fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам по всей России
Новые статьи

ВС: обвиняемый вправе сообщить присяжным свою версию о настоящем преступнике

Обвиняемый имеет право сообщить присяжным свою версию преступления, в том числе озвучить, кто, на его взгляд, является истинным виновником — такая ситуация не является основанием для отмены вердикта, если подсудимый и его защита не пытались целенаправленно вызвать у коллегии предубеждения по делу, разъясняет Верховный суд РФ.

Высшая инстанция оставила в силе оправдательный приговор, вынесенный на основе вердикта присяжных, который пыталась оспорить Генеральная прокуратура.

Суть дела 

Сторона обвинения утверждала, что фигурант, находясь в состоянии алкогольного опьянения, облил бензином одежду двух человек, постельное белье, пол дома, а затем совершил поджог, в результате чего оба потерпевших погибли.

Однако коллегия присяжных сочла, что обвиняемый не причастен к этому преступлению и единодушным решением оправдала его.

В ходе процесса обвиняемый и его защита неоднократно заявляли, что преступление совершил другой человек и называли конкретную персону, что и пытался оспорить замгенпрокурора, просивший отменить оправдательный приговор. 

В представлении также утверждается, что суд якобы нарушил принцип состязательности и ограничил сторону обвинения в возможности опровергнуть версию защиты, отказав гособвинителю в удовлетворении ходатайства об исследовании в присутствии присяжных заключений судмедэксперта и медицинской справки о наличии телесных повреждений у свидетеля, которого подсудимый обвинял в совершении преступления.

Кроме того, председательствующий дал разъяснения присяжным заседателям не принимать во внимание совершение преступления после распития спиртных напитков, полагая, что это касается личности обвиняемого, вместе с тем, это решение судьи лишило сторону обвинения ссылаться на него при выступлении в прениях, пожаловался представитель Генпрокуратуры. Он высказал недовольство и прерыванием речи гособвинителя в прениях. 

Позиция ВС 

Доводы Генпрокуратуры, что стороной защиты до присяжных заседателей была доведена информация о совершении данного преступления не обвиняемым, а другим человеком, в рассматриваемом случае не могут быть признаны как основание для отмены оправдательного приговора, поскольку анализ приведенных в представлении фактов не свидетельствует о том, что подсудимый или его защитник последовательно или целенаправленно воздействовали на присяжных заседателей с целью формирования у них предубеждения по делу. 

«Позиция оправданного сводилась к доказыванию его версии случившегося и заключалась в том, что данное преступление совершил не он, а другое лицо, находившееся в данный момент в доме потерпевших и при допросе по ходатайству государственного обвинителя свидетеля (которого фигурант считает настоящим виновником) присутствие его в момент совершения преступления в доме было очевидным», — указывает ВС. 

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных стороной защиты при допросе в судебном заседании этого свидетеля, Судебная коллегия не усматривает.

Утверждения об ограничении стороны обвинения в возможности оспорить выдвинутые стороной защиты доводы и доказательства, материалами дела не подтверждаются.

Что касается отказа в удовлетворении ходатайства об исследовании в присутствии присяжных заседателей заключения судебно-медицинской экспертизы и медицинской справки, то, как указал суд, эти документы не имеют отношения к предъявленному фигуранту обвинению. Данное решение суда является правильным, соответствующим действующему законодательству, считает ВС. 

Доводы представления прокурора о том, что сторона защиты систематически доводила до сведения коллегии присяжных заседателей информацию, выходящую за пределы судебного разбирательства и не относящуюся к фактическим обстоятельствам дела, Судебная коллегия находит необоснованными.

«Содержание протокола судебного заседания свидетельствует о том, что председательствующий по делу судья, сохраняя объективность и беспристрастность, принимал предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, при этом своевременно реагировал на высказывания подсудимого, его защитника, а также и государственного обвинителя, в случаях, когда они выходили за пределы судебного разбирательства и давал присяжным заседателям необходимые разъяснения.

Судом апелляционной инстанции проверены доводы, изложенные в апелляционном представлении, о незаконном воздействии стороны защиты на коллегию присяжных заседателей, которые аналогичны содержащимся в настоящем кассационном представлении прокурора и кассационной жалобе потерпевшей. Со ссылкой на протокол судебного заседания, содержание которого не оспаривалось прокурором, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что количество и существо нарушений, допущенных в ходе судебного следствия представителями обеих сторон, не носили системный характер. Оснований не согласиться с таким выводом Судебная коллегия не усматривает», — говорится в определении. 

Утверждение, что допущенные нарушения являются существенными и повлияли на содержание ответов коллегии на поставленные перед ними вопросы, по мнению Судебной коллегии, также лишены оснований: присяжные заседатели принимали активное участие в исследовании представленных доказательств, задавая в установленном порядке вопросы допрашиваемым лицам, оснований полагать, что заседатели не были свободны в оценке представленных им доказательств и находились под влиянием незаконно оказанного на них воздействия или давления со стороны защиты, не имеется.

«Нельзя признать убедительными доводы представления о нарушении права государственного обвинителя довести до присяжных заседателей свою позицию по уголовному делу, поскольку председательствующий судья неоднократно прерывал ее выступление в прениях. 

Как видно из протокола судебного заседания, прерывание судьей выступление государственного обвинителя в прениях было вызвано нарушениями положений ч.2, 3 ст. 336 УПК РФ, вместе с тем это не нарушило последовательность речи прокурора в изложении им позиции обвинения относительно обстоятельств дела», — полагает ВС.

Он также напоминает, что оправдательный вердикт коллегией присяжных заседателей принят единодушно, является ясным и непротиворечивым. 

Таким образом, оснований для вывода о том, что при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции были допущены какие-то существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили бы право прокурора или потерпевших на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов, что в соответствии со ст. 389.25 УПК РФ могло бы явиться основанием к отмене оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, Судебная коллегия не усматривает.

В связи с чем ВС определил приговор и апелляционное определение оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

Материал статьи взят из открытых источников

Остались вопросы к адвокату по данной тематике? Задайте их в форме, расположенной ниже, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях