Меня зовут Анатолий Антонов
Я - АДВОКАТ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Практика
  • Решение Самарского областного суда по апелляционной жалобе адвоката Антонова А.П. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары по гражданскому делу по исковому заявлению Р. к Н. о возмещении вреда причиненного преступлением
Практика

Решение Самарского областного суда по апелляционной жалобе адвоката Антонова А.П. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары по гражданскому делу по исковому заявлению Р. к Н. о возмещении вреда причиненного преступлением

Судья Галиуллина Л.Г. гр. дело №33-11647/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

07 сентября 2016 года г. Самара

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего – Пискуновой М.В.

судей: Самчелеевой И.А., Занкиной Е.П.

с участием прокурора Тихоновой Ю.В.

при секретаре – Майдановой М.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Р. к Н. о возмещении вреда причиненного преступлением,

по апелляционной жалобе представителя Н.- адвоката Антонова А.П. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 17 июня 2016 года, которым постановлено:

«Исковые требования Р. к Н. удовлетворить частично.

Взыскать с Н. в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 100.000 рублей, расходы на погребение в размере 120 269 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб., государственную пошлину в размере 400 рублей.

Взыскать с Н. в пользу в пользу Р. компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб. и возмещение вреда в результате потери кормильца ежемесячно, начиная с 25.10.2016 года на срок инвалидности в размере 5.093 руб. 50 коп., с последующей индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту жительства Р.

В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать.

Взыскать с Н. в доход государства государственную пошлину в размере 4.008 руб. 07 коп. ».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Самчелеевой И.А., обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя Н.- Малофеева В.А., Н., представителя Р.- Ш., судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Р. обратились с иском к Н. о возмещении вреда причиненного преступлением.

В обоснование иска ссылались на то, что 10.02.2015 года Железнодорожным районным судом г. Самара в отношении Н., вынесен приговор, которым Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. Приговором суда установлено, что Н. управляя транспортным средством <данные изъяты>, государственный регистрационный знак <данные изъяты> нарушил Правила дорожного движения, что повлекло смерть потерпевшего ФИО1, супруга Р. и отца Р. По данному уголовному делу истцы признаны потерпевшими. Причиненным преступлением им нанесен материальный и моральный вред. Супруга погибшего не момент его смерти находилась у него на иждивении, дочь погибшего на момент его смерти являлась несовершеннолетней. Р. и Р. являлись и являются инвалидами. Погибший Р. также являлся на момент смерти инвалидом, однако он работал, т.е. являлся кормильцем в семье.ФИО1 получал пенсию по инвалидности в размере 7979 руб. 66.коп. Доля заработка ФИО1., причитающаяся его иждивенцам — супруге и дочери составляла по 1/3 доли его заработка, т.е. по 2659 руб.; 89 коп. каждой. С момента смерти ДД.ММ.ГГГГ по дату окончания обучения дочерью Р. причитающаяся ей доля дохода отца составила бы 90 432 руб. 75 коп., что составляет 1/3 долю дохода погибшего за указанный период. Р. понесла расходы на погребение и поминальные обеды в размере 227998 руб.

В силу изложенного они просят взыскать с ответчика: в пользу Р. в счет возмещения вреда, причиненного потерей кормильца в размере 2659 руб. 89 коп. ежемесячно бессрочно, расходы на погребение в сумме 227998 руб., затраты на доверенность в размере 1000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб.; в пользу Р. в возмещение вреда, причиненного потерей кормильца ежемесячно по 2659 руб. 89 коп. бессрочно, неполученный доход для оплаты образования в сумме 90 432 руб. 75 коп., затраты на доверенность 1000 руб., компенсацию морального вреда 500 000 руб.

Судом постановлено указанное решение.

Не согласившись с данным решением суда, представитель Н.- адвокат Антонов А.П. обратился с апелляционной жалобой, просит отменить решение, указывая на то, что судом не учтено, что для того, чтобы гражданин был признан иждивенцем, истец должен доказать, что получал все или существенную часть доходов на свое содержание от погибшего. Доказательств данному обстоятельству истцы не представили. Р. — получала как инвалид большую пенсию, чем умерший ФИО1., таким образом, основания для взыскания именно на период инвалидности отсутствуют, взыскание следует ограничить совершеннолетием или окончанием обучения в высшем учебном заведении на очной форме обучения, либо возрастом 23 года, если к тому времени Р. еще будет учиться. Кроме того, просит учесть, что расчет суммы возмещения вреда в связи с потерей кормильца в рассматриваемом случае следует производить исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда. Также, указывает на то, что судом неправомерно взысканы расходы на установку мраморного памятника вместо установленного при погребении.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель Н.- Малофеев В.А., Н. поддержали доводы апелляционной жалобы по основаниям, изложенным в ней, просили решение отменить.

Представитель Р., Р. — Ш. просил решение оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, выслушав мнение прокурора, полагавшего, что решение законно и обоснованно, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Как следует из материалов дела, на основании приговора Железнодорожного районного суда г. Самара 10.02.2015 года по уголовному делу в отношении Н., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, установлено, что ДД.ММ.ГГГГ. Н., управляя технически исправным автомобилем <данные изъяты>, следовал по проезжей части ул. Авроры со стороны ул. Аэродромной в направлении ул. Партизанской, в условиях ясной без осадков погоды, по сухой, освещенной городским электроосвещением, асфальтированной проезжей части, предназначенной для движения в двух направлениях по среднему ряду. Подъезжая к въезду во двор дома № 70 по ул. Авроры в нарушение пункта 10.1. Правил дорожного движения, согласно которому, при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, водитель Н., следуя в указанном направлении, при возникновении опасности, которую для него представлял пешеход ФИО1., пересекавший проезжую часть ул. Авроры слева направо относительно движения автомобиля <данные изъяты>, располагая технической возможностью избежать наезда на пешехода ФИО1 экстренным торможением с остановкой до места наезда, своевременно не принял меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, вследствие чего допустил наезд на указанного пешехода, причинив ему смерть по неосторожности. Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком 12 года, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта № от 19.09.2014г. смерть ФИО1 последовала от<данные изъяты>.

<данные изъяты> в соответствии с п. 6.1.2 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Приказом МЗ ff7 и СР РФ 24.04.2008г. № 194н, являлся опасным для жизни, то есть имеет признаки тяжкого вреда здоровью и со смертью ФИО1 находится в прямой причинно-следственной связи.

Причиной данного дорожно-транспортного происшествия является нарушение Н. пункта 10.1 Правил дорожного движения, введенных в действие с 01.07.1994г. и действовавших на момент происшествия. Нарушение вышеуказанного пункта Правил находится в прямой причинной связи с наступившими последствиями.

Погибший ФИО1 приходился Р. — супругом (л.д. 20), Р.-отцом(л.д.21).

Доказательства, свидетельствующие о том, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего в материалах дела отсутствуют.

Суд пришел к правильному выводу, что в силу ст. 1079 ГК РФ на ответчике лежит обязанность по возмещению причиненного вреда.

В соответствии со статьёй 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Учитывая вышеизложенное, суд указал, что находит общеизвестным и не подлежащим доказыванию факт наличия нравственных страданий при причинении смерти близкому родственнику. Сам факт смерти ФИО1 свидетельствует о наличии нравственных страданий у дочери и супруги, что в соответствии со ст. 151 ГК РФрасценивается, как причинение морального вреда.

Принимая во внимание данные обстоятельства, и учитывая, что приведенной выше нормой материального права установлена обязанность лица, в законном обладании которого находится источник повышенной опасности, возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, и при отсутствии его вины, суд пришел к правильному выводу, что требования истцов о компенсации морального вреда являются обоснованными.

При определении размера компенсации суд учел, что смерть ФИО1 наступила в результате нарушения Н. правил дорожного движения, вместе с тем, суд учел и степень вины самого потерпевшего ФИО1., допустившего грубую неосторожность, пересекая проезжую часть в неустановленном месте. Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда суд учел и то обстоятельство, что Н. частично возместил вред потерпевшим в размере 100 000 рублей и исходя из принципов справедливости и разумности определил ко взысканию размер компенсации морального вреда по 100.000 рублей в пользу каждого из истцов.

В соответствии со статьёй 1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания, а также один из родителей, супруг либо другой член семьи независимо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, не достигшими четырнадцати лет либо хотя и достигшими указанного возраста, но по заключению медицинских органов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе.

Рассматривая исковые требования о праве истцов на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, суд пришел к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 17.12.2001 года N 173-ФЗ право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, состоящие на его иждивении (за исключением лиц, совершивших умышленное уголовно наказуемое деяние, повлекшее за собой смерть кормильца и установленное в судебном порядке).

Согласно подпункту 1 пункта 2 указанной нормы нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца признаются дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, в том числе в иностранных образовательных учреждениях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Под иждивенством согласно части 3 статьи 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» понимается нахождение членов семьи кормильца на его полном содержании или получении от него помощи, которая была бы для них постоянным и основным очником средств существования.

При этом пунктом 4 названной нормы установлено, что иждивение детей умерших родителей предполагается и не требует доказательств, за исключением указанных детей, объявленных в соответствии с законодательством Российской Федерации полностью дееспособными или достигших возраста 18 лет.

Под полным содержанием умершим кормильцем членов семьи понимаются действия умершего кормильца, направленные на обеспечение членов семьи всеми необходимыми жизненными благами (питание, жилье, одежда, обувь и другие предметы жизненной необходимости).

Постоянный характер помощи означает, что она не была случайной, единовременной, а оказывалась систематически, в течение некоторого периода и что умерший взял на себя заботу о содержании данного члена семьи.

Понятие основной источник средств к существованию предполагает, что помощь кормильца должна составлять основную часть средств, на которые жили члены семьи. Она должна по своим размерам быть такой, чтобы без нее члены семьи, получившие ее, не смогли бы обеспечить себя необходимыми средствами жизни.

В судебном заседании установлено, что Р. является супругой умершего ФИО1.

На основании пояснений истицы Р. установлено, что на момент смерти супруга они проживали совместно и оба являлись инвалидами. Согласно справкам ГУ ОПФР по Самарской области размер пенсии погибшего ФИО1 на момент его смерти составлял 7929 руб. 66 коп. (л.д. 66,67), размер пенсии Р. в указанный период составлял 8 176 руб. 07 коп. (л.д. 171).

С учетом представленных доказательств, суд пришел к выводу об отсутствии оснований полагать, что Р. состояла на иждивении умершего ФИО1.

В данной части решение не обжалуется.

Суд пришел к выводу, что исковые требования истца Р. о её праве на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, являющейся на момент смерти отца несовершеннолетней (л.д. 21), а также инвалидом с детства бессрочно (л.д.23,171) в соответствии со ст. 80 Семейного кодекса РФ, ч. 2 ст. 1088 ГК РФ являются обоснованными.

Определяя размер задолженности по ежемесячному пособию, подлежащему взысканию с ответчика в пользу истицы Р., суд принял во внимание следующее.

В соответствии со ст. 1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) вред возмещается несовершеннолетним — до достижения восемнадцати лет, инвалидам — на срок инвалидности.

Согласно ст. 1089 ГК РФ лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни. При определении возмещения вреда этим лицам в состав доходов умершего наряду с заработком (доходом) включаются получаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты.

При определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются.

Установленный каждому из имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца размер возмещения не подлежит дальнейшему перерасчету, кроме, случаев: рождения ребенка после смерти кормильца; назначения или прекращения выплаты возмещения лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кормильца.

Законом или договором может быть увеличен размер возмещения.

Учитывая, что на момент смерти ФИО1 имел одного иждивенца, имеющего право на получение от него содержания, следовательно, несовершеннолетняя дочь, являющаяся инвалидом со сроком инвалидности — бессрочно, получала (имела право получать) 1/2 долю его дохода.

В силу ст. 1091 ГК РФ суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, при повышении стоимости жизни подлежат индексации в установленном законом порядке (статья 318).

В соответствии со ст. 1092 ГК РФ возмещение вреда, вызванного уменьшением трудоспособности или смертью потерпевшего, производится ежемесячными платежами.

При наличии уважительных причин суд с учетом возможностей причинителя вреда может по требованию гражданина, имеющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающиеся платежи единовременно, но не более чем за три года.

Согласно п. 29 Постановления Пленума ВС РФ N 1 от 26 января 2010 года, в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, по его желанию учитывается заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности. Следует иметь в виду, что в любом случае рассчитанный среднемесячный заработок не может быть менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (пункт 4 статьи 1086 ГК РФ).

Приведенное положение подлежит применению как к неработающим пенсионерам, так и к другим не работающим на момент причинения вреда лицам, поскольку в пункте 4 статьи 1086 ГК РФ не содержится каких-либо ограничений по кругу субъектов в зависимости от причин отсутствия у потерпевших на момент причинения вреда постоянного заработка.

При этом, когда по желанию потерпевшего для расчета суммы возмещения вреда учитывается обычный размер вознаграждения работника его квалификации (профессии) в данной местности и (или) величина прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, суд с целью соблюдения принципов равенства, справедливости и полного возмещения вреда вправе учесть такие величины на основании данных о заработке по однородной (одноименной) квалификации (профессии) в данной местности на день определения размера возмещения вреда.

Если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, то применительно к правилам, установленным пунктом 2 статьи 1087 ГК РФ и пунктом 4 статьи 1086 ГК РФ, суд вправе определить размер среднего месячного заработка, применив величину прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

Учитывая положения ст. 1086 ГК и п. 29 Постановления Пленума ВС РФ N 1 от 26 января 2010 года расчет суммы возмещения вреда в связи с потерей кормильца в рассматриваемом случае следует производить исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

Законом не предусмотрен расчет ежемесячных платежей возмещения вреда в связи с потерей кормильца, исходя из дохода погибшего в виде пенсии и иных производимых пенсионными органами выплат.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 10.03.2016 № 178, действующим на момент принятия решения, величина прожиточного минимума по Российской Федерации на душу населения для трудоспособного населения в IV квартале 2015 г. составила 10187 руб.

Учитывая, что на долю Р., как указано выше, приходилась 1/2 доля дохода умершего, следовательно, размер ежемесячного возмещения составляет 5 093 рубля 50 копеек.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда.

Также судом установлено, что Р. страховой компанией ОАО «Страховой дом ВСК» осуществлена страховая выплата в размере 135 000 руб. (л.д. 134,137,138), что с учетом размера 1\2 доли дохода потерпевшего составляет размер выплаты в случае смерти потерпевшего (кормильца) за 26,5 мес. с момента смерти ФИО1 (135 000 руб. разделить на 5 093 руб. 50 коп.).

Таким образом, суд пришел к выводу, что в пользу истицы Р. подлежит взысканию возмещение вреда в результате потери кормильца ежемесячно, начиная с 25.10.2016 года (26,5 мес. после смерти ФИО1.) на срок инвалидности в размере 5 090 рублей 50 копеек, с последующей индексацией пропорционально росту величины прожиточного минимума на душу населения в соответствующем субъекте Российской Федерации по месту жительства Р.

При этом, исковые требования Р. о взыскании с ответчика неполученного дохода для оплаты образования в сумме 90 432 руб. 75 коп. суд оставил без удовлетворения.

Решение в этой части также не обжалуется.

В соответствии со ст. 1094 ГК РФ лица ответственные за вред, вызванный смертью потерпевшего, обязаны возместить необходимые расходы на погребение лицу, понесшему эти расходы, а в соответствии со ст. 1083 ГК РФвина потерпевшего не может учитываться при возмещении расходов на погребение.

В обоснование заявленных требований истицей Р. представлены квитанции (л.д. 24, 25), согласно которым 12.08.2014г. истицей Р. понесены расходы на погребение 104 040 руб. и 13.08.2014г. на поминальный обед в размере 12 229 руб.

Согласно квитанции № от 30.01.2016 г. и квитанции от 30.05.2016 г. Р. оплачено 95 000 руб. за памятник, надгробную плиту, крестик, облицовку гранитной плиткой, вазу из гранита.

В судебном заседании истица Р. пояснила, что памятник, надгробная плита, крестик, облицовка гранитной плиткой, ваза из гранита установлены на две могилы — ее супруга ФИО1 и его бабушки, захороненной рядом ранее.

Суд пришел к правильному выводу, что расходы, произведенные Р. на погребение и на проведение поминального обеда в день похорон, не противоречат требованиям ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 г. | № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле».

Между тем, проведение поминального обеда на 9, 40 день, 1 год выходит за пределы обрядовых действий по непосредственному погребению тела, поскольку статья 3 Федерального закона N 8-|ФЗ от 12 января 1996 года предусматривает, что под погребением понимается обрядовые действия именно по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

Также суд не признал необходимыми расходы, связанные с облицовкой могилы гранитной плиткой и установкой вазы из гранита.

Кроме того, суд учел, что Романенко Е.О. установлен общий гранитный памятник и надгробная плита на две могилы, соответственно исковые требования в данной части суд удовлетворил в размере 50% стоимости памятника с надписями, крестиком, надгробной плиты и их установки — 29 000 рублей.

Р. страховой компанией ОАО «Страховой дом ВСК» осуществлена страховая выплата в счет возмещения расходов на погребение в размере 25 000 руб. (л.д. 139,140)

Таким образом, с учетом страховой выплаты, исковые требования Р. о взыскании расходов на погребение подлежат удовлетворению в сумме 120 269 руб. (погребение 104 040 руб. плюс поминальный обед в день похорон 12 229 руб. плюс расходы на памятник 29 000 руб. минус страховое возмещение 25 000).

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд не правильно рассчитал сумму возмещения вреда в связи с потерей кормильца, что указанный расчет произведен без учета того, Р. имела бы право не на половину, а на 1\4 долю, например исходя из размера алиментов, которые могли бы быть взысканы с ее отца по решению суда в случае, если бы он добровольно не участвовал в ее материальном содержании, что взыскание следует ограничить совершеннолетием или окончанием обучения в высшем учебном заведении на очной форме обучения, либо возрастом 23 года, если к тому времени Р. еще будет учиться, а также, что суд необоснованно дважды взыскал сумму на памятник отклоняются судебной коллегией.

Так, суд указал, что на момент смерти ФИО1 имел одного иждивенца, имеющего право на получение от него содержания, следовательно, несовершеннолетняя дочь, являющаяся инвалидом со сроком инвалидности — бессрочно, получала (имела право получать) 1/2 долю его дохода.

При этом, определяя период возмещения вреда в результате потери кормильца ежемесячно, суд руководствовался ст. 1088 ГК РФ, в соответствии с которой, в случае смерти потерпевшего (кормильца) вред возмещается несовершеннолетним — до достижения восемнадцати лет, инвалидам — на срок инвалидности.

Также, суд правомерно рассчитал сумму утраченного заработка исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

Указание на то, что судом дважды взысканы расходы на памятник также необоснованны, поскольку из квитанции (л.д.24), на которую ссылается в апелляционной жалобе представитель Н., не следует, что истцом уже были произведены расходы на памятник.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к изложению правовой позиции, выраженной в суде первой инстанции и являвшейся предметом исследования и нашедшей верное отражение и правильную оценку в решении суда, направлены на субъективную оценку доказательств и обстоятельств дела, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому в соответствии со ст. 330 ГПК РФ не могут служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным, оснований к его отмене по доводам апелляционной жалобы не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 17 июня 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя Н.- адвоката Антонова А.П. — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях