fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Право обвиняемого давать показания на родном языке

Адвокат Антонов А.П.

Следующий пункт ч. 4 ст. 47 УПК РФ предоставляет обвиняемому право давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. Это право следует также из редакции ст. 18 УПК РФ.

Здесь записано, что обвиняемый вправе давать показания «и» объясняться на определенном языке. На что может указывать размещенный законодателем, а также частью ученых в своих публикациях между словами «показания» и «объясняться» союз «и»? На то, что у обвиняемого есть право только давать показания и объясняться на родном языке (языке, которым он владеет), не давать показания или объясняться и не давать показания и (или) объясняться на указанном языке, а только лишь давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет. Такое утверждение представляется, по крайней мере, спорным.

По общим правилам русского языка «объясняться» значит «переговорив, выяснять свои отношения, объяснять», что-нибудь. А «объяснять» — «делать ясным, понятным для» кого-нибудь. Если употреблять термин «объясняться» не в его уголовно-процессуальном смысле, то вполне можно заявить, что, давая показания, обвиняемый одновременно может объясняться. Однако объясняется он не только тогда, когда дает показания. Между тем и в этом случае (то есть когда он объясняется, но не дает показания) у обвиняемого имеется право говорить на родном языке (языке, которым он владеет).

На родном языке обвиняемого (языке, которым он владеет) последний вправе давать как показания, которые являются объяснениями с позиций русского языка, так и показания, которые объяснениями не являются. В то же время п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, несмотря на свое буквальное содержание, позволяет обвиняемому объясняться на родном языке (языке, которым он владеет) и вне рамок таких следственных действий, как допрос, очная ставка и проверка показаний на месте. Именно поэтому при дальнейшем совершенствовании уголовно-процессуального законодательства рекомендуется союз «и», расположенный между словами «показания» и «объясняться», заменить на два союза «и (или)». Тогда всем будет ясно, что у обвиняемого есть право не только давать показания и объясняться, но и либо давать показания, не объясняясь, либо объясняться вне дачи показаний также на родном языке (языке, которым он владеет).

Частью 2 ст. 18 УПК РФ всем и каждому участнику уголовного судопроизводства, не владеющему или недостаточно владеющему языком, на котором ведется производство по уголовному делу, предоставляется право не только давать объяснения и (или) показания, но и делать заявления, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют. Поэтому смеем утверждать, что указанным правом наделен и обвиняемый.

Теперь сформулируем определение термина «язык», употребленного законодателем в п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. Под понятием «язык» в нашем случае подразумевается членораздельная речь, совокупность слов и форм, с помощью которых обвиняемый выражает свои мысли. Или то же самое, но другими словами: язык — это «система звуковых, словарных и грамматических средств, объективирующая работу мышления и являющаяся орудием общения, обмена мыслями и взаимного понимания людей в обществе».

Родным языком обвиняемого является язык той национальности, к которой он принадлежит, исходя из его собственного заявления. Согласно ч. 1 ст. 26 Конституции РФ каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

Обвиняемый может давать показания (объяснения и др.) на родном языке «или» языке, которым он владеет. Размещение здесь союза «или» указывает на то, что, во-первых, у обвиняемого имеется выбор. Во-вторых, что выбрать он может лишь из двух вариантов: либо говорить на родном языке, либо на другом языке, который не является его родным языком, но которым «он владеет». В-третьих, если он выбрал один из языков общения при даче показаний (объяснений и др.), он должен им пользоваться на протяжении всего хода уголовного процесса.

Исключением из этого правила может быть лишь та ситуация, когда следователь (дознаватель и др.), суд (судья) посчитают, что выбранным языком обвиняемый явно не владеет, а владеет иным языком. В этом случае, если данное решение не будет противоречить воле обвиняемого, язык, на котором обвиняемый дает показания (объяснения и др.), может быть заменен. Но следует помнить, что данная замена будет производиться не по решению обвиняемого, а лишь с его согласия, по решению должностного лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело.

Иногда обвиняемый не знает языка той национальности, к которой он принадлежит. В таком случае ему предоставляется возможность давать показания (объяснения и др.) на языке, которым он владеет. Понятие «владеть языком» в настоящей статье употреблено в значении «знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить». В русском языке глагол «владеть» толкуется как «уметь, иметь возможность пользоваться» чем-нибудь, «действовать при помощи» чего-нибудь. Неграмотный человек — тот, кто не умеет читать и (или) писать, также считается владеющим языком в том смысле этого термина, который употреблен в п. 6 ч. 4 ст. 47 УПК РФ. С другой стороны, человек, страдающий немотой, даже в том случае, когда он обучен грамоте в совершенстве, не может быть признан лицом, владеющим языком, на котором ведется судопроизводство.

Итак, второй вариант, которым обвиняемым может воспользоваться, — это язык, которым «он» владеет. Термин «он» в анализируемом контексте означает, что владеть языком должен именно обвиняемый, а не его законный представитель и не его защитник. Хорошо, если законный представитель обвиняемого и его защитник также владеют языком, на котором обвиняемый дает показания (объясняется), но это не обязательное условие проведения допроса (иного процессуального действия) с участием обвиняемого.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях