fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Права иных лиц заявлять ходатайства

Адвокат Антонов А.П.

Осталось разъяснить смысл остальных составляющих использованной законодателем в ч. 1 ст. 119 УПК РФ формулировки «…лицо, права и законные интересы которого затронуты в ходе досудебного или судебного производства». Начнем с термина «затронуты». «Затрагивать» то же самое, что и «затронуть». «Затронуть», в свою очередь, означает «то же, что и задеть». «Задеть» — значит «коснуться» кого-нибудь, чего-нибудь. «Касаться» — «иметь отношение к кому-нибудь, чему-нибудь». Таким образом, «иное лицо» имеет обеспеченную государственным принуждением возможность в установленном УПК РФ порядке заявить в указанных здесь целях ходатайство лишь тогда, когда в ходе досудебного или судебного производства следователь (дознаватель и др.), судья (суд) осуществил действие (бездействие), приняли решение, имеющее отношение к его собственным правам и законным интересам, каким-то образом касающееся таковых. И необязательно, чтобы рассматриваемые действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) были прямо направлены исключительно против прав и (или) законных интересов иного лица. Для появления у последнего права заявить ходатайство в установленном УПК РФ порядке достаточно косвенного касательства такового его собственных прав и законных интересов.

В ч. 1 ст. 119 УПК РФ дважды встречается выражение «права и законные интересы». В нем законодатель использует соединительный союз «и». Дословно получается, что представитель администрации организации и иное лицо может заявить ходатайство лишь тогда, когда в ходе досудебного или судебного производства затронуты не только права, но и его законные интересы (не только его законные интересы, но и права). Причем предметом такого ходатайства может стать обеспечение лишь прав и законных интересов (а не прав или законных интересов) лица, заявившего ходатайство, либо представляемых им лица или организации.

Думается, несмотря на такую формулировку (и повторение ее рядом процессуалистов в комментариях к УПК РФ и иных источниках), законодатель в ч. 1 ст. 119 УПК РФ подразумевает и тех лиц, права которых в досудебном или судебном производстве не нарушены, но законные интересы затронуты. Вместе с тем, несомненно, это и лица, чьих прав и законных интересов касается осуществляемое следователем (дознавателем и др.), судьей (судом) уголовно-процессуальное производство.

Данные факты позволяют говорить об определенной неточности формулировки, использованной законодателем. Понятно, что, употребив в исследуемом месте ч. 1 ст. 119 УПК РФ союз «и», он не преследовал цели поставить в затруднительное положение правоприменителя, который в настоящее время, игнорируя буквальное толкование закона, вынужден предельно широко трактовать словосочетание «права и законные интересы рассматриваемых лиц».

Скорее всего, законодатель использовал в искомом месте союз «и», чтобы обратить внимание правоприменителя на два обстоятельства. Первое — это то, что в ходе досудебного и (или) судебного производства могут быть затронуты не только права, но и законные интересы лица. Второе, что нарушение прав лица — это всегда нарушение его законных интересов, а нарушение законных интересов зачастую сопровождается нарушением прав того же лица. Тем не менее и права, и законные интересы остаются самостоятельными правовыми категориями. Поэтому, представляется, более правильным между словами «права» и «законные интересы» поместить два союза «и (или)».

Причем под правами в исследуемом словосочетании понимаются собственные субъективные права — закрепленные в законе и обеспеченные государственным принуждением возможности как лица, заявившего ходатайство, так и представляемого (если таковой имеется) им лица. Таковыми могут быть не только строго уголовно-процессуальные права. Исходя, к примеру, из того что любое физическое лицо в Российской Федерации наделено закрепленными в гл. 2 Конституции РФ правами и свободами человека и гражданина, к числу прав (законных интересов), которые затронуты в ходе уголовно-процессуального производства, а равно об обеспечении коих лицо в той или иной степени может просить, относятся также его конституционные права (законные интересы).

Если права — это определенного рода возможности, то интересы — это нужды, потребности  определенных лиц. Соответственно, упоминаемые в ч. 1 ст. 119 УПК РФ законные интересы представляют собой основанные на нормах законодательства потребности (нужды) лица, заявившего ходатайство, либо представляемых им лица или организации.

В ч. 1 ст. 119 УПК РФ речь идет не просто об интересах лица, а о его законных интересах. «Законный» — это «согласный с законом», «основывающийся на законе». Иначе говоря, законные интересы — это те нужды, потребности лица, которые основаны на законе (нормативно-правовых актах), по крайней мере не идут вразрез с требованиями законодательства.

Итак, заявить указанные в ч. 1 ст. 119 УПК РФ ходатайства вправе лицо, права и (или) законные интересы которого затронуты в ходе досудебного или судебного производства. Что значит «в ходе досудебного производства», что «в ходе судебного производства»?

Результатов научного толкования прилагательного «досудебное» нами найдено не было. Лишь в словаре-справочнике В.М. Савицкого и А.М. Ларина обнаружено определение понятия «досудебное производство». Ученые считают, что это «деятельность органов дознания, следователя, прокурора, предшествующая передаче дела в суд или прекращению уголовного дела».

В этом определении, во-первых, дан неисчерпывающий перечень субъектов, наделенных правом осуществления досудебного производства. Такими субъектами также являются дознаватель, руководитель (член) следственной группы, а равно начальник следственного отдела.

Во-вторых, не любая деятельность органов дознания, следователя, прокурора является уголовно-процессуальной. Органы дознания производят оперативно-разыскную, разыскную, административную и другие виды деятельности. Следователи и прокуроры также уполномочены на осуществление не только предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении и предварительного расследования. Таким образом, в части отнесения любой деятельности органов дознания, следователя, прокурора к уголовно-процессуальному понятию «досудебное производство» определение ученых нельзя признать безупречным. Думается, более правильно здесь было бы написать не «деятельность», а «уголовно-процессуальная деятельность».

В-третьих, по нашему мнению, передача дела в суд также осуществляется до судебного производства, то есть до того производства, которое реализуется судом (судьей). Иначе говоря, передача дела в суд — это часть досудебного производства, а само досудебное производство — это предшествующая судебным стадиям уголовно-процессуальная деятельность. Так как судебные стадии начинаются с поступления уголовного дела в суд, то вся до этого производимая уголовно-процессуальная деятельность, в том числе передача уголовного дела в суд, есть досудебное производство.

В-четвертых, решение о прекращении уголовного дела может быть принято и на судебной стадии (п. 4 ч. 1 ст. 236, ст. ст. 239, 254, ч. 5 ст. 319, п. 1 ст. 350 и др. УПК РФ). И, безусловно, в таком случае предшествовать прекращению уголовного дела может и судебная (а по делам частного обвинения иногда только судебная) деятельность. Осуществляемую на судебных стадиях деятельность государственного обвинителя, коим может быть прокурор (п. 6 ст. 5 УПК РФ), также вряд ли последовательно именовать досудебным производством.

И, наконец, в-пятых, досудебное производство состоит из двух стадий — возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Если стадия предварительного расследования, а одновременно с ней и досудебное производство могут быть завершены прекращением уголовного дела, то уголовно-процессуальная деятельность вполне может ограничиться и одной лишь стадией возбуждения уголовного дела. Названная же стадия иногда завершается решением об отказе в возбуждении уголовного дела. В такой ситуации решением об отказе в возбуждении уголовного дела завершается и досудебное производство.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях