fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство

Адвокат Антонов А.П.

В ч. 1 ст. 34 Конституции РФ закреплена краеугольная для общественно-экономической формации современной России норма, в соответствии с которой каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Законодательное определение предпринимательской деятельности содержится в п. 1 ст. 2 ГК РФ.

Из системного толкования указанной нормы следует, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность лиц, зарегистрированных в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено ГК РФ, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Таким образом, одним из основных признаков предпринимательской деятельности является государственная регистрация лиц, осуществляющих ее.

Нарушение указанного формального признака является основополагающим элементом объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ:

«Статья 171. Незаконное предпринимательство

1. Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере, за исключением случаев, предусмотренных статьей 171.3 настоящего Кодекса, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. То же деяние:

а) совершенное организованной группой;

б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового».

Анализируя диспозицию указанной статьи, закономерным представляется вывод, что уголовная ответственность наступает за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние:

1) причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо

2) сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Верховный Суд РФ (п. 3 Постановления Пленума от 18.11.2004 N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве») отмечает, что осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в ЕГРЮЛ и ЕГРИП отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

В данном случае позиция Верховного Суда РФ полностью согласуется с абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК РФ, в соответствии с которым правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Таким образом, руководителю организации следует проверять состояние записи в ЕГРЮЛ о возглавляемой им организации, в том числе путем получения информации из открытых источников.

Наряду с осуществлением предпринимательской деятельности без государственной регистрации в качестве признака объективной стороны указанного деяния в рассматриваемой статье УК РФ указывается осуществление предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна. Перечень видов деятельности, осуществление которых возможно только после получения лицензии, установлен федеральными законами.

Полный перечень видов деятельности, для осуществления которых необходимо получение лицензии, а также нормативных актов, устанавливающих порядок лицензирования, представлен в приложении N 10.

Как закреплено в абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК РФ, право юридического лица осуществлять деятельность, для занятия которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения лицензии и прекращается при прекращении ее действия. Следовательно, привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за указанное деяние возможно, если возглавляемая им организация осуществляла лицензируемую деятельность как до возникновения у нее такого права, так и после его прекращения.

Наиболее часто правоприменительная практика идет по пути признания деяния лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность без лицензии, если указанная лицензия необходима, преступным при совокупности двух признаков:

1) отсутствие лицензии при ее необходимости для осуществления соответствующей деятельности;

2) причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере.

В связи с подобным устоявшимся подходом наиболее интересными представляются примеры из судебной практики, когда при наличии указанных признаков суд подходит к разрешению уголовного дела о незаконном предпринимательстве не с формальной точки зрения. Таким примером является приговор Калининского районного суда Тверской области от 10.09.2015 N 1-86/2015.

Директор ООО «ТСК-69» Б. обвинялся в том, что из корыстной заинтересованности, с целью извлечения прибыли, действуя умышленно, достоверно зная, что в своей деятельности общество эксплуатирует взрывопожароопасный производственный объект — котельную, оснащенную газовым оборудованием, используя указанный объект в нарушение положений п. п. 2, 3, пп. «е», «к» п. 4 Постановления Правительства РФ от 10.06.2013 N 492 «О лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности», ст. 8, п. 12 ч. 1 ст. 12, ст. 14 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» и Постановления Правительства РФ от 05.05.2012 N 454 «О лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов», незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность по оказанию платных услуг по теплоснабжению (отоплению) и горячему водоснабжению физическим лицам и организациям. По мнению стороны обвинения, в результате незаконной предпринимательской деятельности, осуществляемой без специального разрешения (лицензии), когда такое разрешение (лицензия) обязательно, Б. в указанный период времени извлек доход на общую сумму 18 496 853,96 руб., что является особо крупным размером.

В судебном заседании подсудимый Б. виновным себя в предъявленном обвинении не признал, указав, что он, являясь депутатом Совета Медновского сельского поселения Калининского района Тверской области, не только из чувства ответственности перед избирателями, в том числе жителями д. Мермерины, но и в силу закона об органах местного самоуправления был обязан обеспечить на территории поселения надлежащую работу системы коммунального хозяйства. По окончании отопительного сезона в д. Мермерины сложилась ситуация, при которой газовая котельная, обеспечивающая центральным отоплением и горячим водоснабжением многоквартирные дома и часть частного сектора, а также школу, дом культуры, детский сад и другие объекты социального назначения, осталась без обслуживания. Директор МУП ЖКП «М» отказался эксплуатировать котельную ввиду ее убыточности и необходимости производства значительных затрат на подготовку системы теплоснабжения и горячего водоснабжения к новому отопительному сезону. Предпринятыми мерами привлечь к обслуживанию котельной другие предприятия коммунальной отрасли района, имеющие лицензию на данный вид деятельности, не удалось, поскольку для нормальной и безопасной работы котельной требовались большие финансовые средства. После обсуждения сложившейся ситуации с руководством администраций Медновского сельского поселения и Калининского района Б. было принято решение взять на обслуживание котельную и систему теплоснабжения в д. Мермерины для обеспечения жителей деревни и объектов социальной сферы теплом. В этих целях стали проводиться мероприятия по восстановлению безопасной работы отопительных котлов, начат ремонт здания котельной, насосного оборудования, теплотрассы. Понимая, что деятельность по эксплуатации газовой котельной подлежит лицензированию, Б. одновременно с восстановительными работами на котельной были предприняты меры по получению необходимой лицензии (первое обращение в лицензирующий орган было осуществлено 5 мая 2011 г.), но в связи с тем, что не все представляемые в лицензирующий орган документы отвечали предъявляемым требованиям, а ему, как руководителю ООО «ТСК-69», необходимо было пройти соответствующее обучение, получить соответствующую лицензию удалось только 15 апреля 2015 г. В своих показаниях Б. отмечает, что предпринятые им действия были направлены на обеспечение нормальных условий жизни жителей д. Мермерины и предотвращение коммунального коллапса в зимний период времени. Обоснованность его действий объективно подтверждает тот факт, что в результате остановок котельных, которые имели место в отопительный сезон, в поселках Восток и Орша Калининского района возникла чрезвычайная ситуация, на ликвидацию которой были израсходованы средства бюджета Калининского района в размере 4 и 7 млн руб. соответственно.

При вынесении приговора суд первой инстанции посчитал установленным факт эксплуатации ООО «ТСК-69», директором которого являлся Б., газовой котельной без соответствующей лицензии, наличие которой для данного вида деятельности является обязательным в силу закона. Также суд признал доказанным факт поступления в указанный период времени на счет ООО «ТСК-69» в качестве оплаты услуг по отоплению и горячему водоснабжению денежных средств в размере 18 496 853,96 руб. С учетом обстоятельств дела и исследуемых доказательств суд пришел к убеждению, что при необеспечении со стороны ООО «ТСК-69» работы котельной в зимний период времени жители многоквартирных домов в д. Мермерины, преподаватели и учащиеся школы, воспитатели и воспитанники детского сада, не имеющие альтернативных систем отопления, оказались бы в ситуации, угрожающей их жизни и здоровью, а на ликвидацию чрезвычайной ситуации, которая могла возникнуть из-за отсутствия теплоснабжения, потребовались бы значительные финансовые затраты бюджетных средств.

Кроме этого, суд отметил, что в результате проведенной работы по оформлению необходимых документов и работ по модернизации котельного оборудования лицензия на осуществление ООО «ТСК-69» деятельности по эксплуатации взрывоопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности обществу была выдана, что свидетельствует об отсутствии у подсудимого умысла на осуществление деятельности по эксплуатации газовой котельной без предусмотренной законом лицензии.

Таким образом, с учетом установленных судом обстоятельств деятельность подсудимого Б. в должности директора ООО «ТСК-69» по эксплуатации системы теплоснабжения, в состав которой входит газовая котельная, без соответствующей лицензии, наличие которой для данного вида деятельности является обязательным в силу закона, общественной опасности не представляла, вреда охраняемым уголовным законом интересам не причинила и была направлена на достижение общественно полезной цели.

Приговором суда Б. был оправдан по предъявленному ему обвинению за отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Поскольку подобная судебная практика носит эпизодический характер, на основании приведенного судебного акта достаточно сложно утверждать о наличии в правоприменении устойчивых тенденций признания судами отсутствия состава преступления в действиях лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без необходимой лицензии, если указанная деятельность была направлена на достижение общественно полезной цели. Тем не менее этот судебный акт представляется крайне интересным с точки зрения оценки судом общественной опасности инкриминируемого руководителю организации деяния.

Наиболее существенным признаком для квалификации рассматриваемого деяния в качестве уголовно наказуемого является крупный ущерб, который указанное деяние причинило гражданам, организациям или государству, либо если незаконная предпринимательская деятельность сопряжена с извлечением дохода в крупном размере.

Крупным ущербом, а равно доходом в крупном размере применительно к рассматриваемому преступлению признается ущерб или доход в размере, превышающем 2 млн 250 тыс. руб., а особо крупным — 9 млн руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ).

В данном случае под доходом следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве»).

Таким образом, независимо от той выгоды, которую получил непосредственно руководитель организации, он может быть привлечен к уголовной ответственности исходя из размера дохода, полученного от незаконной предпринимательской деятельности, без вычета расходов.

Представляется, что данная позиция Пленума Верховного Суда РФ обусловлена видовым объектом преступлений, объединенных в гл. 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности», которым является законодательно установленный порядок осуществления экономической деятельности.

Разрешая вопрос о субъекте рассматриваемого преступления, судебная практика (п. 10 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ) исходит из того, что при осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности ответственности по ст. 171 УК РФ подлежит лицо:

— на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица);

— фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

Таким образом, суды для идентификации лица в качестве руководителя организации, осуществляющей незаконную предпринимательскую деятельность, исходят не из формального критерия (такого, как документы, свидетельствующие о наличии у лица указанных полномочий), а из реального осуществления лицом функций по руководству организацией.

Также Пленум Верховного Суда РФ (п. 11 указанного Постановления) отмечает, что если лицо (за исключением руководителя организации или лица, на которое постоянно, временно или по специальному полномочию непосредственно возложены обязанности по руководству организацией) находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации, с нарушением правил регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением лицензионных требований и условий или с предоставлением заведомо подложных документов, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Указанный подход судов при рассмотрении уголовных дел по незаконному предпринимательству представляется крайне важным, и для более подробного изучения вопроса разберем конкретный пример из судебной практики, а именно Апелляционное постановление Московского городского суда от 09.11.2017 N 10-16247/2017.

Согласно обжалуемому стороной защиты приговору Тверского районного суда г. Москвы от 20.02.2017 В. был признан виновным в незаконном предпринимательстве — осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации и без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, сопряженной с извлечением дохода в особо крупном размере и причинением крупного ущерба ОАО «ПГК».

Суть дела в следующем. 28 мая 2013 г. ООО НПП «В», имеющее лицензию на осуществление деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности, видов работ (услуг), выполняемых в составе лицензированного вида деятельности, и свидетельство на право проведения работ по техническому диагностированию с целью продления срока службы грузовых и изотермических вагонов, грузовых вагонов опасных грузов, вагонов-цистерн, в котором В. работал директором, было реорганизовано путем слияния с другими юридическими лицами. После реорганизации общества В. продолжил осуществлять деятельность по оказанию научно-технических услуг по техническому диагностированию грузовых вагонов с целью продления их срока службы по договору с ОАО «ПГК» от 05.08.2010, заключенному им на основании доверенности. 30 декабря 2013 г. В. от имени ООО НПП «В» заключил с ОАО «ПГК» дополнительное соглашение к договору от 05.08.2010, продлив срок его действия до 31 декабря 2014 г. Вследствие этого в период с 28 мая 2013 г. по 31 декабря 2014 г. В., действующим без лицензии, были оказаны услуги по техническому диагностированию железнодорожного вагона, за что с расчетных счетов ОАО «ПГК» было перечислено на расчетный счет ООО НПП «В» 69 320 565 руб.

Защитники В., обжалуя приговор Тверского суда, основывали свою позицию на том, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. В частности, суд необоснованно признал В. субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, поскольку он при осуществлении своей деятельности не обладал полномочиями руководителя организации. При этом, исследуя объем полномочий В., суд ограничился доверенностью, выданной ему генеральным директором ООО «В», не дав оценки этим обстоятельствам с точки зрения приказов о назначении его на должность директора двух обществ НПП «В».

Московский городской суд, рассматривая данное дело в качестве суда апелляционной инстанции, указал, что при осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности ответственности по ст. 171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации. Если лицо (за исключением руководителя организации или лица, на которое постоянно, временно или по специальному полномочию непосредственно возложены обязанности по руководству организацией) находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением лицензионных требований и условий или с предоставлением заведомо подложных документов, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержит состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что органом расследования в обвинительном заключении надлежащим образом не описано, в каком качестве В. осуществлял деятельность, которая вменяется ему в вину, — в качестве физического лица, не имеющего какого-либо отношения к коммерческим организациям, которое осуществляет предпринимательскую деятельность без государственной регистрации и лицензии, или как лицо, осуществляющее функции руководителя в организации, которая занимается предпринимательской деятельностью без лицензии, либо как лицо, находящееся в трудовых отношениях с юридическим лицом, которое осуществляет свою деятельность без лицензии, и выполняющее обязанности, вытекающие из его трудового договора.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами Московский городской суд принял решение об отмене приговора Тверского городского суда и возвращении уголовного дела прокурору.

Таким образом, в данном акте подчеркивается необходимость надлежащего указания, в качестве кого гражданин (руководитель организации) осуществлял инкриминируемые ему деяния.

Стоит отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 28.1 УПК РФ уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, может быть прекращено, если указанное лицо совершило преступление впервые и возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба, либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере двукратной суммы дохода, полученного в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере двукратной суммы убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру совершенного деяния, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и денежное возмещение в двукратном размере этой суммы.

Как отметил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27.06.2013 N 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», с учетом того, что ч. 3 ст. 28.1 УПК РФ не содержит требования о возмещении ущерба до назначения судебного заседания, уголовное преследование в указанных случаях подлежит прекращению судом, если все предусмотренные данной нормой условия (возмещен ущерб и произведены денежные перечисления в федеральный бюджет) выполнены в полном объеме до удаления суда в совещательную комнату.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Апрель 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях