fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Практика
  • Апелляционным определением Оренбургского областного суда приговор Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 28 мая 2021 года в отношении ФИО1 изменен: исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание суда об учете при назначении наказания по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 160 УК РФ, сведений о размере ущерба и его не возмещении. Смягчено назначенное наказание по: - ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту завышения выплаты заработной платы) до 10 месяцев лишения свободы; - ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту получения в подотчет денежных средств) до 1 года 4 месяцев лишения свободы
Практика

Апелляционным определением Оренбургского областного суда приговор Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 28 мая 2021 года в отношении ФИО1 изменен: исключено из описательно-мотивировочной части приговора указание суда об учете при назначении наказания по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 160 УК РФ, сведений о размере ущерба и его не возмещении. Смягчено назначенное наказание по: — ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту завышения выплаты заработной платы) до 10 месяцев лишения свободы; — ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту получения в подотчет денежных средств) до 1 года 4 месяцев лишения свободы

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

город Оренбург 

30 июля 2021 года 

Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда в составе: председательствующего Калугиной Т.В., судей Труновой Е.А., Казимова Т.Е., с участием: прокурора отдела прокуратуры Оренбургской области ФИО3, защитника — адвоката Антонова А.П., при секретаре Аксеновой Я.В., 

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе с дополнениями к ней адвоката Антонова А.П., действующего в интересах осужденной ФИО1, на приговор Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 28 мая 2021 года, которым 

ФИО1, родившаяся ДАТА1 года в ГОРОД1, гражданка Российской Федерации, имеющая высшее образование, состоящая в зарегистрированном браке, работающая, зарегистрированная и проживающая по адресу: АДРЕС1, ранее не судимая, 

осуждена по: 

— ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту завышения выплаты заработной платы) к наказанию в виде лишения ы на срок 1 год; 

— ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту получения в подотчет денежных средств) к наказанию в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев. 

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

Мера пресечения в отношении ФИО1 до вступления приговора в законную силу изменена с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. 

Исковые требования представителя потерпевшего ФИО2 о возмещении причиненного материального ущерба удовлетворены, постановлено взыскать с ФИО1 в пользу ООО «НАЗВАНИЕ1» 1 070 051 рублей 33 копейки. 

Обеспечительные меры в виде ареста, наложенного на имущество, принадлежащее ФИО1, сохранены судом. 

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств. 

Заслушав доклад судьи Калугиной Т.В., выступление защитника — адвоката Антонова А.П., поддержавшего доводы апелляционной жалобы с дополнениями, мнение прокурора ФИО3 об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия 

УСТАНОВИЛА: 

Судом ФИО1 признана виновной в присвоении, то есть в хищении чужого имущества, вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в крупном размере (2 преступления). 

Преступления, как установлено судом, совершены в период с 1 января 2018 года по 24 декабря 2019 года на территории г. Бугуруслана Оренбургской области, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. 

В судебном заседании ФИО1 вину в совершении инкриминируемых ей преступлений не признала. 

В апелляционной жалобе с дополнениями адвокат Антонов А.П., действующий в интересах осужденной ФИО1, выражает несогласие с приговором суда, считает его незаконным и необоснованным. Считает, что при вынесении приговора допущено неправильное применение уголовного закона, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что суд необоснованно положил в основу обжалуемого решения показания представителя потерпевшего ФИО2, свидетелей ФИО4, ФИО5, которые имеют определенную заинтересованность в исходе дела и дал критическую оценку показаниям свидетеля ФИО6, который предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. 

Считает, что по преступлению связанному с завышением заработной платы, виновность его подзащитной не доказана. Утверждает, что ФИО1 к выплате полагалась премия, выводы суда об обратном являются необоснованными. Обращает внимание, что приказ об установлении заработной платы и премии ФИО1 соответствовал коллективному договору, свидетель ФИО5 не смогла обосновать свою позицию в части того, что положения о премировании ФИО1 не подлежали применению. Факт того, что премирование работника является правом работодателя, не означает, что премия ФИО1 не должна была начисляться, тем более, что условием ее начисления является выполнение плана по финансовому результату деятельности организации. В уголовном деле нет никаких доказательств того, что в 2018 году ФИО1 недобросовестно исполняла свои обязанности, что приводило бы к финансовым потерям или другим негативным последствиям. Следовательно, ей должна была начисляться премия. Утверждает, что также ФИО1 полагалась доплата за увеличение объема работы. Указывает, что судом проигнорировано дополнительное соглашение к трудовому договору №35. 

Факт того, что указанный документ по форме отличается от трудовых договоров, заключенных с ООО «НАЗВАНИЕ1», не свидетельствует о его поддельности, кроме того его подлинность никем не оспаривалась, на экспертизу данный документ не направлялся. Указывает, что представитель потерпевшего ФИО2 по поводу дополнительного соглашения к трудовому договору ФИО1 не смог дать никаких пояснений, он его не видел, хотя в его обязанности как директора входила проверка правильности начисления заработной платы. В то же время, ряд свидетелей подтвердил, что объем работы ФИО1 был фактически расширен, следовательно, нельзя сделать вывод о том, что доплата начислялась ФИО1 незаконно. Считает, что суд необоснованно не принял во внимание приказ от 9 января 2019 года, поскольку приказы, в том числе по установлению доплаты, издаются работодателем в единственном экземпляре, поэтому у ФИО1 не мог находиться его оригинал, а только копия. Приказ от 9 января 2019 года не имел номера и, соответственно, даже при его отсутствии нумерация документов не нарушается, отсутствие данного приказа объясняется его случайной утратой либо намеренным уничтожением новым директором ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО2, который имеет в этом определенную заинтересованность. Указывает, что судом не были учтены выплаты, которые должны были начисляться ФИО1 за аренду оборудования для изготовления окон из ПВХ. Утверждает, что когда у ООО «НАЗВАНИЕ1» возникла необходимость производить текущий ремонт в подъездах в целях экономии между ФИО1 и ООО «НАЗВАНИЕ1» в 2013 году был заключен договор аренды оборудования для изготовления изделий из ПВХ. Выводы суда об отсутствии данного договора являются необоснованными, поскольку свидетели ФИО7 и ФИО4 показали о том, что оборудование находилось на территории ООО «НАЗВАНИЕ1» о том, что цех осуществляет деятельность, свидетельствует закупка материалов для пластиковых окон. Обращает внимание, что ни на стадии предварительного следствия, ни в судебном заседании не было опровергнуто утверждение ФИО1 о том, что ей принадлежало оборудование, которое использовалось в интересах ООО «НАЗВАНИЕ1», в ходе предварительного следствия данное оборудование осматривалось, оно находилось по адресу, указанному ФИО1 Тот факт, что ФИО1 с 2013 по 2017 годы не производились выплаты за аренду цеха, объясняется тем, что у ООО «НАЗВАНИЕ1» в этот период времени были финансовые трудности, а отсутствие договора среди документов, изъятых в ООО «НАЗВАНИЕ1», объясняется как его случайной утратой, так и намеренным уничтожением новым директором ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО2 утверждает о том, что НДФЛ с доплат в соответствии с «Дополнительным соглашением о поручении дополнительной работы, связанной с расширением зон обслуживания и увеличением объема работ» от 9 января 2019 года и с «Договором аренды оборудования для изготовления окон ПВХ» от 21 марта 2012 года не начислялся, поскольку данные налоги планировали провести в IV квартале 2019 года, чтобы перенести фактическую уплату налогов на I квартал 2020 года, данные действия были совершены с целью отсрочки уплаты налогов и поддержания финансовой стабильности ООО «НАЗВАНИЕ1». 

По преступлению, связанному с получением в подотчет денежных средств виновность ФИО1 также не доказана. Указывает, что стороной защиты к материалам уголовного дела на стадии предварительного следствия были приобщены документы, подтверждающие тот факт, что денежные средства переданные ФИО1 «под отчет» были потрачены ею на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1», а не похищены (т.6 л.д.70). Отсутствие факта хищения ФИО1 денежных средств, полученных с назначением «под Отчет», подтверждается расписками ФИО8 о передаче ему денежных средств в размере 100 000 рублей 28 февраля 2019 года (т.6 л.д. 72), 28 марта 2019 года (т.6 л.д.71), оригинала и копии расписки за май 2019 года у ФИО1 не имеется, так как она не успела сделать с нее копию. Данная расписка была на сумму 100 000 рублей. Общая сумма снятых ФИО1 за период с января по май 2019 год денежных средств с назначением платежа «под отчет» и переданных по распискам ФИО8, составляет 400 000 рублей. Обе вышеуказанные расписки за февраль и март 2019 года были составлены директором ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО8 и заверены его подписью и печатью ООО «НАЗВАНИЕ1». Подлинность подписи ФИО8 В данных расписках никем не оспаривалась, экспертиза расписок не проводилась. Сомнения касательно подлинности печати ООО «НАЗВАНИЕ1», которая стоит на расписках, являются необоснованными. Стороной защиты при назначении технико криминалистической экспертизы было подано ходатайство об использовании при производстве данной экспертизы оттисков всех печатей ООО «НАЗВАНИЕ1» в количестве 6 штук, однако в данном ходатайстве было отказано (т. 7 л.д. 230). По результатам технико-криминалистической экспертизы от 8 июня 2020 года было установлено, что оттиски печатей на двух расписках нанесены одной печатной формой. Вывод суда о том, что денежные средства, взятые в подотчет, не тратились на нужды предприятия, не нашел своего подтверждения, указывает, что ФИО1 на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1» приобреталось моторное масло «Motul» для служебного автомобиля, а также шуроповерт. Обращает внимание, что представителем потерпевшего не представлен акт инвентаризации для опровержения доводов стороны защиты о приобретении шуроповерта для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1». Необоснованным считает вывод суда о том, что материалы для изготовления окон ПВХ якобы не приобретались ООО «НАЗВАНИЕ1», так как не установлено место нахождения магазина, в котором они приобретались. Указывает, что место нахождения магазина ИП ФИО9 было известно ФИО1 исключительно с его слов, так как заказ фурнитуры для пластиковых окон происходил по телефону. ФИО1 не приезжала непосредственно в магазин ИП ФИО9. Обращает внимание, что ООО «НАЗВАНИЕ1» не была проведена инвентаризация, которая бы подтверждала закупку материалов для изготовления окон ПВХ не закупались или не поступали в цех. Тот факт, что в товарной накладной СП-000318 указана сумма 246 189 рублей, а расчеты за нее производились наличными, также не говорит о том, что ФИО1 присвоила себе эти денежные средства. Когда ФИО1 договаривалась с ИП ФИО9 о поставке материалов для изготовления окон ПВХ, она просила оформить поставку несколькими товарными накладными с суммой до 100 000 рублей каждая поставка, чтобы можно было расплатиться наличными и не платить комиссию за банковский перевод (такие действия не являются незаконными). Однако, когда товар уже привезли, выяснилось, что он оформлен одной накладной, поэтому пришлось оплатить его наличными. Считает необоснованным вывод суда о том, что для установления ущерба не требовалось проведение инвентаризации. Указывает, что проведение инвентаризации позволило бы зафиксировать наличие товарно-материальных ценностей в ООО «НАЗВАНИЕ1» и подтвердить слова ФИО1 о трате полученных в подотчет денежных средств на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1». Обращает внимание, что при вынесении приговора судом не было учтено, что ООО «НАЗВАНИЕ1» были нарушены правила оформления документов, в связи с чем невозможно с достоверностью установить факт наступления ущерба, определить, кто именно виноват в возникновении ущерба, каков его размер, имеется ли вина работника в причинении ущерба, инвентаризация ТМЦ после увольнения ФИО1 и в ее присутствии не проводилась, также не была создана комиссия для установления суммы ущерба: Все чеки и документы по денежным средствам, которые передавались в под отчет, хранились в отдельной папке, и когда ФИО2 стал директором, он ее сразу забрал и вернул только через неделю. При увольнении ФИО1 хотела договориться с бухгалтером о том, что она принесет все необходимые документы для закрытия отчетного года, оставила свои контактные данные, адрес и телефон и просила с ней Связаться, если возникнут какие-либо вопросы по отчетам, однако никто с ней так и не связался, хотя она не скрывалась и готова была предоставить все документы. Считает, что действиями ФИО1 не был причинен имущественный вред ООО «НАЗВАНИЕ1», ее действия не содержат составов преступлений, поэтому уголовное дело в отношении нее должно быть прекращено. Указывает, что при рассмотрении данного уголовного дела были нарушены принципы презумпции невиновности и состязательности сторон. Просит приговор отменить, ФИО1 по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 160 УК РФ — оправдать. 

В возражений на апелляционную жалобу адвоката Антонова А.П. старший помощник Бугурусланского межрайонного прокурора Оренбургской области ФИО9 считает приговор суда законным и обоснованным просит его оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката – без удовлетворения. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы с дополнениями, возражение, судебная коллегия не усматривает таких нарушений уголовно-процессуального закона при производстве по делу, которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела, передачи его на стадию судопроизводства и в дальнейшем — самой процедуры судебного разбирательства. 

Описание деяний, признанных судом доказанными, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе их совершения, форме вины, целях и об иных данных, позволяющих судить о событиях преступлений, причастности к ним осужденной, ее виновности, которые достаточны для правильной правовой оценки содеянного. 

По каждому из преступлений, за которые осуждена ФИО1, суд подробно привел содержание исследованных в ходе судебного заседания доказательств, отвечающих закону по своей форме и источникам получения, проверенных и оцененных судом по правилам ст.ст. 87, 88 УПК РФ. 

Проанализировав и дав надлежащую оценку всем исследованным материалам дела, проверив показания о недоказанности обстоятельств преступлений, в том числе доводы, аналогичные указанным в апелляционной жалобе с дополнениями, суд мотивировал в приговор стороны он принял те или иные доказательства в качестве допустимых и достоверных, признал их в своей совокупности достаточными для разрешения дела, а с другой — критически оценил их в итоге отверг. 

Осужденная ФИО1 в ходе судебного заседания отрицала свою причастность к совершению преступлений, пояснила, что ее размер заработной платы помимо оклада должен был включать в себя 80% премии от оклада согласно ранее установленным приказам, также ей полагалась доплата в размере 20 000 рублей за дополнительную работу, связанную с работой в абонентском отделе. Кроме того, подлежали начислению денежные средства за аренду оборудования для изготовления окон ПВХ. Что касается денежных средств, взятых под отчет, ФИО1 пояснила, что переводы денег под Отчет осуществлялись на ее личный счет. Часть денежных средств в 2019 году ею были переданы директору ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО8. При передаче денежных средств составлялись расписки, оригиналы которых хранились в сейфе, стоящем в приемной, а копии она хранила у себя. Предоставить документы о расходовании денежных средств ФИО8 не смог в связи со смертью. Также взятые в подотчет денежные средства ею тратились на нужды общества, что подтверждалось предоставленными на предварительном следствии документами. 

Несмотря на занятую ФИО1 позицию по отношению к предъявленному обвинению, ее виновность по факту завышения выплаты заработной платы подтверждается следующими доказательствами, обоснованно взятыми за основу приговора, а именно: 

— оглашенными показаниями ФИО1, данными ею на предварительном следствии, из которых следует, что она о премии, полагающейся ФИО1 ежемесячно в размере 80 % не говорила; 

— показаниями представителя потерпевшего ФИО2, который показал, что 13 ноября 2019 года он назначен на должность директора ООО «НАЗВАНИЕ1». До его прихода директором и одновременно главным бухгалтером 

была ФИО1 Главный бухгалтер ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО11 установила, что бывший работник ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО1 производила необоснованные выплаты на свой счет, а именно: сведения о размере Выплаты ФИО1 заработной платы, содержащиеся в «1С зарплата и управление персоналом» отличались от размера фактически выплаченной заработной платы, которые отражены в программе «Сбербанк Бизнес Онлайн». В результате ФИО1 причинен ущерб ООО «НАЗВАНИЕ1» в размере 438 199,33 рублей. о заключении с ФИО1 дополнительных соглашений к трудовому договору о дополнительных Выплатах ему не известно, данных документов в ООО «НАЗВАНИЕ1» нет; 

— показаниями свидетеля ФИО5, которая показала, что осуществляет свою деятельность в ООО «НАЗВАНИЕ1» в должности специалиста отдела кадров, что все приказы, которые издаются в ООО «НАЗВАНИЕ1», готовятся ею. После заверения приказа подписью директора, при необходимости она знакомит работников, после чего содержание приказа вносится ею в программный продукт «1С зарплата и управление персоналом», данный приказ подшивается в накопитель с приказами ООО «НАЗВАНИЕ1»», которые хранятся у нее в сейфе, ключи от которого только у нее. Нумерация в данных приказов идет по нарастающей, при этом утери приказов за 2018, 2019 г.г. не происходило. Основанием для выплаты работнику премий является служебная записка за подписью руководителя, в которой указываются основания для премирования конкретного сотрудника, на основании данной записки ею издается приказ. Данный приказ ею подшивается в папку с производственными приказами, а второй экземпляр передается в бухгалтерию для начисления и выплаты премии. В период времени 01.01.2018 г. по 24.12.2019 служебные записки о премировании ФИО1 не поступали, ею такие приказы не издавались. Ознакомившись с предоставленными ей документами — копией приказа от 09.01.2019 «О поручении выполнения дополнительной работы» на имя ФИО1 и копией дополнительного соглашения от 09.01.2019 к трудовому договору №35 от 07.07.2009 г., указала, что данные документы ею не изготавливались, оригиналы данных документов никто для работы не передавал., в январе 2019 года она находилась на рабочем месте, ее никто не замещал. Кроме того, указала на несоответствие данных документов по оформлению по 

стеми документами, которые изготавливаются в ООО «НАЗВАНИЕ1». Согласно заключенных с ФИО1 трудовых договоров, дополнения к нему и согласно штатному расписанию, с 1 января 2018 года должностной оклад ФИО1 составлял 19005 рублей, плюс уральский коэффициент. Данная сумма отражена и в расчетных листах ФИО1 и исходя из этой суммы производились начисления заработной платы, отпуска и других выплат ФИО1; 

— свидетеля ФИО11 о том, что с декабря 2019 года она осуществляет трудовую деятельность в ООО «НАЗВАНИЕ1» в должности главного бухгалтера. В ходе формирования годовых отчетов, проведения сверок данных базы «Сбербанк Бизнес Онлайн» и «1С зарплата и управление персоналом» было установлено, что бывший работник ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО1, являясь главным бухгалтером, производила необоснованные Выплаты на свой счет, а именно: сведения о размере выплаты ФИО1 заработной платы, содержащиеся в «1С зарплата и управление персоналом» отличались от размера фактически выплаченной заработной платы, которые отражены в программе «Сбербанк Бизнес Онлайн». В ходе сверки было установлено, что ФИО1 начислялась и выплачивалась заработная плата, которая рассчитывалась с использованием программы «1С зарплата и управление персоналом», при этом ведомость к выплате ее заработной платы, расчетные листы не формировались, а суммы отраженные в реестрах которые содержатся в программе «Сбербанк Бизнес Онлайн» под статусом исполненные завышены от суммы которые полагались к выплате. При этом доступ к «Сбербанк Бизнес Онлайн» имела только ФИО1 Показала, что по данным ООО «НАЗВАНИЕ1» дополнительного соглашения от 09.01.2019 к трудовому договору №35 от 07.07.2009 ФИО1 и приказа без номера от 09.01.2019 г. «О поручении выполнения дополнительной работы» главному бухгалтеру ФИО1 с установленной выплатой в размере 20000 рублей с 09.01.2019 года, не имеется ни на бумажном носителе, ни в базе 1С предприятия. По данным ООО «НАЗВАНИЕ1» договор аренды оборудования для изготовления окон ПВХ от 21.02.2013 г., заключенный между ФИО1, а также договоров о его продлении до 2019 года, не имеется ни на бумажном носителе, ни в базе 1С предприятия. Для выплаты аренды в реестре платежей предусмотрена строка в реестре «Прочее», в которой указываются Виды начислений, не входящие в заработную плату. В ходе анализа начислений арендной платы по договору аренды оборудования для изготовления окон ПВХ от 21.02.2013 г. заключенный между ФИО1 и ФИО8 за период времени с 2013 по 2019 гг. не производились; 

— свидетеля ФИО12 о том, что в ходе формирования годовых отчетов, проведения сверок данных базы «Сбербанк Бизнес Онлайн» и «1С зарплата и управление персоналом» установлено, что бывший работник ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО1 производила необоснованные выплаты на свой счет, а именно: сведения о размере выплаты ФИО1 заработной платы. содержащиеся в «1С зарплата и управление персоналом» отличались от размера фактически выплаченной заработной платы, которые отражены в программе «Сбербанк Бизнес Онлайн»; 

— свидетелей ФИО13, ФИО14, данными в судебном заседании, а также свидетеля ФИО15, данными в ходе предварительного расследования о том, что они являются учредителями ООО «НАЗВАНИЕ1». После смерти ФИО8 на должность директора поставлена ФИО1, вопрос о повышении заработной платы, дополнительных, стимулирующих выплат, премий ФИО1, на собрании учредителей не решался; 

— эксперта ФИО16 о том, что ею была проведена бухгалтерская экспертиза, в ходе которой восстановлены суммы начисленной заработной платы и перечисленной согласно бухгалтерским проводкам, а также был рассчитан удержанный налог на физических лиц. Разница между суммами начисленной заработной платы без учета налога на доходы физических лиц и перечисленной заработной платы на счет ФИО1, за период времени с 01.01.2018 г. по 31.12.2019 г. составила 438199,33 рублей. 

Кроме того виновность ФИО1 по данному преступлению объективно подтверждается следующими доказательствами: протоколом осмотра места происшествия от 16.03.2020 года с иллюстрационной таблицей, согласно которому произведен осмотр рабочего кадров ООО «НАЗВАНИЕ1», изъяты документы ООО «НАЗВАНИЕ1» за 2019 г., подшитые в папку скоросшиватель с записью «Дело № ООО «НАЗВАНИЕ1» л/приказы 2019 г. В данном накопителе сформированы приказы под номерами от №1-л до №70 л.; Ответом на запрос из МИФНС России №1 по Оренбургской области от 05.03.2020), в соответствии с которым предоставлены справки о доходах за 2018-2019 ГГ. ФИО1 ООО «НАЗВАНИЕ1». Сумма дохода без вычета налога за 2018 г. составила 332743,05 рублей, за 2019 г. — 671506,52 рублей; протоколом осмотра места происшествия от 12.02.2020 года с Иллюстрационной таблицей, согласно которому произведен осмотр с участием главного бухгалтера ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО11 компьютера и имеющихся на нем программных обеспечений, за которым осуществляла трудовую деятельность ФИО1, в ходе осмотра ФИО11 показала как производится списание денежных средств со счета ООО «НАЗВАНИЕ1» на счет получателя, также открыла реестр №197 от 09.09.2019 «Выплата по зарплатному проекту», где статус выплаты «исполнено» сумма 20 000 рублей, вид зачисления «аванс по заработной плате/сентябрь 2019 контактное лицо ФИО1 Со слов ФИО11 установлено, что все перечисления ФИО1 под видом заработной платы имеют статус «исполнено», т.е. денежные средства перечислены на счет ФИО1; протоколом выемки от 13.04.2020 года, в соответствии с которым в ООО «НАЗВАНИЕ1» изъяты сшив на 29 л. с реестрами, платежными ведомостями, расчетными листками за период с Января по декабрь 2018 г. на имя ФИО1; протоколами осмотра предметов (документов), в соответствии с которыми осмотрены предметы, документы; заключением эксперта от 10.05.2020 года, согласно которому за период с 01.01.2018 по 31.12.2019 в качестве заработной платы ФИО1 было выплачено 1311895,9 рублей, за период с 01.01.2018 по 31.12.2019 ФИО1 — 438199,33 рублей, сверх размера начисленной заработной платы; документами, подтверждающими трудовую деятельность ФИО1 в ООО «НАЗВАНИЕ1» в качестве главного бухгалтера и директора, а также иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре. 

Исследовав доказательства по делу, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела, в соответствии с которыми ФИО1 с 01.01.2018 г. по 24.12.2019 г., работая в должности главного бухгалтера ООО «НАЗВАНИЕ1», то есть осуществляя в ООО «НАЗВАНИЕ1» административно-хозяйственные функции, находясь на рабочем месте по адресу: АДРЕС3, при помощи персонального компьютера и установленной в нем программы «1С: зарплата и управление персоналом», и имея доступ, посредством сети «Интернет» и программы «Сбербанк Бизнес Онлайн» к расчетному счету ООО «НАЗВАНИЕ1» №40702810246260100468, открытого в ПАО «Сбербанк России», и денежным средствам, находящимся на нем, вверенными ей в связи с ее должностным положением, ежемесячно формировала реестры на выплату заработной платы на свое имя, которая начислялась с указанного расчетного счета ООО «НАЗВАНИЕ1», при этом заведомо завышала размер выплачиваемой себе заработной платы, и незаконно перечисляла с него денежные средства на банковский счет, открытый в ПАО «Сбербанк России» №40817810846000280587 на ее имя, тем самым похитила денежные средства, вверенные ей ООО «НАЗВАНИЕ1», в сумме 438 199 рублей 33 копейки путем присвоения. 

Доводы стороны защиты о непричастности ФИО1 к совершению данного преступления были тщательно проверены и суд обоснованно расценил их как избранный способ защиты от обвинения, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных по делу доказательств, изложенных в приговоре. 

Судом правильно установлено, что размер заработной платы ФИО1 состоял из оклада и 15% «уральского коэффициента» т.е. без 80% премии, о которой она говорит, что достоверно подтверждается локальными актами ООО «НАЗВАНИЕ1», трудовым договором и дополнительными соглашениями к нему. 

Доводы защитника о наличии основания для начисления к заработной плате ФИО1 премии и дополнительных выплат опровергается показаниями представителя потерпевшего ФИО2, свидетелей ФИО5, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, которые являются работниками и учредителями общества и поясняли, что вопросы о произведении ФИО1 дополнительных, стимулирующих выплат не рассматривались, приказы и дополнительное соглашение к трудовому договору по поводу этого не изготавливались. 

Указанные обстоятельства нашли свое подтверждение в осмотренных документах ООО «НАЗВАНИЕ1» — приказах по личному составу, которые формировались специалистом отдела кадров общества. При осмотре также установлено, что нумерация приказов не нарушена. 

Также доводы защитника опровергаются и сведениями о размере выплаты ФИО1 заработной платы, содержавшейся в компьютерной программе «1С зарплата и управление персоналом», которая отличается от размера фактически выплаченной заработной платы, отраженной в программе «Сбербанк Бизнес Онлайн». 

Таким образом, сведений об издании приказа или дополнительного соглашения о премировании и дополнительных, стимулирующих выплатах, на что ссылается защитник, в ООО «НАЗВАНИЕ1» не имеется. Доводы об их утрате или уничтожении являются предположением автора жалобы. 

Мнение о том, что в размер заработной платы ФИО1 включались выплаты за аренду оборудования для изготовления окон ошибочно, поскольку такие выплаты не являются составной частью заработной платы. Для перечисления арендной платы предусмотрена строка в реестре «Прочее», при наличии к тому достаточных оснований, о чем ФИО1 достоверно было известно в силу занимаемой ею должности. 

На основании установленных фактических обстоятельств дела суд правильно квалифицировал действия ФИО1 по ч. 3 ст. 160 УК РФ — как присвоение, то есть хищение чужого имущества вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в крупном размере, подробно мотивировав свое решение. 

Суд также дал надлежащую правовую оценку наличию в действиях ФИО1 квалифицирующих признаков «с использованием своего служебного положения», «в крупном размере». 

Оснований для иной правовой оценки действий осужденной, не имеется. 

Виновность ФИО1 по факту присвоения денежных средств, полученных в подотчет, подтверждается показаниями: 

— представителя потерпевшего ФИО2, который показал, что в ходе формирования годовых отчетов, проведения Сверок установлено, что бывший работник ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО1 на протяжении 2019 г. производила выплаты на свой счет, а именно: средства перечислялись в «подотчет», при этом, какие-либо отчетные документы (авансовые отчеты) от ФИО1 в ООО «НАЗВАНИЕ1» не поступали. В результате ее действия ООО «НАЗВАНИЕ1» причинен имущественный ущерб в размере 692 052 рублей; 

— свидетеля ФИО11, которая показала, что в ходе формирования годовых отчетов установлено, что на протяжении 2019 года ФИО1 перечисляла себе на зарплатную карту суммы средств с назначением Платежа в «Подотчет», всего 1025 600 рублей. Документов подтверждающих расходование денежных средств на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1» в бухгалтерию не поступало. По данным ООО «НАЗВАНИЕ1» договор аренды оборудования для изготовления окон ПВХ от 21.02.2013 г., заключенный между ФИО1 и ФИО8, также договоров о его продлении до 2019 года, не имеется ни на бумажном носителе, ни в базе 1С предприятия. Пояснила, что шуруповерт не приходовался в ООО «НАЗВАНИЕ1», авансовые отчеты по нему не имеются. По ремонту крыльца подъезда по адресу: АДРЕС2 показала, что он производился 26.08.2019 года ФИО26, с которым был произведен расчет наличными денежными средствами в размере 12700 рублей по приходно кассовому ордеру. По товарной накладной + СП-000318 от 23.04.2019 и квитанции к приходному кассовому ордеру №17 от 26.09.2019 г. показала, что данные документы по авансовым отчетам ООО «НАЗВАНИЕ1» в 2019г. не проходили, лимит расчета наличными денежными средствами между организациями не может превышать 100000 рублей по одному договору купли-продажи; 

— свидетеля ФИО18 о том, что она работает в должности начальника участка ООО «НАЗВАНИЕ1». В период работы директором ФИО1 ей из кассы ООО «НАЗВАНИЕ1» выдавались денежные средства, за которые она расписывалась в расходниках. За приобретенный товар она отчиталась авансовыми отчетами с приложением чеков. Ей известен ИП ФИО19, который по договоренности с директором ФИО8 Выдавал товар для проведения работ в долг. В дальнейшем директор ФИО8 наличными средствами оплачивал приобретенный товар. После того как директором стала ФИО1 у Общества имеется долг перед ним. При руководстве ФИО1 такие суммы денежных средств ей ДЛЯ выплаты ФИО19 не выдавались; 

— свидетеля ФИО19 о том, что он работает индивидуальным предпринимателем, занимается розничной торговлей хозяйственными товарами и товарами повседневного спроса. С 2016 года по договоренности с директором ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО8, работники ООО «НАЗВАНИЕ1» у него в магазине набирали необходимые материалы под запись в долговую тетрадь с постепенной оплатой наличными, которые приносили работники ООО «НАЗВАНИЕ1», о чем он делал соответствующую запись в тетрадь и пробивал кассовые чеки. После смерти ФИО8 директором ООО «НАЗВАНИЕ1» стала ФИО1, с которой он стал работать на прежних условиях. На 29.07.2019 задолженность ООО «НАЗВАНИЕ1» перед ним составляла 110240,5 рублей. Руководство ООО «НАЗВАНИЕ1» не предпринимало никаких действий по ее погашению. Также свидетель ФИО19 показал, что ФИО1 один раз – 08.11.2019 г. в счет долга передала деньги в сумме 25000 рублей. Более ему ФИО1 никаких денежных средств в счет погашения долга ООО «НАЗВАНИЕ1» не передавала; 

— свидетеля ФИО20 о том, что является индивидуальным предпринимателем, занимается торговлей строительными материалами. Каких-либо договоров о приобретении у нее железа с ООО «НАЗВАНИЕ1» она не заключала; 

— свидетеля ФИО21 о том, что он является индивидуальным предпринимателем и занимается продажей строительных инструментов. К нему обратился мужчина, заказал шуруповерт марки «Статус» и со своей банковской карты перевел на его полную стоимость шуруповерта; 

— свидетеля ФИО7 о том, что ее отец ФИО8, с ФИО1 тесно не общался, между ними были только рабочие отношения. Отец ей не говорил, что получал денежные средства от ФИО1 и писал ей об этом расписки. Также отец никогда не переводил деньги со своей банковской карты на счета работников Для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1», так как все выплаты производит главный бухгалтер ООО «НАЗВАНИЕ1»; 

— свидетеля ФИО4 о том, что он работает в ООО «НАЗВАНИЕ1» в должности начальника ПТО и является подотчетным лицом. Ему в 2019 года в бухгалтерии через кассу выдавались денежные средства в подотчет, на которые он приобретал необходимые запчасти на автомобиль и в том числе, масло «ЛУКОЙЛ» полусинтетика, за которые отчитался. При этом масло «Motul» им не приобреталось, поскольку является дорогим. ФИО1 ему шуроповерт не давала. С июля по декабрь 2019 года имеется наряд на выполненные работы АДРЕС2 на ремонт крыльца. Ремонт состоял из сварочных работ и бетонирования крыльца. Сварочные работы производил физическое лицо по договору, а заливку бетоном осуществляли работники ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО22 и ФИО23. Более ремонт крыльца в указанном доме не производился; 

— свидетелей ФИО23 и ФИО22 о том, что они осенью 2019 года производили ремонт крыльца 7 подъезда, АДРЕС2, бетонировали ступеньки, до них были произведены сварочные работы; 

— свидетеля ФИО24 о том, что она является индивидуальным предпринимателем и занимается розничной торговлей хозяйственными товарами. Между нею и руководителем ООО «НАЗВАНИЕ1» договоры купли продажи на приобретение товара для собственных нужд не заключались. Ознакомившись с товарными и кассовыми чеками, последняя показала, что товарный чек от 27.06.2019 г. ей не знаком, чья подпись в указанном чеке ей не известно, кассовый чек к нему отсутствует; 

— эксперта ФИО16 о том, что ею была проведена бухгалтерская экспертиза, в ходе которой, ей были предоставлены документы. Путем арифметических подсчетов была определена сумма, которая перечислена на банковский счет ФИО1 в период времени с 09.01.2019 г. по 20.12.2019 г., которая составила 1025600 рублей. 

Расход сумм полученных в подотчет должна быть экономически обоснована и документально подтверждена. Документом, являющимся основанием для подтверждения расходования подотчетных сумм является авансовый отчет. За проверяемый период авансовых отчетов на имя ФИО1 не имелось. Приходных кассовых ордеров, подтверждающих возврат вышеуказанной суммы в кассу от ФИО1, не имеется; 

Свидетеля ФИО25, данными в ходе предварительного расследования, о том, что он является старшим по дому АДРЕС2. В 2019 г. было отремонтировано одно крыльцо подъезда №7, другие не ремонтировались; 

— свидетеля ФИО26, данными в ходе предварительного расследования, о том, что ООО «НАЗВАНИЕ1» с ним заключил договор подряда №7 от 26.08.2019 на выполнение ремонтных работ подъезда АДРЕС2. Им были выполнены работы в виде ремонта ступенек крыльца и перил подъезда №7, обрамление ступенек металлическим уголком. Данные работы он выполнял один из приобретенных им материалов. По окончании работ ООО «НАЗВАНИЕ1» с ним рассчитался за выполненную работу денежными средствами в размере 11000 рублей, за которые он расписался в платежных документах; 

— свидетеля ФИО26, данными в ходе предварительного расследования, о том, что, он является директором ООО «НАЗВАНИЕ2», занимается продажей автомобильных товаров и оказанием автомобильных услуг. После ознакомления с товарными и кассовыми чеками от 23.07.2019 г. и 20.09.2019 г. на приобретение масла и фильтров масляных, показал, что товарные и кассовые чеки выданы ООО «НАЗВАНИЕ2» за приобретение товара. Указал, что масло марки «Motul» предназначено для автомобиля иностранного производства и является одним из дорогих автомобильных масел, кто приобретал данные автомобильные товары ему не известно. С ООО «НАЗВАНИЕ1» он договор на приобретение масел и фильтров не заключал. 

Кроме того причастность подсудимой ФИО1 к данному преступлению объективно подтверждается письменными доказательствами: протоколом осмотра места происшествия от 03.06.2020 г., в соответствии, с которым осмотрен АДРЕС2, установлено, что отремонтировано крыльцо подъезда №7, другие не отремонтированы; протоколом осмотра места происшествия от 16.04.2020, в соответствии с которым у директора ООО «НАЗВАНИЕ1» изъяты документы кассы и банка ООО «НАЗВАНИЕ1» за 2019 г.; протоколом осмотра места происшествия от 17.04.2020, в соответствии с которым у директора ООО «НАЗВАНИЕ1» изъяты авансовые отчеты ООО «НАЗВАНИЕ1» за 2019 г.; протоколом осмотра места происшествия от 15.04.2020, в соответствии с которым у ИП «ФИО19» изъята копия тетради овзаиморасчетах между ИП «ФИО19» и ООО «НАЗВАНИЕ1»; протоколом осмотра предметов от 20.04.2020 года с иллюстрационной таблицей, согласно которому осмотрен CD диск, предоставленный ПАО «Сбербанком России» содержащий заархивированную папку с названием «ЗНО 0111210553», в которой содержатся файлы с выписками по счетам ФИО1; протоколами осмотра предметов, согласно которым осмотрены документы; протоколом обыска от 24.04.2020 г., согласно которому обыск проведен по месту жительства ФИО1, изъяты: жалоба от 2012 г., платежные поручения за 2019 год; протоколом выемки от 22.05.2020 года, согласно которому у директора ООО «НАЗВАНИЕ1» изъяты оттиски печати с наименованием в центральной части ООО «НАЗВАНИЕ1»; заключением эксперта №Э-11/278 от 08.06.2020 года, согласно которому оттиски круглой печати ООО «НАЗВАНИЕ1», расположенные в расписках от 28.02.2019 и 28.03.2019 нанесены одной печатной формы; заключением эксперта №9-11/279 от 09.06.2020 года, согласно которому исследуемые оттиски круглой печати ООО «НАЗВАНИЕ1», расположенные в расписках от 28.02.2019 и 28.03.2019, нанесены не удостоверительной печатной формой ООО «НАЗВАНИЕ1», образцы оттисков, которой представлены на экспертизу, а другой печатной формой (том №7 л.д. 233-236); заключением эксперта без номера от 11.05.2020 года, согласно которому на 20.12.2019 за ФИО1 числится задолженность в сумме 1025600 рублей. Данная задолженность образовалась как разница перечисленной за период с 09.01.2019 по 20.12.2019 на счет 

ФИО1 вышеуказанной суммы подотчет, отсутствия документов, подтверждающих обоснованные на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1» расходы, а также отсутствия сумм, оприходованных в кассу ООО «НАЗВАНИЕ1»; документами, подтверждающими трудовую деятельность ФИО1 в ООО «НАЗВАНИЕ1» в качестве главного бухгалтера и директора, а также иными доказательствами, подробно приведенными в приговоре. 

Исследовав в совокупности все доказательства по делу суд правильно установил фактические обстоятельства дела, согласно которым ФИО1 в период времени с 01.01.2019 г. по 24.12.2019 г., работая в должности главного бухгалтера, а затем директора ООО «НАЗВАНИЕ1», то есть осуществляя в ООО «НАЗВАНИЕ1» организационно-распорядительные и административно хозяйственные функции, находясь на своем рабочем месте, по адресу: АДРЕС3, при помощи персонального компьютера и установленной в нем программе «1С: зарплата и управление персоналом», и имея доступ, посредством сети «Интернет» и программы «Сбербанк Бизнес Онлайн» красчетному счету ООО «НАЗВАНИЕ1» №НОМЕР3 открытому в ПАО «Сбербанк России» и денежным средствам, находящимся на нем, Вверенным ей в связи с ее должностным положением, ежемесячно формировала реестры на выплату денежных средств общества с назначением платежа «под отчет» на свое имя, и Платежные поручения на перечисление денежных средств с расчетного счета ООО «НАЗВАНИЕ1» на свой банковский счет, всего на общую сумму 1 025 600 рублей, которые она переводила с указанного расчетного счета ООО «НАЗВАНИЕ1», на банковский счет, открытый в ПАО «Сбербанк России» №40817810846000280587 на свое имя. Из вышеуказанных денежных средств ФИО1 на нужды ООО «НАЗВАНИЕ1» потрачены денежные средства в размере 338 748 рублей, оставшуюся часть денежных средств в размере 686 852 рубля, предназначенные для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1», на нужды Общества не израсходовала, авансовые отчеты об их расходовании в бухгалтерию ООО «НАЗВАНИЕ1» не предоставила, денежные средства потратила по своему усмотрению, тем самым путем присвоения их похитила. 

Доводы стороны защиты о непричастности ФИО1 к совершению данного преступления были тщательно проверены и суд обоснованно расценил их как избранный способ защиты от обвинения, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных по делу доказательств, изложенных в приговоре. 

Доводы защитника о том, что денежные средства на сумму 400 000 рублей, полученные ФИО1 В под отчет, передавались директору ФИО8 под расписку, несостоятельные, поскольку опровергаются показаниями кадрового работника ФИО6, которая пояснила, что в сейфе хранятся трудовые книжки и печать отдела кадров. За данный сейф ответственная она, ключи от сейфа находятся у нее в одном экземпляре, расписок она никогда не видела, от директора ФИО8 не было известно, что он получал какие-либо денежные средства от ФИО1 для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1»; свидетелей ФИО28 и ФИО7, являющимися близкими родственниками ФИО8, которые пояснили, что им неизвестно о расписках ФИО8.

В соответствии с экспертизами по оттискам печати, печати в расписках выполнены одной печатной формы и нанесены не удостоверительной печатной формой ООО «НАЗВАНИЕ1». 

Доводы стороны защиты о том, что при проведении данной экспертизы были представлены не все печати ООО «НАЗВАНИЕ1», которых в имеются в количестве 6 штук, не соответствует действительности, поскольку как усматривается из показаний работника отдела кадров ФИО5, в ООО «НАЗВАНИЕ1» было три печати, что подтверждается протоколом обыска от 22.05.2020 г., в ходе которого изъяты 3 печати ООО «НАЗВАНИЕ1». 

С учетом вышеизложенного судом первой инстанции обоснованно не приняты как допустимые доказательства копии расписок, представленные стороной защиты в обоснование своих доводов. 

Несмотря на доводы защитника, товарные и кассовые чеки ООО «НАЗВАНИЕ2» также не могут быть приняты в качестве доказательств невиновности ФИО1; так, допрошенный в качестве свидетеля ФИО4 показал, что в 2019 году ему в бухгалтерии выдавались наличные денежные средства, он в 000 «НАЗВАНИЕ2» приобретал необходимые запчасти на автомобиль и масло, всегда брал товарный и кассовый чеки, которые впоследствии прилагал к авансовому отчету. Им приобретается на автомобиль масло «Лукойл», так как оно подходит по техническим характеристикам для автомобиля и по стоимости дешевле. Масло «Motul» им никогда не приобреталось, так как оно дорогое. Согласно показаниям свидетеля ФИО26, масло марки «Motul» предназначено для автомобиля иностранного производства, является одним из дорогих автомобильных масел. 

Доводы стороны защиты о приобретении для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1» шуруповерта и передаче его ФИО4 опровергаются показаниями свидетеля ФИО4, который пояснил, что ФИО1 в 2019 году шуруповерт ему не передавала. Из показаний главного бухгалтера ФИО11 нему не имеются. Приобретенный шуруповерт должен быть оприходован в ООО «НАЗВАНИЕ1» как малоценное имущество, закреплен за материально — Ответственным лицом. Однако данные документы в ООО «НАЗВАНИЕ1» отсутствуют. 

Представленная ФИО1 товарная накладная СП-000318 3.04.2019 на приобретение профилей уплотнителя у ИП ФИО9, не является документом, подтверждающим оплату товара. 

Квитанция к приходному кассовому ордеру от 26.09.2019 на сумму 246 189 рублей обоснованно отвергнута судом, поскольку доказательств того, что товар приобретался для нужд ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО1 не представлено. 

Согласно показаниям свидетеля ФИО31, ИП ФИО9 в ТК «НАЗВАНИЕ3» торговые секции никогда не арендовал. Данный гражданин ему не знаком. Профильные рамы, створки, уплотнители для окон на ТК «НАЗВАНИЕ3» никогда не реализовывались. 

В судебном заседании также не нашло подтверждение то, что ФИО6 по заключенному с ФИО1 договору выполнялись ремонтные работы крыльца АДРЕС2, поскольку данные работы в 2019 году выполнялись работниками ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО22 и ФИО23, а также по договору с ФИО26. 

Вопреки доводам защитника, отсутствие акта инвентаризации не свидетельствует о невиновности ФИО1 

На основании установленных фактических обстоятельств дела суд правильно по указанному преступлению квалифицировал действия ФИО1 по ч. 3 ст. 160 УК РФ — как присвоение, то есть хищение чужого имущества вверенного виновному, с использованием своего служебного положения, в крупном размере, подробно мотивировав свое решение. 

Суд также дал надлежащую правовую оценку наличию в действиях ФИО1 квалифицирующих признаков «с использованием своего служебного положения», «в крупном размере». 

Оснований для иной правовой оценки действий осужденной, не имеется. 

Изложенные в приговоре доказательства, суд в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. В результате чего, суд пришел к убеждению, что доказательства получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона Российской Федерации, являются допустимыми и достоверными. 

Оснований не доверять показаниям представителя потерпевшего, свидетелей, у суда не было, поскольку они последовательны, логичны, не имеют существенных противоречий, согласуются между собой и с другими исследованными по делу доказательствами. 

Каких-либо данных, свидетельствующих о заинтересованности данных лиц в исходе дела, не имеется. 

Обстоятельств, которые могли бы повлиять на объективность показаний вышеуказанных лиц, как и обстоятельств, которые давали бы основания полагать, что последние оговаривают осужденную по делу не установлено. Доводы стороны защиты об устранении конкурентов не нашли своего подтверждения в судебном заседании. 

Вопреки доводам жалобы защитника, существенных противоречий, которые могли повлиять на выводы суда о виновности ФИО1, в показаниях свидетелей не усматривается. 

Показания представителя потерпевшего и свидетелей, допрошенных в судебном заседании, изложены в приговоре суда в соответствии с протоколом судебного заседания, а показания неявившихся в суд свидетелей, исследованных в судебном заседании, изложены в приговоре в соответствии с протоколами их допросов на предварительном следствии. 

Суд обоснованно отнесся критически к показаниям свидетеля ФИО6, изложив свои выводы в приговоре. Доводы жалобы в этой части являются необоснованными. 

В ходе разбирательства уголовного дела суд пришел к обоснованному выводу, что все следственные действия, в частности — осмотры, были проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона; результаты следственных действий оформлены в установленном законом порядке, с составлением соответствующих протоколов. 

Нарушений уголовно-процессуального законодательства при изъятии предметов, имеющих значение для уголовного дела и признании их вещественными доказательствами, органами предварительного следствия не допущено, в связи с чем, оснований для признания данных доказательств недопустимыми, у суда также не имелось. 

Экспертизы, на которые суд сослался в приговоре, как на доказательства, проведены высококвалифицированными специалистами, отвечают всем требованиям, предъявляемым к заключению эксперта, предусмотренным ст. 204 УПК РФ и Федеральным законом от 31 мая 2001 года № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Выводы экспертов сделаны после проведения необходимых исследований, отраженных в исследовательской части заключений, обоснованны, ясны и понятны, не имеют противоречий, подтверждаются и согласуются с другими доказательствами, приведенными в приговоре. 

Содержание исследованных судом доказательств изложено в приговоре в той части, которая имеет значение для подтверждения либо опровержения значимых для дела обстоятельств; фактов, свидетельствующих о приведении в приговоре показаний допрошенных лиц либо содержания экспертных выводов или иных документов таким образом, чтобы это искажало существо исследованных доказательств и позволяло им дать иную оценку, чем та, которая содержится в приговоре, судебной коллегией не установлено. 

Таким образом, доказательства по обоим преступлениям, исследованные судом и приведенные в приговоре, соответствуют принципу достаточности, являются достоверными и относимыми, согласуются между собой, взаимодополняют друг друга, содержат сведения об обстоятельствах, совершенных ФИО1 преступлений, а также иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, получены в соответствии с требованиями процессуального законодательства и обоснованно приняты в качестве доказательств виновности ФИО1 в совершении инкриминируемых ей преступлений. 

Правильность оценки, данной судом первой инстанции исследованным в судебном заседании доказательствам, не вызывает у судебной коллегии каких-либо сомнений. 

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путем ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено. 

В процессе расследования настоящего уголовного дела, нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда о доказанности виновности осужденной, допущено не было. 

Для возбуждения уголовного дела имелись законный повод и основание. Решение о возбуждении уголовного дела соответствует нормам уголовно-процессуального законодательства, принято надлежащим лицом. 

Из материалов дела усматривается, что ни одно заявленное ходатайство не оставлено следователем без разрешения, мотивы решения приведены, при этом в реализации права на обжалование таких постановлений на досудебной стадии уголовного судопроизводства и в ходе судебного разбирательства сторона защиты ограничена не была. 

По указанным выше основаниям судебная коллегия не может признать состоятельными доводы жалобы адвоката о несогласии с постановлением следователя от 29 мая 2020 года об отказе в удовлетворении ходатайства в предоставлении на экспертизу оттисков печатей в количестве 6 штук, поскольку как следует из материалов уголовного дела данное ходатайство было рассмотрено в установленном законном порядке, ФИО1 и защитник ознакомлены с постановлением следователя, последние правом обжалования не воспользовались. 

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона обвинения и сторона защиты активно пользовались правами, предоставленными им законом, в том числе исследуя представляемые доказательства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. 

Все заявленные сторонами ходатайства, были разрешены судом в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона и в зависимости от значения ИХ ДЛЯ правильного разрешения дела, с принятием по ним должных решений. Решения суда по этим ходатайствам сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают. 

При таких обстоятельствах, нельзя согласиться с приведенными в жалобе доводами о том, что дело рассмотрено судьей с обвинительным уклоном и с нарушением принципа состязательности сторон, поскольку требования, предусмотренные ст. 15 УПК РФ, судьей соблюдены в полном объеме. 

Согласно ст. ст. 6, 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ. При этом учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. 

Данные положения закона судом выполнены не в полной мере. 

Обстоятельствами, смягчающими наказание осужденной ФИО1, суд обоснованно признал по каждому преступлению мнение представителя потерпевшего о снисхождении к подсудимой и положительные характеристики. 

Кроме того судом учтены данные о личности ФИО1 Обстоятельств, отягчающих наказание осужденной, суд не установил. 

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведением осужденной во время или после совершенных ею преступлений, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, из материалов уголовного дела не усматривается. В связи с изложенным оснований, дающих право на применение ст. 64 УК РФ, не имеется. 

С учетом изложенного, суд назначил ФИО1 наказание по двум преступлениям в виде лишения свободы. 

Суд обоснованно назначил ФИО1 наказание в виде лишения свободы с изоляцией от общества, исходя из конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности осужденной и не нашел оснований для применения ст. 73 УК РФ, с данными выводами соглашается и судебная коллегия. 

Вместе с тем, при назначении осужденной наказания судом учтены размер ущерба и то, что ущерб по делу не возмещен. Однако данные обстоятельства являются частью объективной стороны совершенных преступлений, их повторный учет при назначении наказания недопустим, поэтому судебная коллегия считает необходимым исключить из Описательно-мотивировочной части приговора данный вывод суда, наказание ФИО1 — смягчить. 

Судебная коллегия соглашается и с выводом суда первой инстанции о том, что нет оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую, на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ. 

Вид исправительного учреждения судом назначен правильно, в соответствии со ст. 58 УК РФ. 

Гражданский иск судом разрешен правильно, в соответствии с требованиями ст. 1064 ГК РФ. 

Нарушений норм уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается. 

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия 

ОПРЕДЕЛИЛА: 

Приговор Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 28 мая 2021 года в отношении ФИО1 изменить. 

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание суда об учете при назначении наказания ФИО1 по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 160 УК РФ, сведений о размере ущерба и его не возмещении. 

Смягчить назначенное ФИО1 наказание по: 

— ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту завышения выплаты заработной платы) до 10 месяцев лишения свободы; 

— ч. 3 ст. 160 УК РФ (по факту получения в подотчет денежных средств) до 1 года 4 месяцев лишения свободы. 

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначить ФИО1 окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу с дополнениями к ней адвоката Антонова А.П., действующего в интересах осужденной ФИО1, — без удовлетворения. 

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в судебную коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в течение шести месяцев со дня провозглашения апелляционного определения, а осужденной, содержащейся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ей копии судебного решения, вступившего в законную силу. 

Осужденная вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции. 

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях