fbpx
Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Новые статьи
  • Образец ходатайства о назначении дополнительной экспертизы об исключении доказательств
Новые статьи

Образец ходатайства о назначении дополнительной экспертизы об исключении доказательств

В Советский районный суд г. Самары 443090, г.Самара, ул. Советской Армии, д. 125

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619, Тел. +7-987-928-31-80

В защиту интересов ФИО1

Ходатайство

об исключении доказательств

(в порядке ст. 235 УПК РФ)

В Вашем производстве находится уголовное дело по обвинению ФИО1 в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п. п. «а, в» ч. 2 ст. 158,  п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 30 п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В силу ч. 3 ст. 229 УПК РФ ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

После ознакомления с материалами уголовного дела ФИО1 было заявлено ходатайство о проведении предварительного слушания в связи с наличием в уголовном деле недопустимых доказательств.

Основанием для проведения предварительного слушания является п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

Согласно обвинительного заключения, доказательствами обвинения являются:

протокол осмотра места происшествия от 18.07.2017 г., согласно  которому проведен осмотр автомобиля «Шевроле Нива», в ходе которого обнаружено и изъято: медицинская карта с рентгеновскими снимками на имя ФИО3, страховой медицинский полис на имя ФИО3, сервисная книжка на автомобиль «Шевроле Нива» государственный регистрационный знак, страховой полис «ОСАГО» на автомобиль «Шевроле Нива» государственный регистрационный знак, флакон из-под туалетной воды «Eclat Darpege» 50 мл, 2 резинки для амортизатора SS20, набор ключей шестигранников «BRIGADIER», магнитный адаптер для бит гибким «Kraftool», 4 резинки стабилизаторов для автомобиля, автомобильный пыльник «Шруса», натяжитель цепи для двигателя, датчик массы расхода воздуха «Бош», флакон тормозной жидкости «Rosdot» объемом 0,5 литра, флакон полироля объемом 0,5 литра «Kerry», флакон очистителя пятен объемом 0,5 литра «Kerry», 2 резиновых утеплителя дверей, автомобильное зарядное устройство «AWEI» с кабелем, батарейки мизинчиковые «DP», топор с полимерной ручкой, молоток, ножницы по металлу «Dexell», плоскогубцы «Dexell», бокорезы, плоская отвертка, рулетка 10 метров «Центро инструмент», стяжка кабельная, моток изоляционной ленты, дачный нож, набор шампуров в количестве 10 штук длиной 60 см, набор рыбацких снастей в пластиковом чемодане, набор инструментов «Force» в полимерном ящике, коляска детская прогулочная «HB MIA», бутылка водки «Сретенка» объемом 0,5 литра, электронный блок управления двигателем; сотовый телефон Нокиа; сотовый телефон Нокиа; ключи от автомобиля «Лада» с брелком «MAGICAR»; сотовый телефон Нокиа; флэш-носитель розового цвета; сотовый телефон Самсунг дуос имей и картой памяти Кингстон микро 16 GB в лакированном чехле; перчатки; нож металлического цвета в чехле черного цвета. К протоколу прилагается фототаблица (т. 4 л.д. 250-254, т. 5 л.д. 1-13);

протокол обыска от 18.07.2017 г., согласно  которому проведен обыск по адресу по месту жительства ФИО1 согласно которому в ходе производства обыск обнаружено и изъято: сим-карта Мегафон; приходный кассовый ордер № 6622612 на перевод 15 000 рублей; приходный кассовый ордер № 853680 от 07.10.2015 на сумму 13 000 рублей;  приходный кассовый ордер № 527920 от 06.11.2015 на сумму 6 000 рублей; квитанция к приходному кассовому ордеру № 416883 от 04.09.2012 основание: оплата страховы взносов; флэш-носитель черного цвета 16 GB; сервисная книжка с гарантийным талоном на автомобиль «Лада Гранта»; флэш-носитель красного цвета «Московская биржа»; флэш-носитель бело-синего цвета 512 МB; флэш-носитель черного цвета Transcend 8 GB; визитницу черного цвета с металлической эмблемой «Peter», в которой находятся карта «ВТБ 24» на имя ФИО4, фото мужчины в форме сотрудника полиции, 16 визиток; банковская карта «Сбербанк России» на имя ФИО5; карта ПАО Сбербанк на имя ФИО6; жесткий диск серого цвета «Verbatim»; набор отмычек в количестве 10 штук в прозрачном чехле; пропуск в магазин «Метро» на имя ФИО7; ноутбук марки «HP 250 G1» серия 5СG3455ВРХ с зарядным устройством, сумкой, оптической мышью черного цвета «hp»; чемодан для инструментов черного цвета с желтой крышкой (т. 5 л.д. 76-79);

Показания свидетеля ФИО8, согласно которым в органах внутренних дел состоит с 2005 года, в должности начальника состоит с декабря 2017 года. В его должностные обязанности входит раскрытие, предупреждение и пресечение совершения преступлений по раскрытию краж автотранспорта, совершенных на территории города Самары, а также оказание оперативного сопровождения по уголовным делам. Их подразделением была получена оперативная информации о группе лиц, специализирующейся на кражах автомашин производства «Автоваз» марок «Лада Гранта» и «Лада Приора», «Датсун Он До», «Шевроле Нива» на территории г. Самары в ночное время суток. В ходе проведенных ОРМ было установлено, что в данную группу входили ФИО1, ФИО9. Анализ совершенных краж показал, что ФИО1 и ФИО9 совершили 9 эпизодов хищения автотранспорта, 4 эпизода хищений ФИО1 совершил в группе с неустановленным лицом. При совершении преступлений использовались абонентские номера, оформленные на третьих лиц. При совершении преступлений использовался автомобиль марки «CHEVROLET NIVA 212300-55», принадлежащий на праве собственности ФИО2 (жена ФИО1). Для открытия дверей автомобиля использовалось специально приготовленное для этих целей техническое средство – кодграббер. Для запуска двигателя автомобиля использовался специально приготовленный для этих целей «проворот». Данная группа специализировалась на кражах автомобилей, в основном обустроенных штатной сигнализацией. Сначала преступники объезжали дворы домов в поиске подходящей модели для кражи, после подбора нужного автомобиля они уезжали  и возвращались к автомобилю в ночное время. Затем один человек занимался непосредственно вскрытием и запуском двигателя похищенного автомобиля, а второй человек наблюдал за ходом кражи, чтобы, в случае внештатной для них ситуации, предупредить об опасности. В это время этот человек находился в машине сопровождения, которая после кражи двигалась впереди похищенного автомобиля, и следил за обстановкой и отсутствием постов ГИБДД. Анализ имеющейся информации показал, что ФИО1 и ФИО9 совершили кражи девяти автомобилей, а также ФИО1 с неустановленным лицом совершили кражи четырех автомобилей. 18.07.2017 ФИО1 и ФИО9 были задержаны при совершении кражи автомобиля. В автомобиле «CHEVROLET NIVA 212300-55», были обнаружены и изъяты вещи, принадлежащие потерпевшим, в частности потерпевшему ФИО3, автомобиль которого был ими похищен в указанную дату. При проведении обысков по месту жительства ФИО9 и ФИО1 было изъято имущество потерпевших. Кроме того ФИО1 и ФИО9 дали признательные показания по факту кражи автомобиля принадлежащего ФИО3, а так же ФИО9 дал признательные показания еще по 8 фактам краж автомобилей. В настоящее время лицо, совершившее четыре кражи автомобилей в группе с ФИО1 не установлено (т. 11 л.д. 6-8);

Показания свидетеля ФИО10, абсолютно аналогичные (слово в слово) показаниям свидетеля ФИО8 (т. 11 л.д. 9-11);

— Показания  свидетеля ФИО11, согласно которым 21.08.2017 примерно в 14 часов 30 минут он проходил мимо дома №5, где к нему подошел сотрудник полиции и присутствовать  в качестве понятого при проведении следственного действия-проверки показаний на месте. Так как он располагал свободным временем, он согласился. Также был приглашен второй понятой, после чего следователь представил ФИО9 и  адвоката последнего ФИО2. Им были разъяснены их права и обязанности. По предложению ФИО9 вся группа в составе следователя, их – понятых, ФИО9 и защитника последнего, села в автомобиль марки «Шкода Фабиа» и направилась по ул. Запорожская, доехав до пересечения улиц Запорожская и улицы Гагарина, повернули направо, после чего, на кольце повернули налево на ул.Победы, продолжили движение прямо, после чего, па пересечении ул.Победы и ул. Елизарова, повернули налево на улицу Елизарова. Далее они повернули направо во дворы к дому по ул. Свободы, далее по указанию ФИО9 следственно-оперативная группа остановилась. ФИО9 предложил выйти из автомашины, через дворы прошел к дому по ул.Свободы и указал на участок местности, расположенный с торца дома, от которого ФИО1 похитил автомобиль марки «Шевроле Нива», далее по указанию ФИО9 все группы  перешла дорогу на другую сторону, и проследовала за ФИО9, где он указал на участок местности, расположенный рядом с домом по ул. Свободы, где он примерно в конце июля 2017 года стоял и координировал действия ФИО1 пока последний в это время похищал автомобиль указанный выше.

Затем по предложению ФИО9 вся группа снова села в автомобиль и выехав со двора, на первом светофоре повернули направо на ул. Елизарова, далее на кольце повернули налево на проспект Металлургов, продолжили движение прямо до пересечения улиц пр. Металлургов и ул. Каховской, после чего, повернули налево на ул. Вольская, где на светофоре свернули направо на пр-т Кирова, продолжили движение прямо до пересечения улиц пр-та Кирова и ул. Карла Маркса, после чего, повернули налево, далее на первом повороте снова повернули налево, продолжили движение прямо и на светофоре повернули направо на  ул. Ново – Вокзальная. Далее доехав до пересечения ул. Ново-Вокзальная и ул. Московское шоссе повернули направо, после чего, продолжили движение прямо до пересечения ул. Московское шоссе и ул. Губанова, после чего, повернули налево. И по указанию ФИО9 остановились возле дома по ул. Губанова, где ФИО9 указал на участок местности рядом с подъездом по Губанова, куда он примерно в конце марта 2017 приехал вместе с ФИО1, на принадлежащем последнему автомобиле марки «Шевроле Нива» для того, чтобы похитить припаркованный возле указанного выше дома автомобиль марки «Лада Гранта». ФИО9 указал на участок местности рядом с подъездом по ул. Губанова и координировал по телефону действия ФИО1, после чего,  вся группа по указанию ФИО9 проследовала к подъезду по ул. Губанова, где ФИО9 указал на участок местности, где стоял указанный выше автомобиль, который впоследствии был угнан ФИО1, после чего, ФИО9 координировал действия ФИО1 и на автомобиле ФИО1 ехал впереди на автомашине ФИО1 и сообщал о ситуации на дороге, после чего они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и ФИО9 вместе с ФИО1 вернулись в г. Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль, выехала из двора и  направилась на пересечение ул. Губанова и ул. Московское шоссе, повернули направо на ул. Ново-Вокзальная, где продолжили движение прямо. На пересечении ул. Ново-Вокзальная и ул. Фадеева повернули на  право. После чего, по указанию ФИО9 группа остановилась около дома по улице Фадеева, где ФИО9 указал на участок местности, куда ФИО9 примерно в конце декабря 2016 года приехал вместе с ФИО1 на принадлежащем последнему автомобиле марки «Шевроле Нива»  для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Гранта», государственный регистрационный знак У 885 УВ 163 регион. ФИО9 остановился возле указанного дома и координировал действия ФИО1, после чего по указанию ФИО9 группа проследовала 200 метров до трансформаторной будки, где ФИО9 указал на участок местности, где стоял указанный выше автомобиль, который впоследствии был похищен ФИО1. После чего, ФИО9 координировал действия ФИО1, ехал впереди на автомашине ФИО1 и сообщал о ситуации на дороге, после чего они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и они вместе вернулись в г.Самара.

Затем вся группа по указанию ФИО9 прошла через дворы к дому по ул. Фадеева, где ФИО9 указал на участок местности с задней стороны дома, к которому он вместе с ФИО1 примерно в середине марта 2017 года приехал на автомобиле марки «Шевроле Нива», принадлежащим последнему для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Датсун Он До». ФИО9 далее указал на участок местности рядом с домом по ул. Фадеева, где он стоял и координировал действия ФИО1, пока тот похищал автомобиль. После чего, ФИО9 координировал действия ФИО1, ехал впереди на автомашине ФИО1 и сообщал о ситуации на дороге, после чего, они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и они вместе вернулись в г. Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль и направилась прямо по улице Фадеева до пересечения ул. Фадеева и ул. 22 Партсъезда, где повернули налево на ул. 22 Партсъезда, далее на кольце повернули на ул. Стара-Загора, далее на светофоре повернули налево на удину Антонова-Овсеенко, продолжили движение прямо до пересечения ул. Антонова -Овсеенко и ул. Советской Армии, повернули направо, далее на втором светофоре повернули на право, далее через трамвайные пути повернули налево, где по указанию ФИО9 остановились. Далее группа проследовала за ФИО9 к дому по ул. Антонова-Овсеенко, куда ФИО9 вместе с ФИО1 примерно в начале октября 2016 года приехал с ФИО1 на автомобиле марки «Шевроле Hивa» , принадлежащим последнему для того, чтобы ФИО1 похитил  припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Приора». ФИО9 указал па участок местности, расположенный возле подъезда по Антонова – Овсеенко, где он стоял и координировал действия ФИО1 пока тот похищал указанный выше автомобиль. Далее вся группа по указанию ФИО9 проследовала к участку местности, расположенного с торца дома по ул. Антонова-Овсеенко, где он указал место, где стоял указанный автомобиль, который впоследствии был похищен ФИО1 После чего, ФИО9 координировал действия ФИО1, ехал впереди на автомашине ФИО1 и сообщал ситуации на дороге, после чего, они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и ФИО9 и ФИО1 вместе вернулись в г. Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль и направилась по улице Антонова-Овсеенко, далее на первом повороте повернула налево, потом сразу же повернули направо и продолжили движение прямо по ул. Антонова-Овсеенко, далее по кольцу повернули налево на улицу Авроры, продолжили движение прямо до пересечения ул. Авроры и ул. Мориса Тореза, повернули направо, продолжили движение прямо до пересечения улиц Мориса Тореза и ул. Мяги. Затем продолжили движение прямо, далее повернули налево во двор по ул. 22 Партсъезда, где далее вся  группа проследовала по указанию ФИО9 через дворы к дому по ул. Партизанской, к которому ФИО9 вместе с ФИО1 примерно в конце ноября 2016 года приехали на автомобиле марки «Шевроле Нива», принадлежащим последнему для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Гранта». ФИО9 находился на указанном им участке местности и координировал действия ФИО1, пока тот похищал указанный выше автомобиль. Затем ФИО9 указал на участок местности, расположенный рядом с указанным дом около трансформаторной будки, где стоял вышеуказанный автомобиль, который был впоследствии похищен ФИО1. После чего, ФИО9 координировал действия ФИО1, eхaл впереди на автомашине ФИО1 и сообщал о ситуации на дороге, после чего они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и они вместе вернулись в г. Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль и направилась по улице Мориса-Тореза, далее проехав  до пересечения улиц Мориса Тореза и ул. Авроры остановилась у дома по улице Мориса Тореза, далее по указанию ФИО9 проследовала через дворы к дому по улице Авроры, куда он примерно в конце ноября 2016 года приехал вместе с ФИО1 на автомобиле марки «Шевроле Нива», принадлежащим последнему для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Гранта». Далее ФИО9 указал на участок местности рядом с домом по ул. Авроры, где ФИО9 координировал действия ФИО2,  когда последний похищал указанную выше автомашину. Далее по указанию ФИО9 группа проследовала к торцу дома по ул. Авроры, где ФИО9 указал на участок рядом с гаражами, где стоял указанный выше автомобиль, который был впоследствии похищен ФИО1 После чего ФИО9 координировал действия ФИО1 ехал впереди на автомашине ФИО1 и сообщал о ситуации на дороге, после чего они приехали в п. Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и они вместе вернулись в г.Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль и продолжила движение прямо по улице Мориса Тореза, до пересечения с улицей Футболистов, после чего повернули направо, по указанию ФИО9 остановились у дома по улице Мориса Тореза, где по указанию ФИО9 вся группа проследовала через дворы к дому по улице Мориса Тореза, к которому он примерно в середине ноября 2016 года приехал вместе с ФИО1 на автомобиле марки «Шевроле Нива», принадлежащем последнему для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Гранта». ФИО9 указал на участок местности рядом с торцом  указанного дома около гаражей, откуда ФИО1 похитил указанный выше автомобиль. Далее по указанию ФИО9 группа проследовала к дому по ул. Аэродромная, которого в момент кражи автомобиля он стоял и координировал действия ФИО1. После чего ФИО9 координировал действия ФИО1 ехал впереди на автомобиле последнего и сообщал о ситуации на дороге, после чего, они приехали в п.Новосемейкино, где ФИО1 оставил похищенный автомобиль, пересел за руль своей автомашины и он вернулись в г. Самара.

Затем вся группа снова села в автомобиль и продолжила движение через дворы до ул. Мориса Тореза, где  повернули налево на улицу Советской Армии, на пересечении Советской Армии и ул. Гагарина повернули направо. Далее на кольце повернули  на улицу Победы. После чего на пересечении улиц Победы и улицы 22 Партсъезда повернули налево, далее повернули во двор направо, где по указанию ФИО9 через дворы, последовали к дому по улице Победы, к которому он примерно в начале июля 2017 года приехал вместе с ФИО1 на автомобиле марки «Шевроле Нива», принадлежащим последнему для того, чтобы ФИО1 похитил припаркованный возле указанного дома автомобиль марки «Лада Гранта». Далее ФИО9 указал на участок местности, рядом с торцом дома по ул. Победы, где он стоял и координировал действия ФИО1, пока тот похищал указанный выше автомобиль. Далее по указанию ФИО9 вся группа проследовала левее дома по ул. Победы к парковочным местам, рядом с проезжей частью, где ФИО9 указал на участок местности, откуда ФИО1 похитил указанный выше автомобиль.

После этого вся группа направилась в ОП № 3 У МВД России, где  он был допрошен по данному факту (т. 5 л.д. 226-230);

Показания свидетеля ФИО12, абсолютно аналогичные (слово в слово) показаниям свидетеля ФИО11 (т. 5 л.д. 231-235).

Считаю, что имеются следующие основания для исключения данных доказательства из числа допустимых доказательств по уголовному делу.

  1. Основания и порядок производства осмотра и обыска регламентированы ст. 176, 177 и 182 УПК РФ соответственно.

Из протокола осмотра места происшествия от 18.07.2017 г., согласно  которому проведен осмотр автомобиля «Шевроле Нива», расположенном на участке местности вдоль проезжей части напротив дома по Московскому шоссе г. Самары, в ходе которого обнаружены и изъяты предметы, усматривается, что в производстве следственного действия принимал участие ФИО1

При этом процессуальный статус ФИО1 составителем протокола не определен (т. 4 л.д. 250). Между тем на момент производства осмотра места происшествия ФИО1 фактически являлся подозреваемым в конституционно-правовом смысле данного понятия. Соответственно, ФИО1 был лишен фундаментального конституционного права при производстве следственного действия — на получение квалифицированной юридической помощи.

Только участие в следственном действии защитника, допущенного с соблюдением норм процессуального закона (в данном случае — в порядке п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК РФ), могло бы стать гарантией от признания данного доказательства в дальнейшем недопустимым. Однако защитник подозреваемому ФИО1 предоставлен не был, а, следовательно, использовать процессуально дефектные результаты осмотра в процессе обоснования обвинения по настоящему делу недопустимо.

Поверхностный и поспешный вывод о том, что ФИО1 на тот момент на самом деле не имел процессуального статуса, гармонично опровергается как фактами дела, так и ясными требованиями взаимосвязанных законоположений.

С одной стороны, на момент начала осмотра места происшествия ФИО1 уже был «захвачен с поличным» как лицо, причастное к краже автомобиля.

С другой стороны, сущностные признаки подозреваемого неоднократно получали свое толкование в общеобязательных и сохраняющих свою силу решениях Конституционного Суда РФ.

«Как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 июня 2000 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР, в целях реализации конституционного права подозреваемого, обвиняемого на помощь адвоката (защитника) необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. Факт такого преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику). Тем самым обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом в отношении него подозрении или обвинении и, следовательно, эффективно защищаться, а также гарантирующие в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств (статья 50, часть 2, Конституции Российской Федерации)».

«Конвенция (О защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950) должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права (см. помимо прочих Решения по делу «Артико против Италии» от 13 мая 1980 г. Серия A, т. 37, с. 16, п. 33, делу «Серинг против Соединенного Королевства» от 7 июля 1989 г. Серия A, т. 161, с. 34, п. 87, и делу «Круз Варас и другие против Швеции». Серия A, т. 201, с. 36, п. 99).»

При этом, вне всяких сомнений, никакой реальной возможности воспользоваться помощью защитника ФИО1 предоставлено не было.

« … как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, выявленный им при проверке конституционности нормативных положений их конституционно-правовой смысл является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в законодательной и правоприменительной практике, что следует из статьи 125 (части 4 и 6) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее статей 6, 36, 74, 75, 79–81, 86, 96, 97, 99 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру в порядке, установленном законом (Постановления от 25 января 2001 г. № 1-П, от 27 февраля 2003 г. № 1-П).»

При таких обстоятельствах отказать в удовлетворении данного ходатайства можно только, проявив правовой нигилизм и отрицая принцип верховенства закона.

Кроме того, в протоколе осмотра места происшествия от 18.07.2017 г. в разделе “К протоколу прилагается….” стоит прочерк, что означает, что к данному протоколу не прилагаются никакие фотоснимки осмотра места происшествия (т. 4, л.д. 251 оборот). Однако в материалах уголовного дела имеются фототаблицы, поименованные как фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия (т. 5 л.д. 1-13). В связи с данными противоречиями полагаю, что протокол осмотра места происшествия от 18.07.2017 г. является недопустимым доказательством по уголовному делу.

  1. Следователь отдела по расследованию преступлений, совершенных на территории Кировского района СУ УМВД России по г. Самаре капитан полиции, рассмотрев материалы уголовного дела, руководствуясь ч. 5 ст. 165, ч. 1, ч. 2 ст. 182, ст. 183 УПК, вынесла постановление о проведении обыска в жилище.

Постановлением судьи Кировского районного суда г. Самара от  20.07.2017 производство обыска в жилище, признано законным.

Однако собственник жилища, в котором производился обыск — ФИО2, не была приглашена для участия в судебном заседание по признанию обыска обоснованным, что нарушило ее права собственника.

Суд не уведомил ни ее, ни ее защитника о месте и времени судебного заседания. С решением суда она ознакомилась только после окончания расследования уголовного дела.

Часть 5 ст. 165 УПК РФ не содержит запрета на участие заинтересованных лиц в судебном заседании, равно как и запрета на обжалование законности либо незаконности решения суда в вышестоящие судебные инстанции.

Наличие права на обжалование как самого следственного действия, так и впоследствии решения суда о его законности или незаконности, вытекает из ст.ст. 19, 123, 127 УПК РФ (определение КС РФ от 10.03.2005 № 70–0).

Требование участия в обыске самого лица, в поме­щении которого производится обыск, или совершеннолет­них членов его семьи, а также понятых направлено на обеспечение возможности доказать впоследствии факт нахождения в помещении предметов, имеющих отношение к преступлению, т.е. обеспечить достоверность отраженных в протоколе обыска сведений.

Согласно ч. 9.1 ст. 182 УПК РФ, при производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации. Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись.

В ходе обыска были изъяты жесткий диск серого цвета «Verbatim» и ноутбук марки «HP 250 G1» серия 5СG3455ВРХ с зарядным устройством. Однако вопреки требованиям ч. 9.1 ст. 182 УПК РФ специалист при изъятии электронных носителей не участвовал, информация с данных носителей не копировалась и собственнику данного имущества не передавалась.

Согласно протокола обыска от 18.07.2017 г., обыск в жилище начат в 23:00, в нарушение  пп. 1 п. 3 ст. 166 УПК РФ время окончания обыска не указано. В доме находилась только супруга подсудимого ФИО1 — ФИО2

Перед проведением обыска следователь обязан предложить лицам, у которых обыск проводится, добровольно выдать подлежащие изъятию предметы (статья 182 УПК). Хотя такая выдача не является основанием для освобождения от ответственности, однако, выдача до начала обыска — право, которое должно быть обеспечено. Кроме того, у ФИО2 не было возможности реализовать право на присутствие адвоката (статья 164 УПК).

18.07.2017 г. сотрудниками ОП № 1 Управления МВД России по г. Самаре было изъято принадлежащее ФИО2 на основании договора купли-продажи от 29.09.2016 и брачного договора имущество. Решение суда о законности проведенного следственного действия в жилище (изъятия личных вещей не причастного к преступлению лица) в материалах дела отсутствует.

Таким образом, в ходе обыска были нарушены права лица, которое не имеет процессуального статуса, не разъяснил такому лицу нормы УПК РФ о его (лица) вправе участвовать в судебной проверке законности обыска.

При проведении обыска в доме находилась одна ФИО2 и семь сотрудников, проводивших обыск, которые рассредоточились по разным комнатам, одновременно уследить за действиями которых было невозможно.

В результате проведения обыска в доме “были обнаружены” предметы и вещи, которых до обыска в доме не было, очевидно, что эти предметы были подброшены.

Помимо процессуальных нарушений со стороны лиц, проводивших обыск, были совершены действия, которые предположительно можно считать фальсификацией доказательств.

Нарушения всех перечислен­ных правил одинаково недопустимы и в соответствии с ч.3 ст. 7 УПК РФ должны влечь опре­деленные последствия.

  1. Свидетельские показания — единственный источник доказательств, к которому предъявлялись и предъявляются повышенные требования качественного характера.

Допрос, как известно, состоит из двух частей: первой — свободного рассказа и второй — задаваемых вопросов.

В соответствии со ст. 190 УПК РФ (часть 1) ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

Согласно части 2 указанной статьи: «Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа».

В соответствии с частью 2 статьи 189 УПК РФ (Общие правила проведения допроса), задавать наводящие вопросы запрещается.

Согласно части 1 статьи 166 УПК РФ, протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания.

В соответствии с частью 4 вышеуказанной статьи, в протоколе описываются процессуальные действия в том порядке, в каком они производились, выявленные при их производстве существенные для данного уголовного дела обстоятельства, а также излагаются заявления лиц, участвовавших в следственном действии.

Вместе с тем, в протоколах допросов свидетелей по делу построение всех буквально фраз и ответов свидетелей абсолютно идентично:

— Построение всех буквально фраз свидетеля ФИО8 (т. 11 л.д. 6-8) абсолютно идентично построению фраз свидетеля  ФИО10 (т. 11 л.д. 9-11);

— Построение всех буквально фраз свидетеля ФИО11 (т. 5 л.д. 226-230), абсолютно идентично построению фраз свидетеля ФИО12 (т. 5 л.д. 231-235).

Это разные люди и они не могут говорить одно и то же одинаковыми фразами, каждый человек воспринимает происходящее по-своему, субъективно. Наличие же в тексте показаний разных свидетелей абсолютно идентичных речевых оборотов говорит о том, что показания записывали так, как было выгодно следствию.

В соответствии со статьей 83 УПК РФ, протоколы следственных действий допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным Уголовно-процессуальным кодексом.

Данные протоколы допросов свидетелей ФИО8 (т. 11 л.д. 6-8), ФИО10 (т. 11 л.д. 9-11), ФИО11 (т. 5 л.д. 226-230), ФИО12 (т. 5 л.д. 231-235) этим требованиям не соответствует и в силу части 3 ст.7, ст.75 УПК РФ, являются недопустимыми доказательствами.

Из разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащегося в Постановлении № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», согласно пункту 16 которого доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальным законом.

Учитывая, что протоколы допросов свидетелей ФИО8 (т. 11 л.д. 6-8), ФИО10 (т. 11 л.д. 9-11), ФИО11 (т. 5 л.д. 226-230), ФИО12 (т. 5 л.д. 231-235) получены при полном несоблюдении порядка проведения процессуального действия и правильного оформления его результатов, с нарушением требований ст.ст. 166,189,190 УПК РФ, их следует признать недопустимыми доказательствами по уголовному делу.

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст. ст. 53, 229, 235 УПК РФ,

П Р О Ш У   С У Д:

Назначить предварительное слушание в рамках уголовного дела по обвинению ФИО1 в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п.п. «а,в» ч. 2 ст. 158, п. п. «а, в» ч. 2 ст. 158,  п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 30 п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Признать протокол обыска в жилище, протокол осмотра места происшествия от 18.07.2017 г., показания свидетеля ФИО8, показания свидетеля  ФИО10, показания свидетеля ФИО11, показания свидетеля ФИО12 недопустимыми доказательствами по уголовному делу, исключить их из числа доказательств по уголовному делу.

Защитник ФИО1 ____________ адвокат Антонов А.П.

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях