоду преступления.

В качестве доказательств совершения ФИО1 незаконного сбыта наркотического средства героин ФИО4 18.10.2014 г. организованной группой в крупном размере органы предварительного следствия приводят:

1. Показания ФИО4 от 18.10.2014 г. (т. 55 л.д. 40-43; 86-89), от 16.04.2015 г. (т. 55 л.д. 122-125). 

Из показаний ФИО4 от 18.10.2014 г., 16.04.2015 г. следует, что он периодически употребляет героин более 10 лет. В последнее время наркотик приобретал у неизвестного ему мужчины, представляющегося именем ФИО5, бесконтактным методом через “закладки” по цене 4 000 рублей за 5 грамм. 18.10.2014 г. ФИО4 приобрел указанным способом героин, после чего был задержан сотрудниками Управления ФСКН России по Самарской области.

Какие-либо сведения, позволяющие установить причастность ФИО1 к сбыту героина ФИО4, в показаниях последнего отсутствуют.

2. Показания и опросы иных свидетелей, относящиеся к обстоятельствам задержания ФИО4 (показания ФИО6 (том 55 л.д. 64-66), ФИО7 (том 55 л.д. 70-72), опросы ФИО8 от 18.10.2014 г. (том 55 л.д. 22-24), опрос ФИО7 от 18.10.2014 г. (том 55 л.д. 25-27), опрос ФИО4 от 18.10.2014 г. (том 55 л.д. 28-30)).

Вышеуказанные показания и опросы содержат сведения об обстоятельствах задержания ФИО4, об изъятии у него наркотического средства героин, а также сотового телефона.

Сведений о причастности ФИО1 к сбыту наркотических средств данные показания также не содержат.

3. Протокол явки с повинной ФИО9 от 02.02.2016 (т. 72 л.д. 108-109).

Согласно протоколу явки с повинной ФИО9 от 02.02.2016 г. закладчик по прозвищу ФИО10 по его указанию осуществил тайниковую закладку с наркотическим средством героин, которую впоследствии приобрел ФИО5.

В протоколе явки с повинной от 02.02.2016 г. отсутствуют какие-либо сведения, позволяющие идентифицировать ФИО1 В связи с этим вывод органа предварительного следствия о том, что закладчиком по прозвищу ФИО10 являлся мой подзащитный представляется необоснованным.

Более того, в ходе допроса ФИО3 в судебном заседании последний пояснил, что прозвище ФИО10 было у иных лиц, а не у ФИО1

4. Иные документы, составленные по результатам оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий и заключения экспертов.

В частности к таким документам относятся:

— Акт наблюдения от 18.10.2014 (т. 55 л.д. 13-14), согласно которому сотрудником оперативной службы Управления ФСКН России по Самарской области проводилось наблюдение за ФИО4 В ходе наблюдения установлено, что ФИО4 примерно в 12 час. 20 мин. между гаражей находящихся напротив АДРЕС4 подобрал предмет.

— Акт о результатах выявления и пресечения преступлений в результате оперативно-розыскных мероприятий от 18.10.2014 (т. 55 л.д. 15-18), согласно которому в период времени с 12 час. 35 мин. по 13 час. 15 мин. около дома АДРЕС4 был досмотрен гр. ФИО4 В ходе досмотра ФИО4 в кармане его кофты обнаружен пакет из полимера с горловиной типа “салазки”, в котором находился сверток из фольгированной бумаги с веществом светлого цвета. У ФИО4 также изъят сотовый телефон “LG” с установленной сим-картой оператора сотовой связи МТС абонентский номер НОМЕР7.

— Заключение эксперта № 2674 от 24.10.2014 г. (том 55 л.д. 50-57), согласно которому вещество, изъятое у ФИО4, является наркотическим средством — героин. Остаточная масса наркотического средства составила 4,66 г.

— Протокол осмотра предметов от 24.10.2014 г. (т. 55 л.д. 78-81), согласно которому был осмотрен полиэтиленовый пакет с пояснительной биркой “К з/э №2647 от 24.10.14 г у/д 201494824 героин + М ост =4,65 г”, сотовый телефон марки LG.

— Протокол осмотра места происшествия от 16.04.2015 г. (т. 55 л.д. 112-121), согласно которому осмотрен участок местности, расположенный около АДРЕС4.

— Протокол проверки показаний на месте с участием свидетеля ФИО4 от 16.04.2015 г. (том 55 л.д. 102-106), согласно которому ФИО4 показал место нахождения терминала “Киви”, расположенного в магазине “Кулинария” по адресу АДРЕС5, посредством которого он произвел оплату за приобретенное им наркотическое средство — героин в октябре 2015 года лицу по имени ФИО5 в сумме 4 000 рублей. Также ФИО4 указал место нахождения тайниковой закладки с наркотическим средством героин, которое он забрал 18.10.2014 года, между двух гаражей около АДРЕС4.

— Протокол осмотра места происшествия от 16.04.2015 г. (том 55 л.д. 107-111), согласно которому осмотрен терминал “Киви” расположенный на первом этаже магазина “Кулинария” расположенный по адресу АДРЕС5.

Все эти документы свидетельствуют об обстоятельствах задержания ФИО4 Каких-либо сведений, позволяющих установить связь между моим подзащитным и ФИО4, а также причастность ФИО1 к сбыту наркотического средства героин ФИО4, в материалах дела не имеется.

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО9 11.07.1989 года рождения (том 86 л.д. 87-183), по IMEI НОМЕР1 и содержит фрагменты смс переписки о сбыте наркотического средства — героин. Также имеется смс переписка следующего содержания: “18.10.2014 7:08:33 НОМЕР2 — НОМЕР3 Без. АДРЕС4 от правого угла идет в сторону улицы свобода, слева два красных гаража, под землей между”, “18.10.2014 12:05:59 НОМЕР4 — НОМЕР3 Без. АДРЕС4 от правого угла идет в сторону улицы свобода, слева два красных гаража, под землей”. С указанным наркотическим средством ФИО4 был задержан сотрудниками полиции.

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО9 11.07.1989 г.р. по №НОМЕР6 (т. 88 л.д. 214-218). Информация записана на компакт диск CD-R №2/1-46/794с и содержит фрагменты смс-переписки (объект 70-1292-14). Согласно указанной информации установлены соединения абонентов НОМЕР8 и НОМЕР9 путем отправки смс-сообщений. 

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР8, которая содержит информацию о соединениях с абонентским номером НОМЕР9 (т. 56 л.д. 103-108).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР9, согласно которому обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР8 (т. 56 л.д. 154-198).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР10, согласно которой установлены соединения с абонентскими номерами: НОМЕР11, НОМЕР6, НОМЕР12, НОМЕР13, НОМЕР14, НОМЕР15, НОМЕР16, НОМЕР17, НОМЕР18, НОМЕР19, НОМЕР20 (том 90 л.д. 232-258).

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО9 11.07.1989 года рождения по номеру телефона НОМЕР6, содержит смс-переписку (том 88 л.д. 163-262).

Обращаю внимание уважаемого суда на то, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства того, что какой-либо из номеров телефонов, указанных в справке по результатам ОРМ в отношении ФИО9, принадлежал ФИО1 

— Информация об аккаунте № НОМЕР21 “Киви”, согласно которой на указанный аккаунт зачислялись денежные средства (том 24 л.д. 141-259).

Указанный аккаунт не принадлежит и никогда не принадлежал ФИО1 Доказательств обратного не имеется.

— Протокол осмотра предметов от 14.06.2015 года (том 56 л.д. 205-212), согласно которому были осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела материалы ОРМ в отношении ФИО4 на компакт дисках: DVD-R № 2/1-54/135 н/с.

— Справка об исследовании № 2636 от 18.10.2014 г., согласно которой вещество, изъятое у ФИО4, является наркотическим средством – героин, массой 4,70 гр. (т. 55 л.д. 33-36).

Из материалов ОРМ в отношении ФИО4, а также справке об исследовании вещества, изъятого у ФИО4, не следует, что ФИО1 совершил сбыт наркотического средства героин. Данные документы лишь фиксируют факт изъятия у ФИО4 наркотического средства героин.

5. Вещественные доказательства.

— Наркотическое средство героин остаточной массой 4,65 гр., сотовый телефон (т. 55 л.д. 82).

Какие-либо вещественные доказательства, в том числе средства связи и наркотические средства, весы, упаковка и т.д. у ФИО1 обнаружены не были. Обнаруженные в ходе задержания ФИО4 вещественные доказательства к моему подзащитному никакого отношения не имеют. Доказательства обратного в материалах уголовного дела отсутствуют.

Ни один из вышеуказанных документов не содержит доказательств участия моего подзащитного ФИО1 в сбыте наркотического средства героин ФИО4 

На каком основании органы предварительного следствия сделали выводы о том, что номера телефонов, указанные в справках по результатам ОРМ и детализации телефонных соединений, принадлежат ФИО1 установить не представляется возможным.

Каким образом орган предварительного следствия пришел к выводу, что закладчиком по прозвищу ФИО10 является именно ФИО1, также неясно.

В качестве доказательств совершения ФИО1 незаконного сбыта наркотического средства героин ФИО10, ФИО11 09.11.2014 г. организованной группой в крупном размере органы предварительного следствия приводят:

1. Показания ФИО11 (том 14 л.д. 47-50), (том 50 л.д. 50-53), опрос ФИО11 (том 50 л.д. 30-32).

В своих показаниях и опросе ФИО11 пояснил, что героин он употребляет с 2012 года. Указанный наркотик он приобретал в течение примерно последних 7-8 месяцев у неизвестного ему мужчины по имени “ФИО5” бесконтактным способом через “закладку”, предварительно перечисляя денежные средства через платежную систему “Киви”. Так 09.11.2014 г. ФИО11 со своей знакомой ФИО13 решил приобрести героин у “ФИО5” аналогичным способом. После приобретения героина с помощью “закладки”, которая располагалась около дома АДРЕС7, ФИО11 и ФИО13 были задержаны сотрудниками наркоконтроля.

Какие-либо сведения о ФИО1, позволяющие идентифицировать его как “закладчика”, в показаниях и опросе ФИО11 отсутствуют.

2. Показания ФИО10 (том 103 л.д. 24-26), опрос ФИО10 (том 75 л.д. 19-21).

Согласно показаниям и опросу ФИО10 наркотическое средство — героин он употребляет с 1995 года. Примерно с августа 2014 года он начал приобретать героин у неизвестного ему мужчины по имени ФИО5 бесконтактным способом через “закладку”. 09.11.2014 г. ФИО10 приобрел героин у ФИО5 аналогичным способом. Закладка была расположена около дома АДРЕС8. После приобретения героина ФИО10 был задержан сотрудниками УФСКН России по Самарской области.

Какие-либо сведения о ФИО1, позволяющие идентифицировать его как “закладчика”, в показаниях и опросе ФИО40 также отсутствуют.

3. Показания и опросы иных свидетелей (показания ФИО6 (том 50 л.д. 79-81), показания ФИО19 (том 50 л.д. 84-86), протокол допроса Ухловой Т.В. (том 50 л.д. 91-92), показания ФИО13 (том 50 л.д. 109-112), опрос ФИО13 от 09.11.2014 года (том 50 л.д. 33-35), опрос ФИО41 от 09.11.2014 года (том 50 л.д. 36-37), опрос ФИО42 от 09.11.2014 года (том 50 л.д. 38-39), опрос ФИО7 от 09.11.2014 года (том 50 л.д. 40-42), опрос ФИО19 от 09.11.2014 года (том 50 л.д. 43-45)).

Вышеуказанные показания и опросы содержат сведения об обстоятельствах задержания ФИО11, ФИО10, об изъятии у них наркотического средства героин, а также сотовых телефонов.

Сведений о причастности ФИО1 к сбыту наркотических средств данные показания не содержат.

4. Иные документы, составленные по результатам оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий и заключения экспертов.

— Акт о результатах выявления и пресечения преступлений в результате оперативно-розыскных мероприятий от 09.11.2014 (т. 50 л.д. 5-8), согласно которому в период времени с 17 час. 30 мин. по 18 час. 15 мин, около дома АДРЕС7 был досмотрен гр. ФИО11, у которого обнаружен полимерный пакет с застежкой на горловине типа “салазки” с порошкообразным веществом белого цвета внутри. Также изъят сотовый телефон “Nokia” с сим-картой оператора сотовой связи “Смартс” абонентский номер НОМЕР22.

— Акт обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств от 09.11.2014 г. (т. 50 л.д. 9-17).

— Акт исследования предметов от 09.11.2014 г. (том 50 л.д. 18-21), согласно которому было проведено исследование предметов одежды ФИО13, в результате которого был обнаружен и изъят сотовой телефон марки “Самсунг”, IMEI НОМЕР23 с сим-картой “МТС” НОМЕР24.

— Акт наблюдения от 09.11.2014 г. (т. 50 л.д.27-29), согласно которому сотрудники УФСКН России по Самарской области проводили наблюдение за участком местности расположенного у АДРЕС7. В 17 час. 10 мин. во дворе  указанного дома появился ФИО11 и ФИО13. Данные граждане были задержаны, ФИО11 пояснил о наличии у него наркотического средства — героин.

— Заключение эксперта № 2949 от 27.11.2014 г. (т. 50 л.д. 63-71), согласно которому вещество изъятое у ФИО11, является наркотическим средством — героин. Общая масса наркотического средства составила 4,99 г.

— Акт о результатах выявления и пресечения преступлений в результате оперативно-розыскных мероприятий от 09.11.2014 г. (т. 75 л.д. 6-7), согласно которому в период времени с 13 час. 55 мин. по 14 час. 45 мин., около дома АДРЕС8 в ходе досмотра ФИО10 выдал сверток из фольгированной бумаги в котором находится полимерный пакет с застежкой типа “салазки” с веществом светлого цвета.

— Заключение эксперта № 2821 от 12.11.2014 г. (т. 75 л.д. 34-37), согласно которому вещество изъятое у ФИО10, является наркотическим средством — героин. Общая масса наркотического средства составила 4,73 г.

— Протокол осмотра предметов от 15.12.2014 г. (т. 75 л.д. 26-28), согласно которому был осмотрен полиэтиленовый пакет белого цвета с пояснительной биркой “к з/э № 2821 от 12.11.2014 г. По у/д №НОМЕР25 героин + м ост.=4,70г.”, сотовый телефон марки “Флай” в котором обнаружены смс сообщения с номера сотового телефона НОМЕР15.

— Протокол осмотра предметов от 01.12.2014 г. (т. 50 л.д. 76-78), согласно которому был осмотрен полиэтиленовый пакет белого цвета с пояснительной биркой “закл. №2949 от 27.11.2014 уг.д.НОМЕР26 героин (+) Мост=4,97 г.”, а также сотовый телефон марки “Самсунг”, изъятый у ФИО13.

Указанные документы свидетельствуют лишь об обстоятельствах задержания ФИО11, ФИО10 и не содержат каких-либо сведений о ФИО1, о его причастности к сбыту наркотических средств.

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР24, согласно которой обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР15, находящимся в пользовании мужчины по имени “ФИО5”(т. 50 л.д. 120-153).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР27, согласно которой обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР24 находящимся в пользовании ФИО11 (т. 53 л.д. 95-250)

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО1 ДАТА1 года рождения по IMEI сотового телефона №НОМЕР28, содержащую смс-переписку. Обнаружены смс-сообщения с номерами телефонов НОМЕР29, НОМЕР27 (том 84 л.д. 131-204).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР10, согласно которой установлены соединения с абонентскими номерами: НОМЕР11, НОМЕР6, НОМЕР12, НОМЕР13, НОМЕР14, НОМЕР15, НОМЕР16, НОМЕР17, НОМЕР18, НОМЕР19, НОМЕР20 (том 90 л.д. 232-258).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР30, согласно которой обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР15 (том 75 л.д. 48-132).

Ни один из номеров телефонов, указанных в справках по результатам ОРМ, детализациях телефонных соединений не принадлежат и никогда не принадлежали моему подзащитному ФИО1 Доказательств обратного органами предварительного следствия не представлено.

— Протокол осмотра места происшествия от 27.01.2016 г. (т. 75 л.д. 154-161), согласно которому осмотрен участок местности расположенного около киоска находящегося в двадцати метрах от торца дома АДРЕС8. 

— Справка об исследовании № 2806 от 09.11.2014 г. (т. 75 л.д. 13-18), согласно которой вещество, изъятое у ФИО10, является наркотическим средством — героин, массой 4,75 гр.

— Справка об исследовании № 2808 от 09.11.2014 г. (т. 50 л.д. 23-26), согласно которой вещество, изъятое у ФИО11, является наркотическим средством — героин, массой 5,01 гр.

— Приговор Кировского районного суда г. Самары от 26.03.2015 г. (т. 50 л.д. 113-115) в отношении ФИО11, согласно которому он признан виновным в инкриминируемом ему деянии, связанном с незаконным оборотом наркотических средств.

— Приговор Кировского районного суда г. Самары от 16.02.2015 г. (т. 75 л.д. 151-153) в отношении ФИО10, согласно которому он признан виновным в инкриминируемом ему деянии, связанном с незаконным оборотом наркотических средств.

— Документы оперативно-розыскных действий (т. 50 л.д. 99-100).

Вышеуказанные документы — протокол осмотра места происшествия от 27.01.2017 г., справки об исследовании наркотических средств, приговоры, документы оперативно-розыскных действий содержат сведения об обстоятельствах задержания ФИО11, ФИО10

Каких-либо доказательств того, что “закладки” осуществил ФИО1, данные документы не содержат.

В качестве доказательств совершения ФИО1 незаконного сбыта наркотического средства героин ФИО12, ФИО13 13.11.2014 г. организованной группой в крупном размере органы предварительного следствия приводят:

1. Показания ФИО12 (том 66 л.д. 166-169), опрос ФИО12 от 13.11.2014 г. (том 65 л.д. 31-33).

Согласно информации, полученной органами предварительного следствия от ФИО12, последний употребляет наркотические средства с 1994 года. Примерно с середины мая 2014 года до середины ноября 2014 года наркотическое средство героин, приобретал путем “закладок” у мужчины по имени ФИО5. Так 13.11.2014 г. ФИО12 приобрет аналогичным способом героин, закладка с которым находилась около дома АДРЕС8, после чего был задержан сотрудниками наркоконтроля. 

Каких-либо сведений, указывающих на моего подзащитного ФИО1, показания и опрос ФИО12 не содержат.

2. Показания свидетеля ФИО13 (том 53 л.д. 67-68), опрос ФИО13 от 13.11.2014 г. (том 53 л.д. 16).

Показания и опрос ФИО13 содержат следующую информацию: наркотики он приобретает посредством закладок. 13.11.2014 он забрал закладку от дома АДРЕС8, после чего был задержан. При задержании у него был изъят героин и сотовый телефон марки “Самсунг”.

Данные показания также не содержат сведений, которые позволили бы установить причастность моего подзащитного к сбыту наркотических средств.

3. Показания и опросы иных свидетелей, относящиеся к обстоятельствам задержания ФИО12, ФИО13 (показания ФИО14 (том 53 л.д. 34-35), опрос ФИО14 от 13.11.2014 года (том 53 л.д. 19), опрос ФИО15 от 13.11.2014 г. (том 53 л.д. 18)).

Вышеуказанные показания и опросы содержат сведения об обстоятельствах задержания ФИО12, ФИО13, об изъятии у них наркотического средства героин, а также сотовых телефонов.

Сведений о причастности ФИО1 к сбыту наркотических средств данные показания не содержат.

4. Протоколы явки с повинной ФИО9 от 02.02.2016 г. (т. 72 л.д. 98-99), 03.02.2016 г. (т. 66 л.д. 164-165) 

Согласно протоколу явки с повинной ФИО9 от 02.02.2016 г. закладчик по прозвищу ФИО10 осуществил тайниковую закладку с наркотическим средством героин, которое впоследствии было изъято у ФИО13.

Согласно протоколу явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. закладчик по прозвищу (прим.: прозвище закладчика написано неразборчиво, прозвище ФИО10 было исправлено на прозвище ФИО16 или наоборот) 13.11.2014 г. по адресу АДРЕС8, по его указанию осуществил тайниковую закладку с наркотическим средством героин, которое впоследствии было изъято у ФИО12.

В протоколах явки с повинной от 02.02.2016 г., 03.02.2016 г. отсутствуют какие-либо сведения, позволяющие идентифицировать ФИО1 В связи с этим вывод органа предварительного следствия о том, что закладку наркотического средства осуществил мой подзащитный представляется необоснованным.

5. Иные документы, составленные по результатам оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий и заключения экспертов.

— Акт о результатах выявления и пресечения преступлений в результате оперативно-розыскных мероприятий от 13.11.2014 г. (т. 65 л.д. 13-21), согласно которому в период времени с 20.20 ч. по 20.45 ч., около АДРЕС8 был досмотрен гр. ФИО12, у которого обнаружен и изъят сверток из фольгированной бумаги, внутри которого находился пакет из полимера с горловиной типа “салазки” с веществом светлого цвета .

— Заключение эксперта № 2951 от 27.11.2014 г. (том 65 л.д. 44-52), согласно которому вещество, изъятое у ФИО12, является наркотическим средством героин.

— Протокол осмотра места происшествия от 23.01.2016 г. (т. 70 л.д. 159-167), в соответствии с которым осмотрен терминал “Киви”, расположенный на первом этаже торгового центра “НАЗВАНИЕ1” по адресу АДРЕС9.

— Протокол осмотра предметов от 23.05.2015 г. (том 65 л.д. 128-137), согласно которому были осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела материалы ОРМ в отношении ФИО12 на компакт дисках: DVD-R № 2/1-54/133 н/с.

— Протокол осмотра предметов от 19.09.2015 г. (том 65 л.д. 175-205), согласно которому были осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела материалы ОРМ в отношении ФИО9 и ФИО12 на компакт дисках: DVD-R № 2/1-46/799 н/с.

— Акт наблюдения от 13.11.2014 г. (т. 53 л.д. 15), согласно которому сотрудники ОПНОН УУР ГУ МВД России по Самарской области проводили наблюдение за входом во 2-ой подъезд АДРЕС10. В 16 час. 55 мин. в указанный подъезд вошел ФИО13 после чего он был задержан.

— Протокол личного досмотра от 13.11.2014 г. (т. 53 л.д. 10-11), согласно которому ходе досмотра ФИО13 обнаружено шесть бумажных свертков с порошкообразным веществом серо-белого цвета. 

— Заключение эксперта № 970 от 25.11.2014 г. (т. 53 л.д. 52-54), согласно которому вещество, изъятое у ФИО13, является наркотическим средством героин. 

— Протокол осмотра предметов от 17.11.2014 г. (т. 53 л.д. 58-59), согласно которому был осмотрен пакет из полимерной пленки с пояснительной биркой “к справке об исследовании № 1642 от 13.11.2014 года, вещ-во сод. Героин общая Ма=2,79”, сотовый телефон “Самсунг Е 1070” imei НОМЕР30 принадлежащий ФИО13 в записной книжке которого обнаружена запись “ФИО5 НОМЕР27”.

— Документы оперативно-розыскных действий — постановление о признании вещественными доказательствами и приобщении их к уголовному делу от 17.11.2014 г. (т. 53 л.д. 64).

— Протокол осмотра места происшествия от 13.11.2014 г. (т. 53 л.д. 12-14), согласно которому осмотрена лестничная площадка 1 этажа 1-го подъезда АДРЕС10.

— Протокол осмотра места происшествия от 14.11.2014 г. (т. 53 л.д. 26-27), согласно которому осмотрен участок местности у АДРЕС8.

— Протокол осмотра места происшествия от 22.01.2016 г. (т. 53 л.д. 86-94), согласно которому осмотрен участок местности у последнего подъезда АДРЕС8.

— Справка об исследовании № 1642 от 13.11.2014 г. (т. 53 л.д. 24-25), согласно которой вещество, изъятое у ФИО13, является наркотическим средством героин.

— Справка об исследовании № 2848 от 13.11.2014 г. (т. 65 л.д. 24-27), согласно которой вещество, изъятое у ФИО12, является наркотическим средством героин.

— Приговор Советского районного суда г. Самары от 03.03.2014 г. (т. 72 л.д. 71) в отношении ФИО12, согласно которому он признан виновным в инкриминируемом ему деянии, связанном с незаконным оборотом наркотических средств.

Вышеуказанные документы содержат сведения и информацию об обстоятельствах приобретения ФИО12, ФИО13 наркотического средства героин и их задержания. Каких-либо доказательств, подтверждающих причастность ФИО1 к осуществлению закладки и сбыту наркотического средства героин указанные документы не содержат.

— Информация об аккаунте № НОМЕР31 “Киви” (том 66 л.д. 136-155).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР32, согласно которого обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР15 (т. 65 л.д. 86-114).

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО17 08.12.1988 года рождения по номеру IMEI НОМЕР33 на компакт диске № 2/1-46/801 (том 65 л.д. 213-214).

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО17 08.12.1988 года рождения по номеру НОМЕР10 на компакт диске № 2/1-46/801 (том 65 л.д. 215-216).

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО12 01.06.1973 года рождения, IMEI НОМЕР33, содержит фрагменты смс-переписки (том 72 л.д. 18-41).

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР27, согласно которой обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР34 (т. 53 л.д. 95-250; том 54 л.д. 1-143).

— Справка по содержанию компакт диска с материалами оперативно-технического мероприятия “прослушивание телефонных переговоров” в отношении ФИО12 — имеется смс-переписка между ФИО12 и мужчиной по имени ФИО5 (том 65 л.д. 146-174)

Ни аккаунт “Киви”, ни номера телефонов, указанных в детализациях телефонных соединений и справках, не принадлежат и никогда не принадлежали моему подзащитному ФИО1 

6. Вещественные доказательства.

— Наркотическое средство героин остаточной массой 2,85 гр., сотовый телефон “Самсунг Е 1070” imei НОМЕР34 (т. 53 л.д. 60).

При задержании моего подзащитного ФИО1, а также после этого в ходе предварительного следствия какие-либо запрещенные предметы, наркотические средства и средства связи у него обнаружены не были.

При указанных обстоятельствах, вещественные доказательства, подтверждающие совершение ФИО1 преступления, связанного со сбытом наркотических средств, в материалах уголовного дела отсутствуют.

В качестве доказательств совершения ФИО1 незаконного сбыта наркотического средства героин ФИО18 23.11.2014 г. организованной группой в крупном размере органы предварительного следствия приводят:

1. Показания ФИО18 (том 82 л.д. 7-8), опрос ФИО18 от 23.11.2014 г. (том 82 л.д. 22-24).

Согласно показаниям ФИО18 23.11.2014 г. в первой половине дня он решил приобрести наркотическое средство — героин у мужчины по имени ФИО5. В Приволжском микрорайоне, в магазине “Перекресток”, через терминал он перевел денежные средства в сумме 4000 рублей. Через некоторое время от “ФИО5” ему пришло смс сообщение с текстом “АДРЕС11 подъезд справа под балконом за дверью ф”. Прибыв к указанному адресу, он обнаружил наркотическое средством героин, после чего был задержан сотрудниками наркоконтроля.

Показания и опрос ФИО18 не содержат сведений, позволяющих подозревать ФИО1 в совершении инкриминируемого ему деяния. Контактные данные ФИО1, а также какая-либо иная информация о нем у ФИО18 отсутствовали.

2. Показания и опросы иных свидетелей, относящиеся к обстоятельствам задержания ФИО18 (опрос ФИО7 от 23.11.2014 г. (том 82 л.д. 25-27), опрос ФИО19 от 23.11.2014 г. (том 82 л.д. 28-30).

ФИО7, ФИО19 являлись понятыми при задержании ФИО18, таким образом опросы указанных лиц содержат информацию исключительно об обстоятельствах его задержания.

3. Иные документы, составленные по результатам оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий и заключения экспертов.

— Акт наблюдения от 23.11.2014 г. (т. 82 л.д. 31-33), согласно которому сотрудники УФСКН России по Самарской области проводили наблюдение за участком местности расположенным у АДРЕС12. В 12 час. 55 мин. ФИО17 подошел к балкону, расположенному правее 4-го подъезда указанного дома, залез под балкон, что-то взял из-за двери, которая лежала под балконом. После чего ФИО18 был задержан.

— Протокол проверки показаний на месте с участием свидетеля ФИО18 от 21.04.2015 г. (т. 82 л.д. 87-90).

— Протокол осмотра места происшествия от 21.04.2015 г. (т. 82 л.д. 91-95), согласно которому осмотрен терминал “Киви”, расположенный в магазине “Перекресток” (АДРЕС13).

— Протокол осмотра места происшествия от 21.04.2015 г. (т. 82 л.д. 96-100), согласно которому осмотрен участок местности расположенный под балконом около четвертого подъезда АДРЕС12. 

— Протокол осмотра предметов от 14.06.2015 г., согласно которому было осмотрены и приобщены к материалам уголовного дела материалы ОРМ в отношении ФИО18 на компакт дисках: DVD-R № 2/1-54/134 н/с (том 62 л.д. 174-184).

— Заключение эксперта № 2954 от 27.11.2014 г. (том 82 л.д. 48-53), согласно которому вещество изъятое у ФИО18, является наркотическим средством героин.

— Заключение эксперта № 1183 от 10.08.2015 г. (т. 31 л.д. 14-111).

— Справка об исследовании № 2921 от 23.11.2014 г. (т. 82 л.д. 20-21), согласно которой вещество, изъятое у ФИО18, является наркотическим средством героин.

— Приговор Кировского районного суда г. Самары от 17.03.2015 г. (т. 82 л.д. 83-86) в отношении ФИО18, согласно которому он признан виновным в инкриминируемом ему деянии связанным с незаконным оборотом наркотических средств. 

Вышеуказанные документы — акты, протоколы, заключения, справки, а также приговор Кировского районного суда г. Самары от 17.03.2015 г. сведений и информации о ФИО1 не содержат.

— Справка по результатам ОРМ в отношении ФИО9 11.07.1989 г. рождения по IMEI НОМЕР35, содержащая смс-переписку (том 66 л.д. 3-93).

ФИО1 никогда никакую переписку с ФИО9, равно как и с другими подсудимыми никогда не вел, в связи с чем справка по результатам ОРМ в отношении ФИО9 не является доказательством, прямо или косвенно подтверждающим совершение моим подзащитным преступления, связанного с незаконным сбытом наркотических средств.

В качестве доказательств совершения ФИО1 незаконного сбыта наркотического средства героин ФИО22 26.01.2015 г. организованной группой в крупном размере органы предварительного следствия приводят:

1. Показания ФИО22 (том 76 л.д. 110-114), опрос ФИО22 от 26.01.2015 г . (том 76 л.д. 70-71).

Согласно показаниям ФИО22 наркотическое средство-героин он приобретал путем закладок. 26.01.2015 г. он по указанной схеме заказал у ФИО5 героин, после чего был задержан сотрудниками наркоконтроля. В ходе исследования предметов его одежды у него были изъяты наркотическое средство героин и сотовый телефон “Нокия”.

Каких-либо сведений о ФИО1 показания ФИО22 не содержат.

2. Протокол явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. (т. 72 л.д. 104-105).

Согласно протоколу явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. закладчик по прозвищу ФИО16 по его указанию осуществил тайниковую закладку с наркотическим средством героин, которую впоследствии приобрел ФИО22.

В протоколе явки с повинной от 03.02.2016 г. отсутствуют какие-либо сведения, позволяющие идентифицировать ФИО1 

Более того, государственный обвинитель в ходе своей обвинительной речи заявил, что по материалам ОРМ ФИО1 являлся ФИО5.

Тогда почему эпизод, по которому в протоколе явки с повинной ФИО9 указано, что закладку осуществил ФИО16, вменяется моему подзащитному?

В одних протоколах явки с повинной ФИО9 указывает на закладчика по прозвищу ФИО10, в других протоколах — на закладчика по прозвищу ФИО16.

3. Иные документы, составленные по результатам оперативно-розыскных мероприятий, процессуальных действий, и заключения экспертов.

— Заключение эксперта № 221 от 02.02.2015 г. (т. 76 л.д. 95-100), согласно которому вещество, изъятое у ФИО22, является наркотическим средством героин. 

— Заключение эксперта № 1183 от 10.08.2015 (т. 31 л.д. 14-111).

— Протокол осмотра предметов от 05.02.2015 г. (т. 76 л.д. 107-108), согласно которому был осмотрен мешок из полимерной пленки с пояснительной биркой “к з/э №221 от 02.02.2015г уг. Д №НОМЕР34 героин (+) М ост.=5,48 г”, сотовый телефон марки “Нокиа” в корпусе черного цвета.

— Справка об исследовании № 193 от 26.01.2015 г. (т. 76 л.д. 73-76), согласно которой вещество, изъятое у ФИО22, является наркотическим средством героин.

— Приговор Советского районного суда г. Самары от 10.03.2015 г. (т. 76 л.д. 132-133) в отношении ФИО22, согласно которому он признан виновным в инкриминируемом ему деянии, связанном с незаконным оборотом наркотических средств. 

Указанные документы связаны непосредственно с обстоятельствами задержания ФИО22 

Каких-либо сведений и информации, прямо или косвенно указывающих на совершение ФИО1 инкриминируемых ему деяний, в настоящих документах не содержится.

— Детализация телефонных соединений абонентского номера НОМЕР35, согласно которой обнаружены соединения с абонентским номером НОМЕР36 (т. 76 л.д. 143-250; том 77 л.д. 1-69).

Ни один из указанных номеров не принадлежит и никогда не принадлежал ФИО1 Доказательства обратного в материалах дела отсутствуют.

4. Вещественные доказательства.

— Наркотическое средство героин (т. 76 л.д. 109).

Указанное наркотическое средство было изъято у ФИО22 при задержании. Наркотические средства у моего подзащитного ФИО1 обнаружены не были. Отпечатков пальцев рук ФИО1 на упаковке с наркотическим средством героин, изъятым у ФИО22, не обнаружено. Прямых или косвенных доказательств того, что ранее наркотическое средство, изъятое у ФИО22, было помещено в тайниковую закладку, расположенную около дома АДРЕС8, моим подзащитным в материалах дела не имеется. 

Кроме того, в качестве доказательств вины моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного по всем эпизодам органы предварительного следствия приводят справки по содержанию компакт-дисков по результатам оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись”:

— Справки по содержанию компакт-дисков в отношении: ФИО4 (том 56 л.д. 202-204); ФИО11 (том 63 л.д. 7-12); ФИО12 (том 65 л.д. 128-137); ФИО13 (том 63 л.д. 40-43); ФИО18 (том 62 л.д. 168-173); ФИО22 (том 63 л.д. 72-80).

Указанные справки содержат расшифровку аудиозаписи разговора между оперативными сотрудниками и указанными лицами и касаются исключительно обстоятельств приобретения последними наркотического средства героин и их последующего задержания.

Каких-либо сведений, позволяющих идентифицировать моего подзащитного ФИО1 в качестве “закладчика” в указанных справках не имеется.

Орган предварительного следствия ссылается также на материалы оперативно-технического мероприятия “прослушивание телефонных переговоров”:

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-46/851 — материалы оперативно-технического мероприятия “прослушивание телефонных переговоров” (том 84 л.д. 105-109).

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-46/808 — материалы оперативно-технического мероприятия “прослушивание телефонных переговоров (том 84 л.д. 116-120).

Указанные номера телефонов, по которым велось прослушивание телефонных переговоров, не принадлежат и никогда не принадлежали ФИО1 Доказательств обратного в материалах уголовного дела не имеется. Заключение фоноскопической экспертизы, которое подтверждало бы, что переговоры вел ФИО1, в материалах дела также отсутствует.

Помимо этого органом предварительного следствия в качестве доказательств по уголовному делу указаны справки по результатам оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” в отношении подсудимых.

В справках зафиксировано содержание разговоров между оперативными сотрудниками и лицами, которыми, как утверждает орган предварительного следствия, являются подсудимые.

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/160 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 47-50).

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/162 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 63-71);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/159 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 88-94);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/157 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 111-114);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/161 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 128-133);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/156 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 149-155);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-54/158 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 60 л.д. 171-178);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-61/3 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 62 л.д. 5-13);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-61/6 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 62 л.д. 62-73);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-61/9 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 62 л.д. 95-103);

— Справка по содержанию компакт диска № 2/1-61/7 — материалы оперативно-технических мероприятий “негласная аудио- и видеозапись” (том 62 л.д. 121-125).

Предлагаем обратиться к содержанию нескольких справок, которые содержат следующие фразы:

 1. Том 60 л.д. 47-50:

Оперативный сотрудник: “Так ну ты понимаешь всё да?”

Собеседник оперативного сотрудника: “Да я понимаю всё и и признаю и отказа никакого.”

2. Том 60 л.д. 88-94

Оперативный сотрудник: “Сейчас следователь, с ним поговоришь! Тут два варианта, либо ты запираешься… Но смысл запираться?! Потому что у нас все на тебя есть. Пойманы вы все. Сейчас все остальные подъедут сюда. И тут вопрос в том, кто начнет разговаривать, кто нормально начнет разговаривать?! Как следствие скажет. /не ясно/ Один вот восемь лет получил условно!”

3. Том 60 л.д. 111-114

Оперативный сотрудник: “Ты свидетелем пойдешь! Свидетелем не хочешь пойти? Или хочешь обвиняемым пойти? Для тебя… маленький опросик, я даже не буду тебя просить подписывать чего-либо! /не ясно/, а потом уже к следователю идти разговаривать. И уже следователь скажет, да, меня это устраивает! — вопросов здесь нет! Понимаешь?”

4. Том 60 л.д. 128-133

Оперативный сотрудник: “По наркотикам в особо крупных размерах знаешь сколько?”

Собеседник оперативного сотрудника: “До двадцати?”

Оперативный сотрудник: “Пожизненно! У нас, просто, пожизненно — практики такой нет. У тебя лично сбыт идет в особо крупных размерах.”

Оперативный сотрудник: “Поэтому тоже смотри, мы даем какие — обязательства… То твои обязательства, должны быть с самого начала и до конца! И должны быть выполнены, чтобы не было сбоев!”

5. Том 62 л.д. 5-13

Собеседник оперативного сотрудника (примечание: речь идет о сроке лишения свободы): “Сколькими пахнет все?”

Оперативный сотрудник: “Очень большими.”

Собеседник оперативного сотрудника: “Ну вот.”

Оперативный сотрудник: “Значит пойдешь грубо говоря в сознанку полностью, поменьше.” 

Из содержания справок следует, что оперативные сотрудники оказывали на своих собеседников психологическое давление. Содержание данных разговоров однозначно расценивается как обещание определенных лишений (большие сроки лишения свободы, вплоть до пожизненного) или благ (“свидетелем пойдешь” или уменьшение сроков лишения свободы) за совершение конкретных действий (“нормально разговаривать, как следствие скажет”, “пойдешь грубо говоря в сознанку полностью”).

Содержание этих разговоров — не домыслы и не голословные выводы, а официальная информация, которая представлена органом дознания.

Угроза пожизненного лишения свободы произведет впечатление на любого человека, тем более, если эта угроза реальная, когда человек задержан и находится в служебном помещении органа по контролю за оборотом наркотиков.

Применительно к ст. 228.1 УК РФ пожизненное лишение свободы предусмотрено ч. 5 указанной статьи. Вместе с тем, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ подсудимым никогда не вменялась, из чего можно сделать вывод, что оперативные сотрудники намеренно вводили своего собеседника в заблуждение с целью запугивания.

Если эти вопиющие факты психологического давления на человека содержатся в официальных справках, представленных органом дознания, сложно представить что происходило, когда не велась аудиозапись.

В соответствии со ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Действующее Российское законодательство придерживается тех же принципов.

В силу ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Согласно ст. 3 Федерального закона  оперативно-розыскная деятельность основывается, в том числе на конституционных принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ “О полиции” установлено, что полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ “О полиции” сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

Если человек задержан по подозрению в совершении преступления, это не означает, что он должен подвергаться какому-либо психологическому воздействию, тем более, что вывод о наличии вины в совершении преступления может сделать только суд.

В этой связи доводы моего подзащитного ФИО1 о самооговоре, произошедшем в результате давления на него оперативных сотрудников, представляются под иным углом. По мнению защиты, не может быть никаких сомнений в правдивости его слов. Мы призываем уважаемый суд обратить на это особое внимание.

Видеозаписи, имеющиеся в материалах уголовного дела, не содержат доказательств причастности моего подзащитного ФИО1 к сбыту наркотических средств.

Орган предварительного следствия указывает, что ФИО1 являлся закладчиком по прозвищу ФИО10. 

Вместе с тем, имеются значительные противоречия между этими выводами и материалами дела.

Так согласно л.д. 65 т. 60 настоящего уголовного дела (Справка по содержанию компакт-диска № 2/1-54/162с), закладчик ФИО10 перестал работать осенью 2014 года. Тогда как объясняется причастность ФИО5 к эпизоду сбыта, произошедшему 26 января 2015 года?

Кроме того, в ходе судебного следствия подсудимый ФИО3 пояснил, что закладчиком по прозвищу ФИО10 являлся он. Подсудимый ФИО3 моего подзащитного ФИО1 в качестве члена преступного сообщества не опознал. Тогда почему орган предварительного следствия посчитал, что ФИО5 является ФИО1?

Как было указано ранее, орган предварительного следствия в качестве доказательств совершения сбыта моим подзащитным наркотического средства “героин” приводит протоколы явки с повинной ФИО9 от 02.02.2016 (т. 72 л.д. 108-109), от 02.02.2016 г. (т. 72 л.д. 98-99), от 03.02.2016 г. (т. 66 л.д. 164-165), от 03.02.2016 г. (т. 72 л.д. 104-105).

Государственный обвинитель в ходе оглашения обвинительной речи указал, что материалами оперативно-розыскных мероприятий установлено, что прозвище ФИО10 принадлежало ФИО1

Вместе с тем, в протоколе явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. (т. 72 л.д. 104-105), приведенном в качестве доказательства, указано, что закладку по адресу: АДРЕС8 осуществил закладчик по прозвищу ФИО16.

В протоколе явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. (т. 66 л.д. 164-165) прозвище ФИО10 исправлено на прозвище ФИО16, в связи с чем из указанного протокола не представляется возможным достоверно установить, кого имел в виду ФИО9

Таким образом, в настоящее время в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства совершения моим подзащитным ФИО1 сбыта наркотических средств.

Все задержанные в рамках данного уголовного дела потребители наркотических средств однозначно указывают на двух мужчин по имени ФИО5 и Витя. Однако доказательств связи моего подзащитного с этими лицами не имеется. Все представленные доказательства можно применить к любому другому человеку, утверждая, что номера телефонов, указанные в детализациях вызовов и смс-сообщений, принадлежат ему. При этом доказательств того, что номерами телефонов, на которые указывает орган предварительного следствия, пользовался мой подзащитный ФИО1, в материалах дела не имеется.

По мнению защиты в действиях ФИО1 отсутствует состав преступления.

Органами предварительного следствия не представлены доказательства наличия объективной стороны преступления. В материалах дела нет доказательств осуществления ФИО1 закладок с наркотическим средством “героин”.

Кроме того, отсутствуют доказательства умысла ФИО1 на сбыт наркотического средства “героин”.

Совершенно очевидно, что в версии органа предварительного следствия имеется множество противоречий и недочетов, в связи с чем обвинение ФИО1 в совершении рассматриваемого преступления противоречит общим принципам уголовного судопроизводства.

Назначением уголовного судопроизводства является, в том числе отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Мы призываем уважаемый суд разрешить данное уголовное дело по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, которые в свою очередь свидетельствуют о невиновности моего подзащитного в совершении сбыта наркотических средств.

Как говорит нам ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Исходя из вышеизложенного, считаю, что мой подзащитный ФИО1 по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ должен быть оправдан.

Вместе с тем, если суд придет к выводу, что в материалах дела имеются неоспоримые доказательства вины моего подзащитного в совершении вменяемых ему преступлений, просим учесть примечание к ст. 210 УК РФ.

В соответствии с примечанием к ст. 210 УК РФ лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этих преступлений, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Согласно материалам ОРМ, лицо по прозвищу ФИО10 прекратило деятельность осенью 2014 года (л.д. 65 т. 60 настоящего уголовного дела (Справка по содержанию компакт-диска № 2/1-54/162с). 

Вся группа функционировала вплоть до задержания в марте 2015 года, однако последний эпизод, который вменяется лицу по прозвищу ФИО10 произошел в 23.11.2014 г., то есть задолго до задержания всей группы.

Как следует из материалов уголовного дела (Протокол явки с повинной ФИО9 от 03.02.2016 г. (т. 72 л.д. 104-105)) к событию, произошедшему 26.01.2017 г. ФИО10 отношения не имеет.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о добровольном отказе лица по прозвищу ФИО10 от участия в преступном сообществе, что в силу примечания к ст. 210 УК РФ является основанием для освобождения его от уголовной ответственности.

Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, лицо по прозвищу ФИО10, которому вменяются эпизоды сбыта наркотического средства “героин” ФИО4 18.10.2014 г., ФИО11, ФИО10 09.11.2017 г., ФИО12, ФИО13 13.11.2014 г., ФИО18 23.11.2014 г., контактировало только с одним лицом по прозвищу “ФИО5”.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 12 “О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)” уголовная ответственность по статье 210 УК РФ за создание преступного сообщества (преступной организации) или за участие в нем (ней) наступает в случаях, когда руководители (организаторы) и участники этого сообщества (организации) объединены умыслом на совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений при осознании ими общих целей функционирования такого сообщества (организации) и своей принадлежности к нему (ней).

Доказательств того, что ФИО10 был осведомлен о наличии единого руководства и устойчивых связей между членами группы, совместном планировании и участии в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместном выполнении иных действий, связанных с функционированием такого объединения, в материалах уголовного дела не имеется.

На основании вышеизложенного, 

Прошу суд:

ФИО1 по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1; п. “а, г” ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, — оправдать.

Прекратить в отношении ФИО1 уголовное преследование по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, признать за ним право на реабилитацию.

Адвокат ________________ А.П. Антонов

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях