fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам по всей России
Новые статьи

Образец апелляционной жалобы по делу о сбыте наркотических средств

В Самарский областной суд

443099, г. Самара, ул. Куйбышева, д. 60

через Железнодорожный районный суд г.Самары

443013, г. Самара, ул. Тухачевского, д. 226 

от адвоката НО АБ «Антонов и партнеры» Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, пр. Карла Маркса, д. 192, оф. 619

тел. +7-987-928-31-80

в защиту интересов ФИО1, ДАТА1 г.р.

Уголовное дело №НОМЕР1

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на Приговор Железнодорожного районного суда г.Самары от 22.11.2021

Приговором Железнодорожного районного суда г.Самары от 22.11.2021 ФИО1 был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1, ч.2 ст.228 УК РФ, ему было назначено наказание:

  • по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 3,62 г около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1) — в виде лишения свободы на срок 6 лет;
  • по ч.2 ст.228 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 8,97 г по адресу: АДРЕС2) — в виде лишения свободы на срок 4 года.

В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний ФИО1 было назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В ходе судебного заседания ФИО1 вину признал частично.

Сторона защиты считает Приговор Железнодорожного районного суда г.Самары от 22.11.2021 незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям:

  1. Вопреки доводам суда, наличие у ФИО1 умысла на совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 3,62 г около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1), не нашло своего подтверждения

В основу вывода о покушении ФИО1 на незаконный сбыт наркотических средств судом положены признательные показания подсудимого ФИО1, данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании (л.9 Приговора).

Сторона защиты считает, что показания ФИО1, данные им в ходе предварительного следствия, являются самооговором. Никакими иными доказательствами наличие у ФИО1 умысла на незаконный сбыт наркотических средств не подтверждается.

Суд, оценивая обоснованность обвинения ФИО1 ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ, указал следующее: 

“Показания подсудимого ФИО1 о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя, суд считает недостоверными, поскольку показания в качестве подозреваемого были даны ФИО1 в присутствии защитника, где в протоколе допроса ФИО1 собственноручно указал о прочтении протокола и правильном отражении содержания показаний, участие защитника при допросе исключало бы какое бы то ни было негативное влияние на ФИО1 и неправильное отражение его показаний. При этом ФИО1 не отрицал факта добровольного изложения информации при его допросе и отсутствии оказания на него морального и физического давления со стороны сотрудников правоохранительных органов. Сообщенные ФИО1 подробности совершенного преступления, в том числе информация об обстоятельствах получения им наркотического средства, о номере телефона, используемого им для связи со сбытчиком наркотических средств, не могли быть известны следователю до допроса подозреваемого”.

Данные доводы суда являются попыткой уйти от анализа и оценки аргументов стороны защиты. Сама по себе добровольность дачи ФИО1 показаний, его прочтение протокола допроса стороной защиты не оспаривались.

ФИО1 в ходе допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого еще на стадии предварительного следствия, а также в ходе судебного следствия пояснял, что изначально, в ходе изъятия у него в ходе задержания около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1 и по месту его жительства по адресу АДРЕС2 наркотического средства мефедрон он оговорил себя. Когда он находился около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1, к нему подошли сотрудники полиции, которые предложили ему выдать запрещенные к свободному гражданскому обороту предметы и вещества, если таковые при нем имеются, он понял, что у него сейчас найдут и изымут наркотическое средство мефедрон, и решил не сопротивляться сотрудникам полиции и попробовать как-то избежать ответственности. Поэтому он решил на ходу придумать историю о том, что наркотическое средство принадлежит не ему, и что он просто по просьбе одного человека (придумал некую ФИО2) должен был якобы передать наркотики другому человеку (придумал некого ФИО3), так как полагал, что при таких обстоятельствах он не будет привлечен к уголовной ответственности. О том, что в этом случае в его действиях будет состав более тяжкого преступления — сбыта, он узнал значительно позже, в ходе консультации со вторым защитником. 

Перед допросом в качестве подозреваемого 09.04.2021 ему был назначен дежурный адвокат. Поскольку данный адвокат был по назначению органов следствия, ФИО1 не до конца доверял ему и решил настаивать на той версии, которую он на ходу придумал в момент задержания сотрудниками полиции о том, что наркотическое средство не принадлежит ему. Кроме того, оперативные сотрудники сказали ему, что если он подтвердит слова о намерении передать наркотик другому человеку, то его отпустят домой, а если будет говорить иное — то его «закроют» в СИЗО. Адвокату о том, что на самом деле наркотическое средство мефедрон принадлежит ему, и он планировал его употребить сам, он также не сообщал, поэтому в первоначальном допросе отражены недостоверные сведения. В ходе допроса в качестве подозреваемого от 09.04.2021 ФИО1 полностью подтвердил вымышленную историю, которую он придумал на ходу при задержании сотрудниками полиции, что наркотическое средство принадлежит не ему, и он должен был только его передать. На самом деле это была неправда, так как он не хотел никому передавать это наркотическое средство. Он покупал его исключительно для себя, хотел его употребить один и не намеревался кому-либо его передавать.

В ходе консультации с защитником по соглашению ФИО1 понял, что, стремясь избежать уголовной ответственности таким способом, он оговорил себя. Поэтому при последующем допросе в качестве подозреваемого от 04.06.2021 он изменил свои показания и рассказал правду. Данные показания ФИО1 подтвердил также в ходе допроса в качестве обвиняемого  от 09.06.2021.

Именно доводы стороны защиты о наличии самооговора ФИО1 по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ судом проанализированы не были.

В соответствии с п.11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 «О судебном приговоре», в приговоре отражается отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дается оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.

Данное требование было нарушено судом при вынесении приговора.

Иные доказательства, кроме показаний ФИО1 в ходе следствия, не свидетельствуют о наличии у него умысла на сбыт наркотического средства

Суд, оценивая обоснованность обвинения ФИО1 ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ, указал следующее:

“Оценивая вышеприведенные показания ФИО1, данные им в ходе предварительного следствия, и оглашенные в судебном заседании, показания допрошенных по делу свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7, исследованные в судебном заседании  результаты ОРМ “Наблюдение”, протоколы осмотра места происшествия, протоколы осмотра предметов, справку об исследовании, заключение экспертов, суд признает достоверными, относимыми и допустимыми доказательствами, и в своей совокупности достаточными для признания вины подсудимого ФИО1”.

Данные доводы суда являются попыткой уйти от анализа и оценки аргументов стороны защиты. Указанные судом выше доказательства указывают только на факт хранения ФИО1 при себе и по своему месту жительства наркотического средства мефедрон. Кроме того, показания свидетелей ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7 могут служить лишь информацией об обстоятельствах изъятия у ФИО1 наркотического средства и его пояснений при этом. Указанные доказательства подтверждают факт хранения ФИО1 при себе наркотического средства, который стороной защиты не оспаривался. Однако они никак не подтверждают и не опровергают версию стороны защиты и не могут быть информацией о мыслях и мотивах ФИО1 и о наличии (или отсутствии) факта его самооговора.

Согласно ч.1 ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Данное требование было нарушено судом при вынесении приговора.

Отсутствует ряд доказательств, необходимых для вывода о наличии у ФИО1 умысла на сбыт наркотического средства

Суд, оценивая обоснованность обвинения ФИО1 ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ, указал следующее:

“Мнение защитника об отсутствии доказательств, подтверждающих намерение ФИО1 сбыть имеющиеся у него наркотические средства, таких как сведений о ФИО2 и ФИО3, переписки в мобильном телефоне, результатов прослушивания и записи телефонных переговоров, необоснованно, поскольку его вину в совершении указанного преступлению подвтерждают иные доказательств, исследованные в судебном заседании, совокупности которых достаточно для вынесения обвинительного приговора”.

В ходе судебного заседания сторона защиты обращала внимание суда на то, что в материалах уголовного дела не содержится никаких сведений об указанных лицах: ФИО2 и ФИО3. Они так и не были установлены следствием и не были допрошены. В материалах уголовного дела также отсутствуют какие-либо доказательства того, что у ФИО1 была с кем-либо договоренность о сбыте наркотического средства: переписка в мобильном телефоне с покупателями наркотических средств, сведения о получении оплаты за проданные наркотические средства, сведения о причастности ФИО1 к сбыту наркотических средств в прошлые периоды, результаты прослушивания и записи телефонных переговоров, отсутствуют какие-либо лица, указывающие на ФИО1 как на лицо, занимающееся распространением наркотических средств, и др.

Однако суд, оценивая такие доводы стороны защиты, фактически руководствовался презумпцией виновности ФИО1, все сомнения толкуя в сторону его виновности.

В соответствии со ст.49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Согласно ст.14 УПК РФ, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии с п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», при рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст.49 Конституции РФ презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности. Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.3 ст.49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

В соответствии с п.п.7,13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», под незаконным хранением без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать действия лица, связанные с незаконным владением этими средствами или веществами, в том числе для личного потребления (содержание при себе, в помещении, тайнике и других местах). При этом не имеет значения, в течение какого времени лицо незаконно хранило наркотическое средство, психотропное вещество или их аналоги, растение, содержащее наркотические средства или психотропные вещества, либо его части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества.

Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу (далее — приобретателю). При этом сама передача лицом реализуемых средств, веществ, растений приобретателю может быть осуществлена любыми способами, в том числе непосредственно, путем сообщения о месте их хранения приобретателю, проведения закладки в обусловленном с ним месте, введения инъекции.

Об умысле на сбыт указанных средств, веществ, растений могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.

Ни один из указанных фактов не имеет место в материалах уголовного дела. Сверки, обнаруженные у ФИО1, не были упакованы в пленку для избежания их намокания или просыпки, они не были перемотаны изолентой, в пакетики не были добавлены магниты для удобства размещения, поэтому для сбыта они не были пригодны. ФИО1 фасовал наркотическое средство исключительно для удобства своего личного употребления, чтобы избежать передозировки. 

Вопреки указанным выше положениям Конституции РФ и УПК РФ, разъясненным Верховным судом РФ, суд пришел к выводу о том, что действия ФИО1 квалифицируются по ч.3 ст.30 п.“г” ч.4 ст.228.1 УК РФ.

При этом суд, приходя к выводу об отсутствии у ФИО1 умысла на сбыт наркотического средства мефедрон массой не менее 8,97 г, обнаруженных по адресу: АДРЕС2, д.194, кв.258, указал, что сведений о том, что ФИО1 с кем-либо договорился на сбыт указанных наркотических средств, материалы дела не содержат, кроме того, изъятое наркотическое средств не было размещено в удобную для передачи расфасовку, хранилось в одном пакете.

Однако в случае с наркотическими средства, изъятыми около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1, суд также не говорит о наличии у ФИО1 договоренности с кем-либо на сбыт наркотических средств.

Получается, что суд в одном случае приходит к выводу о наличии умысла на сбыт наркотических средств, а в другом при сходных обстоятельствах — о его отсутствии, то есть противоречит сам себе.

Таким образом, Железнодорожным районным судом г. Самары было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона.

  1. Вопреки доводам суда, ФИО1 подлежит освобождению от уголовной ответственности по ч.2 ст.228 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 8,97 г по адресу: АДРЕС2)

Суд, оценивая возможность освобождения ФИО1 от уголовной ответственности по ч.2 ст.228 УК РФ по Примечанию 1 к ст.228 УК РФ, указал следующее:

“В судебном заседании установлено, что подсудимый ФИО1 сообщил о наличии наркотических средств по месту его жительства в ходе проведения ОРМ “Наблюдение”, когда он уже был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Реальной возможности распоряжаться наркотическими средствами у ФИО1 не имелось. Из материалов дела следует, что сам ФИО1 с сообщением о совершении преступления в отдел полиции не обращался, добровольно наркотические средства не выдавал и не заявлял о таком намерении. Наркотическое средства фактически обнаружено и изъято при производстве следственного действия осмотра места происшествия. Таким образом, признание подсудимым вины в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, в отсутствие данных о добровольной сдаче наркотических средств, не является достаточным основанием для применения положений Примечания 1 к ст.228 УК РФ”.

При этом, судом не была надлежащим образом дана оценка показаниям ФИО1 в ходе допроса в судебном заседании о том, что он решил добровольно выдать наркотическое средство и добровольно сообщил сотрудникам полиции о том, что по адресу его проживания хранится мефедрон. 

Показания ФИО1 в части того, что сотрудники полиции не знали достоверно о том, что у него по месту жительства хранится наркотическое средство, поэтому поинтересовались, есть ли по месту его проживания запрещенные к свободному гражданскому обороту предметы и вещества, а не попросили их выдать добровольно, подтверждаются показаниями свидетелей — понятых ФИО5 и ФИО4 от 19.05.2021 (л.д.152-154, 155-157 соответственно), оперуполномоченных ФИО6 и ФИО7 от 07.06.2021 (л.д.169-172, 173-176 соответственно).

То есть, задавая такой вопрос при задержании ФИО1, сотрудники полиции не знали и не могли предполагать, что по месту жительства ФИО1 по адресу АДРЕС2 также хранится наркотическое средство мефедрон.

Кроме того, исходя из Рапорта оперуполномоченного ОВД УНК ГК МВД России по Самарской области капитана полиции ФИО7 от 08.04.2021, в УНК ГК МВД России по Самарской области поступила информация о том, что ФИО1 причастен к незаконному приобретению, хранению и сбыту наркотических средств и психотропных веществ в крупном размере на территории г. Самары и Самарской области. Для документирования преступной деятельности ФИО1 необходимо провести ОРМ “Наблюдение” (л.д.10).

08.04.2021 оперуполномоченным ОВД УНК ГК МВД России по Самарской области капитана полиции ФИО7 было вынесено постановление о проведении ОРМ “Наблюдение” (л.д.11).

То есть, сотрудники ОВД УНК ГК МВД России по Самарской области на момент задержания ФИО1 не обладали информацией о том, что по месту его проживания хранится наркотическое средство, так как при наличии такой информации было бы вынесено также постановление о проведении ОРМ “Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств” по адресу: АДРЕС2. Данное постановление в материалах уголовного дела отсутствует.

Также, вопреки доводам суда, обращение с сообщением о совершении преступления в отдел полиции и  заявление о намерении выдать наркотическое средство не являются обязательными условиями для освобождения от ответственности по Примечанию 1 к ст.228 УК РФ.

Согласно Примечанию 1 к ст.228 УК РФ, лицо, совершившее предусмотренное настоящей статьей преступление, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, либо их части, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом указанных средств, веществ или их аналогов, а также с незаконными приобретением, хранением, перевозкой таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изъятие указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, при задержании лица и при производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных средств, веществ или их аналогов, таких растений либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

В соответствии с п.19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», в силу примечания 1 к ст.228 УК РФ освобождение лица от уголовной ответственности за совершение предусмотренного ст.228 УК РФ преступления возможно при наличии совокупности двух условий: добровольной сдачи лицом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, и его активных действий, которые способствовали раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем.

Добровольная сдача наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, означает выдачу лицом таких средств, веществ или растений представителям власти при наличии у этого лица реальной возможности распорядиться ими иным способом.

При задержании лица, а также при проведении следственных действий по обнаружению и изъятию наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, выдача таких средств, веществ или растений по предложению должностного лица, осуществляющего указанные действия, не может являться основанием для применения примечания 1 к ст.228 УК РФ.

Так как ФИО1 на момент задержания имел реальную возможность скрыть от сотрудников полиции как адрес своего фактического проживания, так и факт нахождения у него по месту проживания наркотического средства, и сотрудники полиции не предложили его выдать, а только поинтересовались, есть ли оно у него, то действия ФИО1 являются добровольной сдачей наркотического средства.

Таким образом, Железнодорожным районным судом г. Самары было допущено неправильное применение уголовного закона.

  1. Вопреки доводам суда, обвинение ФИО1 в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.228, ч.2 ст.228 УК РФ подлежит переквалификации на ч.2 ст.228 УК РФ

Суд, оценивая возможность квалификации действий ФИО1 как единого продолжаемого преступления, указал следующее:

“Оснований для квалификации действий ФИО1 по обоим эпизодами преступлений по ч.2 ст.228 УК РФ, как единого продолжаемого преступления, как о том просил адвокат Антонов А.П., суд не усматривает, поскольку умысел подсудимого в отношении наркотического средства массой 3,62 г, был направлен на сбыт третьему лицу, что подтверждается вышеприведенными доказательствами, в то время как наркотическое средство массой 8,97 г ФИО1 хранил с целью личного употребления, без цели сбыта. Объективная сторона обоих преступлений не образует тождественных действий, обусловленных единым умыслом, они направлены на достижение различных целей, следовательно, не могут рассматриваться как одно продолжаемое преступление”.

При этом, судом не была надлежащим образом дана оценка показаниям ФИО1 в ходе допроса в судебном заседании о том, что в начале апреля 2021 года он получил денежные средства за услуги «такси» и решил приобрести в очередной раз партию мефедрона для личного употребления. Он решил приобрести сразу 10-12 грамм для личного употребления, на несколько раз, как он обычно и делает. Наркотическое средств мефедрон онупотребляет путем вдыхания редко — примерно 1 раз в два месяца. Для этого он снимает жилье на 1-2 суток и уезжает туда. За эти 1-2 суток он употребляет 3-4 грамма за несколько приемов. Купив мефедрон в Интернет-магазине «НАЗВАНИЕ1», он оплатил его через Киви-терминал, чек выкинул, затем принес его по месту своего проживания, а именно: АДРЕС2, где отмерил 4 разовые дозы весом менее 1 грамма каждую, упаковав их при этом в 4 отдельных свертка из пищевой фольги для удобства употребления. Данное количество мефедрона, находящееся в 4-х свертках, он намеревался употребить в течение 1-х суток на съемной квартире, по адресу: АДРЕС1. Оставшуюся часть мефедрона он спрятал в термосе на кухне. Этот мефедрон он также планировал позднее употребить. 

Сторона защиты считает, что все действия ФИО1 охватывались единым умыслом на хранение наркотического средства. 

ФИО1 приобрел наркотическое средство мефедрон одной партией, его умысел был идентичен — употребить приобретенное наркотическое средство. Ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебных заседаний не было опровергнута однородность наркотического мефедрон массой не менее 3,62 г, изъятого у ФИО1 около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1 и массой не менее 8,97 г, изъятого по месту его проживания по адресу: АДРЕС2. При этом, несмотря на выводы суда, объективную сторону обоих преступлений, как следует из п.1 настоящей жалобы, образуют тождественные деяния — хранение наркотического средства мефедрон из одной и той же оптовой партии, деяния были совершены с единым умыслом — с целью личного употребления.

Определения продолжаемого преступления даны в Приказе Генпрокуратуры России N 39, МВД России N 1070, МЧС России N 1021, Минюста России N 253, ФСБ России N 780, Минэкономразвития России N 353, ФСКН России N 399 от 29.12.2005 «О едином учете преступлений» (далее — Приказ от 29.12.2005).

Согласно п.33 Приказа от 29.12.2005, продолжаемое преступление — преступление, складывающееся из ряда юридически тождественных деяний (действия или бездействия), направленных к единой цели, объединенных единым умыслом, единством объекта посягательства, возможных преступных последствий и квалифицируемых как одно преступление.

Преступное деяние, объективная сторона которого образована рядом тождественных действий, обусловленных единым умыслом, направленных на достижение общей цели, совершающихся в течение непродолжительного периода времени из одного и того же источника и одним и тем же способом следует рассматривать как одно продолжаемое преступление (Приговор Кировского районного суда г. Самары от 16.04.2019 по делу № 1-141/2019).

Исходя из п.30 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №2 (2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017), применительно к хищению, по смыслу уголовного закона, от совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Согласно учебнику Уголовного права, Общей части, для бакалавров, под редакцией авторов Гринберг М.С. и Непомнящей Т.В.,  признаками продолжаемого преступления  являются:

— единство объекта посягательства; 

— единство места продолжаемого преступления;

— сравнительно небольшой промежуток времени между эпизодами продолжаемого преступления;

— преступление считается оконченным в момент совершения последнего из тождественных деяний, направленных на совершение конкретного преступления.

Продолжаемые преступления складываются из ряда тождественных преступных действий (внешне самостоятельных, но однородных действий с использованием единой техники), направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Единое продолжаемое преступление в отличие от совокупности преступлений характеризуется тождественностью действий и непродолжительным периодом времени.

Кроме того, исходя из п.3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ №4 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016), незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном и крупном размере, совершенные с единым умыслом, квалифицируются как одно преступление, то есть, если лицо действуя с единым умыслом, незаконно приобрело и затем незаконно хранило без цели сбыта одновременно в разных местах наркотические средства в количестве, не образующем в общей сложности более крупный размер, то суд вправе квалифицировать действия как единое продолжаемое преступление.

Кроме того, переквалификация действий ФИО1 на единое продолжаемое преступление не влечет ухудшение его положения.

Мефедрон (4-метилметкатинон) включен в список №1 Перечня  наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации от 30.06.1998 № 681. 

В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1002 от 01.10.2012 «Об утверждении значительного крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ», масса 12,59 г (3,62 г + 8,97 г с учетом переквалификации на единое продолжаемое преступление) — относится к крупному размеру.

Поэтому действия ФИО1 как единое продолжаемое преступление квалифицируются по ч.2 ст.228 УК РФ. Переквалификация не ухудшает положение ФИО1, так как исключается излишне вмененный эпизод преступной деятельности.

В соответствии с п.п.20,21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 №55 «О судебном приговоре», всякое изменение обвинения в суде должно быть обосновано в описательно-мотивировочной части приговора.

Если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений и обвинение в совершении некоторых из них не подтвердилось, суд в описательно-мотивировочной части приговора приводит мотивы признания подсудимого виновным в одних преступлениях и оправдания по обвинению в других преступлениях, а в резолютивной части приговора формулирует соответствующие решения о признании подсудимого виновным в совершении одних преступлений и об оправдании — по обвинению в других.

В случаях, когда подсудимый обвиняется в совершении продолжаемого преступления, состоящего из нескольких эпизодов, и обвинение в некоторых из них не подтвердилось либо когда неправильно вменен какой-либо из квалифицирующих признаков преступления, однако это не влечет изменения квалификации содеянного на другую статью или часть статьи Особенной части УК РФ, суду достаточно в описательно-мотивировочной части приговора с приведением надлежащих мотивов указать, что обвинение в этой части признано необоснованным, а не нашедшие подтверждения эпизоды или квалифицирующие признаки исключены из обвинения.

Если подсудимый совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано несколькими статьями уголовного закона, суд в описательно-мотивировочной части приговора должен указать на исключение излишне вмененной подсудимому статьи уголовного закона, приведя соответствующие мотивы.

Таким образом, Железнодорожным районным судом г. Самары было допущено неправильное применение уголовного закона.

  1. Неприменение судом положений ст.73 УК РФ

Приговором Железнодорожного районного суда г.Самары от 22.11.2021 ФИО1 было назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При этом, в соответствии с ч.1 ст.73 УК РФ, если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы на срок до восьми лет, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным. 

Сторона защиты считает, что с учетом характера и степени общественности опасности содеянного, наличия множества смягчающих обстоятельств, отсутствия отягчающих обстоятельств, характеристики личности ФИО1, ему  возможно назначить наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Целью наказания в соответствии со ст.60 УК РФ является исправление осужденного. ФИО1 на протяжении всего срока предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела в суде находился под подпиской о невыезде, нарушений ее условий не допускал. Защита считает, что своим поведением ФИО1 доказал, что для исправления он не нуждается в изоляции от общества, и ему возможно назначить наказание без изоляции от общества.

Таким образом, Железнодорожным районным судом г. Самары суд вынесен приговор, не отвечающий требованиям справедливости.

Согласно п.п.2,3,4 ст.389.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются, в том числе, существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора.

В соответствии с п.9 ч.1 ст.389.20 УПК РФ, в результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд вправе принять решение об изменении приговора.

На основании изложенного и руководствуясь нормами УК и УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

  1. Приговор Железнодорожного районного суда г.Самары от 22.11.2021 изменить;
  2. Переквалифицировать обвинение ФИО1 по ч.3 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 3,62 г около второго подъезда дома по адресу: АДРЕС1) на ч.2 ст.228 УК РФ;
  3. Освободить ФИО1 от уголовной ответственности по ч.2 ст.228 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 8,97 г по адресу: АДРЕС2) на основании Примечания 1 к ст.228 УК РФ; 
  4. В случае, если суд не усмотрит основания для освобождения ФИО1 от уголовной ответственности по ч.2 ст.228 УК РФ (по эпизоду изъятия наркотического средства мефедрон массой не менее 8,97 г по адресу: АДРЕС2), обвинение по ч.2 ст.228, ч.2 ст.228 УК РФ переквалифицировать на ч.2 ст.228 УК РФ;
  5. Назначить ФИО1 наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

Приложение: ордер адвоката (оригинал).

Защитник ФИО1 _______________ адвокат Антонов А.П.

Остались вопросы к адвокату по данной тематике?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях