fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец жалобы на бездействие следователя, выразившееся в отказе в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми
Новые статьи

Образец жалобы на бездействие следователя, выразившееся в отказе в удовлетворении ходатайства о признании доказательств недопустимыми

Прокурору Кировского района г. Самары
ФИО1
Адрес: 443035, г. Самара, проспект Кирова, д.231
(846)995-09-17

от адвоката АБ “Антонов и партнеры” Драгунова М.Е., рег. № 63/3215 в реестре адвокатов Самарской области
Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, проспект Карла Маркса, д. 192, оф. 619,
тел. 8-927-734-08-16
адрес эл.почты: lawyer.dme@gmail.com

В защиту интересов подозреваемого ФИО2, ДАТА1 г.р.

Жалоба
(в порядке ст.124 УПК РФ)

11.02.2021 Постановлением старшего следователя следственного отдела по Кировскому району г. Самара СК СК РФ по Самарской области лейтенанта юстиции ФИО3 в удовлетворении ходатайства защитника Драгунова М.Е. было отказано.
В качестве обоснования для отказа в ходатайстве стороны защиты о признании доказательств недопустимыми следователем ФИО3 было указано:

“Согласно имеющемуся в материалах уголовного дела №НОМЕР1 протоколу осмотра места происшествия, 30.01.2021 у гр. ФИО2 изъята одежда, в которой, с его слов, он находился 29.01.2021, то есть в тот момент, когда, со слов потерпевшей Майстренко В.Э., в отношении нее было совершено преступление, предусмотренное ч.1 ст.132 УК РФ. Осмотр места происшествия, проводимый сотрудниками ОП НОМЕР1 УМВД России по г. Самаре по поручению следователя, произведен в присутствии двух понятых, а также в присутствии самого гр. ФИО2, о чем составлен соответствующий протокол. Также в протоколе указывается, что гр. ФИО2 в присутствии понятых отказался от подписи в протоколе.
При этом, в протоколе осмотра места происшествия описывается упаковка, в которую при производстве осмотра места происшествия были упакованы вещи гр. ФИО2. Таким образом, в присутствии понятых и самого ФИО2, изъятые вещи были упакованы надлежащим образом и направлены в СО по Кировскому району г. Самара для производства дальнейших следственных и процессуальных действий, в связи с чем, находиться вещи гр. ФИО2 в “открытых пакетах” не могли.
В последующем изъятые вещи гр. ФИО2 осмотрены следователем. В ходе осмотра нарушений целостности упаковки обнаружено не было. В ходе осмотра предметов (документов) от 31.01.2021 изъятые у гр. ФИО2 вещи были осмотрены, упакованы в иную упаковку, указанную в последующем Заключении эксперта №НОМЕР2, опечатаны печатью “Для пакетов СО по Кировскому району г.Самара” и подписью присутствующих в ходе осмотра лиц.
Относительно отсутствия фототаблицы в Заключении эксперта №НОМЕР2 по молекулярно-генетической судебной экспертизе, проводимой в ЭКЦ ГУ МВД России по Самарской области, следует отметить, что Приказом МВД РФ от 29.06.2005 №511 “Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ”, не предусматривается обязательное приложение к заключению эксперта фототаблицы”.

Данное постановление сторона защиты считает незаконным и необоснованным по следующим основаниям.
Протокол осмотра места происшествия от 30.01.2021 содержит признаки фальсификации.
К постановлению от отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты была приложена копия протокола осмотра места происшествия от 30.01.2021 года. В ходе данного процессуального действия, как следует из протокола, у ФИО2 были изъяты личные вещи, а именно: куртка болоньевая с капюшоном на молнии синего цвета, свитер темно-коричневого цвета, брюки спортивные серого цвета, трусы серого цвета, ботинки спортивные серого цвета. Указанные вещи были упакованы в отдельные пакеты, опечатаны печатью и скреплены подписями понятых. ФИО2 от подписи в протоколе отказался. В дальнейшем указанные пакеты с вещами была направлены на экспертизу.
В то же время, ФИО2 не присутствовал при осмотре места происшествия, в ходе которого якобы был составлен протокол. Из протокола допроса подозреваемого ФИО2 от 03.02.2021 следует, что в день задержания — 30.01.2021, около 17 часов 00 минут, пока ФИО2 находился в кабинете ОП № 1 УМВД России по г. Самаре, к нему зашли сотрудники полиции и положили перед ним три пакета с вещами на стул, и сказали, чтобы он полностью переоделся. Далее он снял всю свою одежду и одел одежду которая находилась в пакетах, а свою одежду он сложил в те же пакеты, в которых привезли одежду сотрудники полиции.
Пакеты, в которых находились изъятые вещи, никак не завязывались, не опечатывались, понятые при изъятии вещей отсутствовали.
Изъятые пакеты остались в кабинете в отделе полиции.
В дополнительном допросе от 03.02.2021 ФИО2 пояснил, что вещи изымались сотрудниками полиции без составления процессуальных документов и понятых, после чего оставались лежать в открытых пакетах.
Никакой осмотр места происшествия при этом не проводился. Показания ФИО2в ходе следствия отличаются логичностью и последовательностью, и нельзя предположить, что он забыл упомянуть о составлении протокола или считал этот факт не заслуживающим внимания.
В протоколе осмотра места происшествия обращают на себя внимание следующие факты:

Во-первых, в протоколе указано, что ФИО2 от подписи в протоколе отказался.
Удостоверение факта отказа ФИО2 подписать протокол не соответствует требованиям УПК РФ.
Согласно ст.89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.
Согласно ч.ч.1,2 ст.167 УПК РФ, в случае отказа подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или иного лица, участвующего в следственном действии, подписать протокол следственного действия следователь вносит в него соответствующую запись, которая удостоверяется подписью следователя, а также подписями защитника, законного представителя, представителя или понятых, если они участвуют в следственном действии. Лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа, которое заносится в данный протокол.
Следовательно, для удостоверения факта отказа от подписания протокола должен быть приглашен защитник. Вопреки данному требованию, при производстве якобы имевшего места осмотра места происшествия он не участвовал.
Кроме того, наличие данной записи нелогично и не согласуется с иными обстоятельствами дела. На протяжении всего следствия ФИО2 занимал активную позицию, от дачи показаний и подписывания процессуальных документов не отказывался. Кроме того, отказ подписать протокол имеет место при наличии для этого веских причин (например, наличие существенных нарушений при производстве процессуального действия). В этом случае у лица, которое отказывается подписать протокол имеются замечания к самому действию и (или) протоколу. В то же время, каких-либо замечаний протокол осмотра места происшествия не содержит.

Во-вторых, нарушены требования к понятым.
Согласно протоколу осмотра места происшествия, одним из понятых, которые присутствовали при осмотре места происшествия, было лицо женского пола — Зайко Марина Александровна. Ее подписи содержатся в протоколе осмотра места происшествия. В то же время, из протокола следует, что осмотр места происшествия и изъятие одежды сопровождалось полным обнажением ФИО2 (у него были изъяты трусы).
Согласно ст.184 УПК РФ, личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии.
Использование понятого не одного и того же пола с осматриваемым или обыскиваемым или обыскиваемым лицом является явным нарушением УПК РФ, особенно если указанное следственное действие сопровождалось обнажением. Причины, по которым не мог быть привлечен другой понятой того же пола, остаются неясными.
Кроме того, на протяжении следствия ФИО2 неоднократно давал подробные и правдивые показания. Привлечение понятого не одного и того же с ним пола является важным фактом, поэтому он не мог не упоминуть о нем в ходе допросов, а также в замечаниях к протоколу осмотра места происшествия.

В-третьих, перечень изъятых вещей не совпадает с перечнем вещей, поступивших на экспертизу.
Исходя из протокола осмотра места происшествия, у ФИО2 были изъяты: куртка болоньевая с капюшоном на молнии синего цвета, свитер темно-коричневый, брюки спортивные серого цвета, трусы серого цвета, ботинки спортивные черного цвета.
Согласно Постановлению о назначении молекулярно-генетической судебной экспертизы от 31.01.2021, в распоряжение экспертом были предоставлены следующие личные вещи ФИО2: штаны, трусы, куртка.
В то же время, на экспертизу 31.01.2021 были представлены следующие личные вещи ФИО2: трусы из ткани серого цвета, подштанники из ткани черного цвета, спортивные брюки из ткани серого цвета, куртка из ткани синего цвета с капюшоном (заключение эксперта №НОМЕР2 от 05.02.2021).
Таким образом, имеется несовпадение в перечне личных вещей, которые были изъяты, и которые были переданы на экспертизу. Неясно, почему на экспертизу не поступили ботинки и свитер темно-коричневого цвета и откуда взялись подштанники черного цвета, если, исходя из протокола осмотра места происшествия, они не изымались.

В-четвертых, упаковка изъятых вещей не совпадает с упаковкой вещей, поступивших на экспертизу.
Согласно протоколу осмотра места происшествия, осмотренные личные вещи помещены в отдельные пакеты, опечатанные печатью и скрепленные подписями понятых.
Согласно заключению эксперта №НОМЕР2 от 05.02.2021, объекты поступили на исследование:
Трусы серого цвета — в самодельной упаковке из бумаги белого цвета, края которой скреплены скобами из металла серого цвета, заклеены фрагментом бумаги белого цвета с одним оттиском круглой печати, выполненным красителем синего цвета: «Для пакетов Следственный комитет Российской Федерации Следственное управление по Самарской области Следственный отдел по Кировскому району города Самары», с одной подписью и сопроводительной надписью, выполненной красителем синего цвета: «Трусы ФИО2 изъятые в ходе ОМП от 30.01.2021 /подпись».
Подштанники черного цвета — в коробке из картона, к крышке которой фрагментом бесцветной липкой ленты приклеен фрагмент бумаги белого цвета с одним оттиском круглой печати, выполненным красителем синего цвета: «Для пакетов Следственный комитет Российской Федерации Следственное управление по Самарской области Следственный отдел по Кировскому району города Самары», с одной подписью и сопроводительным текстом: «СО по Кировскому району г. Самара СУ СК России по Самарской области пакет, конверт № уголовное дело № НОМЕР1 описание объекта, находящегося внутри: штаны ФИО2 дата, место и обстоятельства изъятия: ОМП от 30.01.2021 Понятые: 1. 2. Следователь: /подпись».
Спортивные штаны серого цвета — в коробке из картона, к крышке которой фрагментом бесцветной липкой ленты приклеен фрагмент бумаги белого цвета с одним оттиском круглой печати, выполненным красителем синего цвета: «Для пакетов Следственный комитет Российской Федерации Следственное управление по Самарской области Следственный отдел по Кировскому району города Самары», с одной подписью и сопроводительным текстом: «СО по Кировскому району г. Самара СУ СК России по Самарской области пакет, конверт № уголовное дело № НОМЕР1 описание объекта, находящегося внутри: спортивные штаны ФИО2 дата, место и обстоятельства изъятия: ОМП от 30.01.2021 Понятые: 1. 2. Следователь: /подпись».
Куртка синего цвета с капюшоном — в коробке из картона, к крышке которой фрагментом бесцветной липкой ленты приклеен фрагмент бумаги белого цвета с одним оттиском круглой печати, выполненным красителем синего цвета: «Для пакетов Следственный комитет Российской Федерации Следственное управление по Самарской области Следственный отдел по Кировскому району города Самары», с одной подписью и сопроводительным текстом: «СО по Кировскому району г. Самара СУ СК России по Самарской области пакет, конверт № уголовное дело №НОМЕР3 описание объекта, находящегося внутри: куртка ФИО2 дата, место и обстоятельства изъятия: ОМП от 30.01.2021 Понятые: 1. 2. Следователь: /подпись».
Следовательно, ни один из поступивших объектов, который якобы был помещен в отдельный пакет с подписью понятого, не поступил на экспертизу в таком виде.

В-пятых, нарушены требования к составлению протокола и приложений к нему.
Из описательной части протокола следует, что у ФИО2 изъят ряд личных вещей (одежды). В то же время, в графе: “С места происшествия изъяты…” какие-либо записи отсутствуют.
Во время осмотра места происшествия видео- и фотосъемка не проводилась. Никаких приложений протокол осмотра не содержит.

Таким образом, имеются достаточные основания полагать, что протокол осмотра места происшествия от 30.01.2021 содержит признаки фальсификации. Никакой осмотр места происшествия не проводился, а все отраженные в нем сведения являются лишь попыткой следствия придать свои действия в ходе расследования видимость законности.
Согласно ч.1 ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. Следовательно, доказательства должны отвечать требованиям достоверности — возможности их проверки. В то время, отсутствие какого-либо документального закрепления производства осмотра места происшествия, помимо протокола, делает невозможной проверку как самого факта его проведения, так и соблюдения процессуальных требований к нему.

  1. Заключение эксперта №НОМЕР2 от 05.02.2021 не соответствует предъявляемым требованиям
    В постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты следователь ссылается на Приказ МВД России от 29.06.2005 №511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ», так как якобы он не предусматривает обязательное приложение к заключению эксперта фототаблицы. Однако, согласно п.33 данного Приказа, материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фототаблицы, схемы, графики и так далее), прилагаются к заключению эксперта и являются его составной частью.
    Согласно п.п. 2.4, 2.15 Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции РФ, в исследовательской части заключения излагаются содержание и результаты исследований:
    результаты осмотра представленных на экспертизу объектов, действия, проводившиеся при этом с вещественными доказательствами (разборка, сборка и т.д.);
    результаты следственных действий (осмотров, экспериментов и др.), если они используются в качестве исходных данных при проведении исследований;
    процесс исследования (раздельно по каждому этапу) и его результаты. Указывается также, какие конкретно вещественные доказательства и документы в процессе производства судебной экспертизы были повреждены или использованы (уничтожены);
    примененные методы, методики исследования, специальные программные средства. В случае использования типовых экспертных методик и схем экспертного исследования, изложенных в методических изданиях, на них делается ссылка и указываются полные сведения об их публикации; в случае применения автоматизированных программ или программных комплексов приводятся данные об учреждении их разработавшем;
    цель и условия выполнения экспертного эксперимента, получения экспериментальных образцов;
    ссылки на иллюстрации, приложения и необходимые пояснения к ним.
    По окончании производства судебной экспертизы эксперту рекомендуется лично подготовить для отправки вещественные доказательства (должным образом упаковать их, опечатать, сделать пояснительную надпись).
    В то же время, к заключению эксперта не прилагаются никакие фотографии: ни в ходе исследования, ни в приложениях. Также в заключении эксперта не указано, каким образом вещественные доказательства и образцы для сравнительного исследования упаковывались и опечатывались после производста экспертизы. Фотографии вновь упакованных вещественных доказательств и образцов для сравнительного исследования в заключении также не содержатся, что противоречит методическим рекомендациям, утвержденным Приказом МинЮста РФ от 20.12.2002 №346.
    Кроме того, при решении вопроса о том, что именно должно содержаться в экспертном заключении, необходимо руководствоваться общими требованиями, предъявляемыми к доказательствам. Согласно ч.1 ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. Следовательно, доказательства должны отвечать требованиям достоверности — возможности их проверки. При отсутствии каких-либо фотографий — как поступивших предметов, так и предметов после проведения экспертизы и переупаковки, невозможно сделать вывод о том, что на экспертизу поступили именно те вещи, которые были изъяты у ФИО2 и поступили ли они вообще. Отсутствие фототаблицы делает невозможной и проверку обоснованности заключения эксперта.

Согласно ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ.
Согласно ст.89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.
Постановление Пленума ВС РФ № 8 от 31.10.95г (в ред. Постановление Пленума ВС РФ от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» в п. 16 гласит:
«при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч.2 ст.50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст.75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами».
Все указанные выше факты говорят о том, что протокол осмотра места происшествия от 31.01.2021 является содержит признаки, а заключение эксперта №НОМЕР2 от 05.02.2021 не соответствует требованиям, предъявляемым законодательством.
Однако следователем ФИО3 при решении вопроса о признании доказательств по уголовному делу в отношении ФИО2 недопустимыми, доводы защиты должны образом проанализированы не были. Более того, был изготовлен поддельный протокол осмотра места происшествия от 31.01.2021, призванный объяснить несоответствие между фактическими действиями сотрудников полиции и заключением эксперта, а также придать видимость законности из действиям.
Согласно ч.1 ст.123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.
Согласно ч.ч.1,2 ст.124 УПК РФ, прокурор, руководитель следственного органа рассматривает жалобу в течение 3 суток со дня ее получения. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять иные меры, допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток, о чем извещается заявитель. По результатам рассмотрения жалобы прокурор, руководитель следственного органа выносит постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы либо об отказе в ее удовлетворении.
На основании изложенного и руководствуясь нормами УПК РФ,

Прошу:

Признать Постановление старшего следователя следственного отдела по Кировскому району г. Самара СК СК РФ по Самарской области лейтенанта юстиции ФИО3 от 11.02.2021 незаконным и необоснованным и отменить его;
Признать недопустимыми доказательствами:
а) личные вещи (трусы, спортивные штаны, куртка, штаны черные), изъятые у ФИО2 в отделе полиции НОМЕР1 УМВД России по г. Самаре 30.01.2021;
б) биологические образцы для сравнительного исследования (буккальный эпителий, срезы ногтевых пластин с левой и правой рук, смывы с левой и правой рук), полученные у ФИО2 в отделе полиции НОМЕР1 УМВД России по г. Самаре 30.01.2021;
в) протокол осмотра места происшествия от 31.01.2021;
в) заключение эксперта от 05.02.2021 №НОМЕР2, как производное от указанных выше доказательств.

Приложение:
Ходатайство стороны защиты о признании доказательств недопустимыми от 11.02.2021

Защитник ФИО2 _________ адвокат Драгунов М.Е.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях