fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам по всей России
  • Главная
  • Практика
  • Кассационным определением Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 18.01.2022 приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от [ДАТА] и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от [ДАТА] в отношении [ФИО2] изменены: исключена из описательно-мотивировочной части приговора ссылка на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] в части обстоятельств совершенного [ФИО2] преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, как на доказательства, подтверждающие виновность осужденного
Практика

Кассационным определением Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 18.01.2022 приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от [ДАТА] и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от [ДАТА] в отношении [ФИО2] изменены: исключена из описательно-мотивировочной части приговора ссылка на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] в части обстоятельств совершенного [ФИО2] преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, как на доказательства, подтверждающие виновность осужденного

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

суда кассационной инстанции

г. Саратов [ДАТА]

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: 

председательствующего судьи [ФИО], судей: [ФИО], [ФИО], при секретаре [ФИО], 

с участием: 

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ [ФИО], 

осужденных [ФИО1] и [ФИО2] посредством видео-конференц-связи, 

защитника осужденного [ФИО1] – адвоката [ФИО], представившей удостоверение от [ДАТА] № и ордер от [ДАТА] №, посредством видео-конференц-связи, 

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного [ФИО2], защитников осужденного [ФИО1] – адвокатов [ФИО] и Антонова А.П., на приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от [ДАТА] и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от [ДАТА] в отношении осужденных [ФИО1] и [ФИО2] 

По приговору Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от [ДАТА] 

[ФИО1], родившийся [ДАТА] в [МЕСТО РОЖДЕНИЯ], гражданин РФ, зарегистрированный и проживавший по адресу: [АДРЕС РЕГИСТРАЦИИ], несудимый, 

осужден по:

п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы; 

ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; 

[ФИО2], родившийся [ДАТА] в [МЕСТО РОЖДЕНИЯ], гражданин РФ, зарегистрированный и проживавший по адресу: [АДРЕС РЕГИСТРАЦИИ], несудимый, 

осужден по:

п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы; 

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. 

Срок наказания қаждому осужденному исчислен с [ДАТА] с зачетом времени содержания под стражей с [ДАТА] до вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Решены вопросы о мерах пресечения и судьбе вещественных доказательств. 

Апелляционным определением Верховного Суда Республики Мордовия от [ДАТА] приговор в отношении [ФИО1] и [ФИО2] изменен: 

исключены ссылки на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] в части дачи [ФИО1] объяснений [ДАТА] о принадлежности ему наркотических средств, их перевозке для совместного с [ФИО2] сбыта как на доказательства вины [ФИО1] в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ; 

из совокупности доказательств исключено заключение эксперта от [ДАТА] № в отношении [ФИО1] в части установления принадлежности голоса и речи [ФИО1], 

из описательно-мотивировочной части приговора исключена ссылка на протокол осмотра предметов от [ФИО]; 

признано обстоятельством, смягчающим наказание [ФИО1] по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст.228.1 УК РФ, частичное признание вины при досмотре автомобиля; 

указано считать назначенным [ФИО1] наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ; 

смягчено [ФИО1] наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ до 6 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений — до 12 лет 6 месяцев лишения свободы; 

срок наказания [ФИО1] и [ФИО2] исчислен со дня вступления приговора в законную силу, то есть с [ДАТА]. 

В остальном в отношении   и [ФИО2] приговор оставлен без изменения. 

Заслушав доклад судьи [ФИО], изложившей содержание судебных решений, доводы кассационных жалоб защитников осужденного [ФИО1] – адвокатов [ФИО] и Антонова А.П., поступивших возражений на них, кассационной жалобы [ФИО2] и основания ее передачи с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление осужденного [ФИО1] и его защитника – адвоката [ФИО], поддержавших довод жалобы и просивших приговор отменить, осужденного [ФИО1] оправдать, осужденного [ФИО2], поддержавшего доводы кассационной жалобы об изменении судебных решений со смягчением наказания, мнение прокурора [ФИО], возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб, просившего об изменении судебных решений с частичным исключением показаний свидетелей – сотрудников полиции, как доказательств виновности осужденного [ФИО2], судебная коллегия 

установила: 

по приговору [ФИО1] и [ФИО2] признаны виновными в незаконном сбыте наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере и покушении на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

Преступления совершены [ДАТА] и [ДАТА] в [МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ] при изложенных в приговоре обстоятельствах. 

В кассационной жалобе защитник осужденного [ФИО1] — адвокат [ФИО] выражает несогласие с судебными решениями в связи с допущенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов. Считает, что при постановлении приговора судом нарушены требования ст.ст. 14, 297 УПК РФ. Указывает на отсутствие доказательств, подтверждающих виновность [ФИО1] в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «Г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. Полагает, что в действиях осужденного отсутствует указанный состав преступления, поскольку передача наркотика внутри группы лиц не может признаваться покушением на сбыт, так как виновные не предпринимали действий, направленных на непосредственную его передачу приобретателю. Настаивает, что протоколы личного досмотра [ФИО1], осмотра транспортного средства являются недопустимыми доказательствами, поскольку проводились с участием находящихся в состоянии алкогольного опьянения понятых [ФИО] и [ФИО], чему суд оценки не дал. Выражает несогласие с выводом суда о незначительности противоречий в показаниях свидетеля [ФИО], данных в судебном заседании, который сообщил о том, что [ФИО2] при изъятии наркотических средств из автомашины [ДАТА] указал о принадлежности их именно ему. 

Утверждает, что в описательно-мотивировочной части приговора отсутствуют доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности [ФИО1] в совершении преступлений по предварительному сговору группой лиц. Не согласна с выводом суда апелляционной инстанции о том, что указанное обстоятельство подтверждается содержащимися в материалах дела стенограммами телефонных переговоров, поскольку они представлены выборочно и не отражают весь период телефонных соединений. 

Полагает недопустимым использование в подтверждение виновности [ФИО1] содержания разговоров, находящихся в аудио — файлах на компакт – диске, в связи с исключением судом апелляционной инстанции из числа доказательств заключения эксперта от [ДАТА] №, содержащего вывод о вероятности принадлежности голоса [ФИО1], а также протокола осмотра фонограммы телефонных переговоров.

Отмечает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а приговор не содержит анализа доказательств, на основании которых суд пришел к выводу о виновности [ФИО1]. В обоснование доводов приводит подробный анализ показаний свидетелей [ФИО], [ФИО], П[ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] и [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], указывая, что они не содержат данных, подтверждающих вину [ФИО1] в сбыте наркотических средств. 

Обращает внимание на то, что судом использован метод простого перечисления доказательств при оценке письменных материалов, не раскрыта их сущность применительно к виновности [ФИО1]. Считает, что имеющаяся в материалах дела детализация телефонных соединений между [ФИО2] и [ФИО1] не свидетельствует о том, что они связаны со сбытом наркотических средств. Указывает на то, что доводы [ФИО1] о том, что он созванивался с [ФИО2] в период нахождения в [МЕСТО] [ДАТА], находясь в гостях у родителей, не опровергнуты судом. Ссылается на имеющиеся противоречия в протоколе осмотра детализации телефонных соединений, что влечет его недопустимость в качестве доказательства. 

Выражает несогласие с доводами апелляционного определения об отсутствии оснований для признания компакт-диска с содержанием разговора [ФИО1] и психолога ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Республике Мордовия недопустимым доказательством в связи с нарушением порядка его получения. 

Просит судебные решения отменить и вынести оправдательный приговор в отношении [ФИО1]. 

В кассационной жалобе защитник осужденного [ФИО1] – адвокат Антонов А.П. выражает несогласие с вынесенными судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными. 

Полагает, что в основу выводов судов о виновности [ФИО1] в совершении преступлений положены недопустимые доказательства, к которым относит данные в ходе предварительного расследования показания [ФИО2], ссылаясь на то, что эти показания в суде он не подтвердил, указав на оказанное на него сотрудниками полиции давление, что оставлено судом без надлежащей оценки. 

Указывает на обоснование судом вины [ФИО1] в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, неотносимыми доказательствами, а именно показаниями свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], которые указали лишь на способ приобретения [ФИО] наркотического средства у [ФИО2]. Подробно излагая имеющиеся по делу письменные доказательства, делает вывод, что они, вопреки ссылки на них в приговоре, не подтверждают виновность [ФИО1] в совершении инкриминированного ему деяния. Указывает, что данное обстоятельство, являющееся существенным нарушением УПК РФ, судом апелляционной инстанции необоснованно не принято во внимание и не устранено. 

Также выражает несогласие с выводом суда апелляционной инстанции об обосновании вывода о виновности [ФИО1] в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, показаниями свидетеля [ФИО], которые идентичны исключенным судом апелляционной инстанции показаниям свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] в части дачи [ФИО1] объяснений о принадлежности наркотических средств ему, их перевозке для совместного с [ФИО2] сбыта как на доказательства вины [ФИО1]. Также считает, что показания указанных свидетелей исключены судом формально и фактически приняты во внимание при доказывании его вины. 

Относит к недопустимым доказательствам материалы оперативно-розыскной деятельности, полученные с участием понятых [ФИО] и [ФИО], находившихся при производстве оперативных мероприятий в состоянии опьянения, а также все производные от них доказательства, которые подробно приводит в жалобе. Не согласен с выводом суда апелляционной инстанции о соответствии требованиям уголовно процессуального законодательства этих доказательств. Помимо этого отмечает, что показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], протоколы следственных действий и иные документы, приведенные в приговоре, также не свидетельствуют о виновности [ФИО1].

Обращает внимание на то, что судами не дана оценка доказательствам, свидетельствующим о невиновности [ФИО1] в совершении преступлений, к которым относит показания свидетелей [ФИО], [ФИО], а также неисследованную судом справку специалиста от [ДАТА] № об отсутствии отпечатков на упаковке наркотического средства. 

Считает, что в описательно-мотивировочной части приговора не приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности [ФИО1] В совершении преступлений по предварительному сговору группой лиц. Полагает, что, вопреки выводам судов первой и второй инстанций, указанное обстоятельство не подтверждено фонограммами телефонных переговоров осужденных, поскольку судом не исследовался текст переговоров. Обращает внимание на то, что суд апелляционной инстанции безосновательно согласился с выводами суда первой инстанции. 

Просит судебные решения отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный [ФИО2] выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными. Указывает на то, что [ДАТА] он был задержан до передачи ему [ФИО1] наркотического средства, из чего делает вывод об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ. 

Просит судебные решения изменить, исключить его осуждение по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и смягчить назначенное наказание. 

В возражениях на кассационные жалобы защитников осужденного [ФИО1] — адвокатов [ФИО] и Антонова А.П. заместитель прокурора Республики Мордовия [ФИО] указывает об отсутствии оснований для отмены или изменения судебных решений. 

Проверив доводы кассационных жалоб и поступивших возражений, изучив материалы уголовного дела, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему. 

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 

Выводы суда о виновности [ФИО1] и [ФИО2] в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, и подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре, в том числе: 

в незаконном сбыте наркотического средства [ДАТА] — показаниями осужденных [ФИО1] и [ФИО2], данными на предварительном следствии об обстоятельствах незаконного сбыта наркотического средства [ФИО]; показаниями свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] об известных им обстоятельствах совершения преступления осужденными; материалами оперативно-розыскной деятельности; протоколами осмотров предметов, личных досмотров, прослушивания фонограммы, очных ставок; заключением эксперта, согласно выводу которого вещество массой 146,34 гр., изъятое в ходе осмотра жилища [ФИО], является наркотическим средством гашишем (анашой, смолой каннабиса);

в покушении на незаконный сбыт наркотического средства [ДАТА] — показаниями осужденных [ФИО1] и [ФИО2], данными на предварительном следствии об обстоятельствах покушения на незаконный сбыт наркотического средства; свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] об известных им обстоятельствах совершения преступления осужденными; актом досмотра автомобиля; протоколами осмотров предметов, личных досмотров, прослушивания фонограммы; заключением эксперта, согласно выводу которого изъятое в ходе досмотра автомобиля под управлением [ФИО1] вещество массой 479,93 гр. является наркотическим средством гашишем (анашой, смолой каннабиса); другими доказательствами, приведенными в приговоре. 

Положенные в основу приговора доказательства были получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, с соблюдением требований ст.ст. 87 и 88 УПК РФ проверены судом и оценены в приговоре, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают и каких-либо противоречий, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осужденных [ФИО1] и [ФИО2] в содеянном, не содержат.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу в соответствии со ст. 73 УК РФ, судом установлены достаточно полно и объективно. 

Постановленный в отношении [ФИО1] и [ФИО2] приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, содержит описание преступных деяний, признанных судом доказанными, а также все необходимые сведения о месте, времени и способе их совершения, форме вины, мотивах, иных данных, позволяющих судить о событиях преступлений, причастности к ним осужденных и их виновности в содеянном. 

Доводы кассационных жалоб защитников осужденного [ФИО1] о неправильном установлении судом фактических обстоятельств по уголовному делу и отсутствии доказательств причастности их подзащитного к сбыту наркотических средств, были предметом оценки суда и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, опровергающиеся исследованными по делу доказательствами. 

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника Антонова А.П., утверждение [ФИО2] об оказании на него сотрудниками полиции давления было проверено судом и обоснованно отвергнуто, поскольку протоколы следственных действий с его участием, исследованные в судебном заседании, не содержат каких-либо замечаний и дополнений, составлены в присутствии защитника. Показания [ФИО2] носят последовательный, конкретный характер, подтверждаются иными исследованными судом доказательствами. 

Судом обоснованно указано, что оснований сомневаться в показаниях свидетелей со стороны обвинения по уголовному делу не имеется, поскольку они не являются заинтересованными лицами, нарушений уголовно-процессуального закона при участии понятых не установлено, ранее они не были знакомы с осужденными, допрошенные в — качестве свидетелей сотрудники полиции в момент задержания [ФИО2], [ФИО1] и их досмотров, осмотра транспортного средства, получения объяснений и «проведения следственных действий, находились при исполнении служебных обязанностей и действовали в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», изъятые наркотические средства как из автомобиля, которым управлял [ФИО1], так и у иных лиц (в жилище [ФИО]) были надлежащим образом упакованы, опечатаны, скреплены подписями участвующих лиц, в упакованном и опечатанном виде поступили на исследование и экспертизы, в связи с чем оснований сомневаться в достоверности экспертных исследований также не имеется.

Вопреки доводам кассационных жалоб защитников [ФИО1], нахождение свидетелей [ФИО], [ФИО], являвшихся понятыми, в состоянии опьянения не свидетельствует о недостоверности их показаний. Суд обоснованно сослался на сведения, полученные из медицинского учреждения, о том, что [ФИО] у врача психиатра на учете не состоит, по поводу получения им травм головы за лечением не обращался, в связи с чем наличие у него диагноза «Хронический алкоголизм 2 ст.» и нахождение его в момент проведения следственных и оперативных мероприятий в состоянии, позволяющем ему адекватно воспринимать происходящее, не повлекло каких либо процессуальных нарушений, поскольку процедура проведения досмотра лиц и осмотра транспортного средства, изъятия предметов нарушена не была, все действия участников и обстановка зафиксированы в протоколах, замечаний от участников следственных и иных действий не поступило. Незначительные противоречия в показаниях [ФИО], допрошенного в ходе судебного заседания, на выводы суда о виновности [ФИО2] и [ФИО1] не повлияли, обусловлены объективными обстоятельствами, а именно давностью описываемых событий. Показания свидетеля [ФИО] в полной мере согласуются с показания свидетеля [ФИО], принимавшего участие в качестве второго понятого, и иными доказательствами, приведенными в приговоре. 

Что касается довода защитника осужденного [ФИО1] — [ФИО] о нахождении понятого [ФИО] в ходе проведения личного досмотра [ФИО] и осмотра жилища [ФИО] в состоянии алкогольного опьянения, то данное обстоятельство также не является основанием для признания его показаний и протоколов личного досмотра и осмотра жилища недопустимыми доказательствами по делу, поскольку факты обнаружения при [ФИО], а также в жилище [ФИО] наркотических средств были подтверждены им впоследствии как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании. При этом показания свидетеля [ФИО] В полной мере согласуются с показания свидетеля [ФИО], принимавшего участие в качестве второго понятого, и иными доказательствами, приведенными в приговоре.

Согласно установленным судом фактическим обстоятельствам дела [ФИО1] и [ФИО2] в [ДАТА] непосредственно выполнили действия, направленные на сбыт наркотических средств в крупном размере, для чего незаконно приобрели их, перевезли, однако их преступный умысел не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам, поэтому их действия верно квалифицированы судом с применением ч. 3 ст. 30 УК РФ. В этой связи доводы жалоб защитников осужденного [ФИО1] об отсутствии в действиях осужденных указанного преступления, поскольку передача наркотика внутри группы лиц не может признаваться покушением на сбыт и виновные не предприняли действий, направленных на непосредственную передачу наркотика приобретателю, являются несостоятельными и по тем же основаниям судебная коллегия не согласна с доводами жалобы осужденного [ФИО2].

Доводы кассационной жалобы защитника осужденного [ФИО1] – адвоката Антонова А.П. о признании недопустимыми доказательствами показаний свидетеля: [ФИО] являются необоснованными, поскольку данный свидетель каких-либо сведений, ставших ему известными со слов [ФИО1], не сообщал.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника [ФИО] об отсутствии доказательств предварительного сговора между [ФИО1] и [ФИО2] на совершение незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере, судом первой инстанции в приговоре на основании исследованных доказательств установлено, что осужденные предварительно договорились о совместном сбыте наркотических средств в [МЕСТО] за вознаграждение, распределив преступные роли, в соответствии с которыми [ФИО1] должен был привести из [МЕСТО] наркотическое средство гашиш, передать его [ФИО2], а последний должен был сбывать его лицам, потребляющим наркотические средства.

Согласно материалам уголовного дела, аудиозаписи телефонных переговоров осужденных были исследованы в судебном заседании, их дословное содержание приведено в полном объеме в заключении эксперта от [ДАТА] №, в связи с чем доводы кассационных жалоб защитников [ФИО1] об ином содержании состоявшихся переговоров сводятся по существу к переоценке доказательств, которые суд оценил по своему внутреннему убеждению с учетом совокупности всех доказательств по делу.

Доводы кассационной жалобы защитника [ФИО1] о том, что он созванивался с [ФИО2] в период нахождения [ДАТА] в Республике Мордовия в гостях у родителей, не ставят под сомнение выводы суда о его виновности в совершении инкриминируемых деяний, основанные на совокупности имеющихся в деле доказательств.

Довод жалобы защитника [ФИО1] — адвоката Антонова А.П. о не исследовании показаний свидетелей [ФИО], [ФИО], а также справки специалиста от [ДАТА] № является несостоятельным, поскольку указанные доказательства не опровергают виновность [ФИО1].

Каких-либо данных, свидетельствующих о нарушении прав осужденных на защиту или иного нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, которые путем лишения или ограничения гарантированных УIIК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, в материалах не содержится. 

Действиям [ФИО1] и [ФИО2] судом дана надлежащая юридическая оценка, они правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Каких-либо новых обстоятельств, способных повлиять на исход уголовного дела, но не установленных или в недостаточной степени учтенных судом первой инстанции, в кассационных жалобах не приведено. 

Назначая осужденным наказание, суд в соответствии со ст.ст. 6, 43 и 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные об их личностях, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, а также смягчающие наказание обстоятельства, в качестве которых признал в отношении [ФИО1] (с учетом внесенных изменений судом апелляционной инстанции) за каждое преступление — положительные характеристики, наличие заболевания у отца, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – частичное признание вины, а в отношении [ФИО2] за каждое преступление — активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, частичное признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, участие в спортивной и общественной деятельности. 

Установив у [ФИО2] наличие смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд обоснованно применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ. При назначении осужденным наказания по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ правила ч. 3 ст. 66 УК РФ судом соблюдены.

Совокупность смягчающих наказание [ФИО2] обстоятельств признана судом исключительной, в связи с чем наказание ему назначено за преступление, предусмотренное п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с применением положений ст. 64 УК РФ. С учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, наказание [ФИО1] за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, также назначено с применением ст. 64 УК РФ. 

Принимая во внимание категорию совершенных преступлений, наказание по их совокупности назначено осужденным по предусмотренным ч. 3 ст. 69 УК РФ правилам, а, исходя из обстоятельств дела и их личностей, путем частичного сложения наказаний. 

Мотивируя вид и размер наказания, суд пришел к обоснованному выводу о возможности исправления осужденных только в условиях их изоляции от общества, не найдя оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ, а также ст. 73 УК РФ, аргументировав свое решение об этом надлежащим образом.

Назначенное осужденным [ФИО1] и [ФИО2] наказание является справедливым, оснований для его изменения не имеется, поскольку, как по виду, так и по размеру соответствует требованиям закона, а принятое судом решение мотивировано. 

Вид исправительного учреждения осужденным назначен верно, согласно п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, зачет времени содержания под стражей произведен по правилам ч. 3.2 ст. 72 УК РФ. 

Принятое судом решение в части вещественных доказательств по уголовному делу соответствует требованиям ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке суд в соответствии с требованиями ст. 389.9 УПК РФ проверил в полном объеме доводы апелляционных жалоб осужденных и защитника осужденного [ФИО1], частично удовлетворил их, указав мотивы принятого решения о необходимости внесения изменений в приговор.

Содержание апелляционного определения соответствует требованиям ст. 389.28 УПК РФ. 

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных решений или их изменения по доводам кассационных жалоб защитников осужденного [ФИО1] и осужденного [ФИО2] не имеется. 

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

В силу ч.1 ст.401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно процессуального закона, повлиявшие на исход дела. 

Такие нарушения уголовно-процессуального закона по настоящему уголовному делу допущены.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания. любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. 

Как следует из приговора, в обоснование вывода о виновности [ФИО2] в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, суд сослался в приговоре, в том числе, на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] — сотрудников УНК МВД по Республике Мордовия об обстоятельствах совершенного осужденным [ФИО2] преступления, ставших им известными с его слов. 

По смыслу закона, следователь, дознаватель могут быть допрошены в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения показаний допрошенного лица. Поэтому показания этой категории свидетелей относительно сведений, о которых им стало известно из бесед либо во время допроса подозреваемого или обвиняемого, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности осужденного. 

В связи с этим из описательно-мотивировочной части приговора подлежит исключению ссылка на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] – сотрудников УНК МВД по Республике Мордовия об обстоятельствах совершения [ФИО2] преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ставших им известными со слов осужденного [ФИО2].

Указанные обстоятельства не были приняты во внимание судами первой и апелляционной инстанций, что влечет изменение приговора и апелляционного определения в этой части. 

Вместе с тем, исключение из судебных решений части показаний свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] не влияет на вывод о доказанности виновности [ФИО2] в совершенном преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, не порождает сомнений в квалификации действий осужденного. 

Иных оснований для отмены или изменения состоявшихся в отношении [ФИО1] и [ФИО2] судебных решений судебной коллегией не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия 

определила: 

приговор Пролетарского районного суда г. Саранска Республики Мордовия от [ДАТА] и апелляционное определение Верховного Суда Республики Мордовия от [ДАТА] в отношении [ФИО2] изменить: 

исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на показания свидетелей [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО], [ФИО] в части обстоятельств совершенного [ФИО2] преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, как на доказательства, подтверждающие виновность осужденного. 

В остальном судебные решения оставить без изменения, а кассационные жалобы защитников осужденного [ФИО1] — адвокатов [ФИО], Антонова А.П. и осужденного [ФИО2] — без удовлетворения. 

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях