fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
Новые статьи

Пример прений по уголовному делу по ст.228.1 УК РФ

 Промышленный районный суд г. Самары

АДРЕС1

от адвокатов АБ “Антонов и партнеры” 

Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Драгунова М.Е., рег. № 63/3215 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара, проспект Карла Маркса, д. 192, оф. 619, тел. 8-927-734-08-16

адрес эл.почты: lawyer.dme@gmail.com

в защиту интересов ФИО1, ДАТА1 г.р.,  обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ

Уголовное дело

Тезисы прений

(для приобщения к материалам уголовного дела)

Постановлением старшего следователя по особо важным делам СЧ по РОПД СУ Управления МВД России по г. Самаре от 15.07.2020 ФИО1 был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу №  по ч.3 ст.30 ч.5 ст.228.1 УК РФ — в покушении на незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ, с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть НАЗВАНИЕ1), группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Сторона защиты считает предъявленное ФИО1 обвинение является незаконным и необоснованным, а уголовное преследование в отношении него — подлежащим прекращению по следующим основаниям.

Не нашел подтверждения тот факт, что чемодан принадлежал именно ФИО1.

Примерно 15-16 ноября 2019 года ФИО1, ФИО2, ФИО3 и ФИО4 решили переехать с квартиры АДРЕС2 в квартиру АДРЕС3. Переезд был связан с тем, что в предыдущей квартире было неуютно, там были не совсем подходящие для них жилищные условия. 

Во время переезда из квартиры АДРЕС2 в новую квартиру АДРЕС3 был перевезен и чемодан, который впоследствии обнаружили в комнате, в которой ночевал ФИО1.

Достоверно установлено, что до переезда на новую квартиру данным чемоданом пользовался ФИО5.

С переездом на новую квартиру помогал ФИО5, также он перевозил и чемодан, который был у него в пользовании. ФИО5 сам перевез данный чемодан в новую квартиру. В квартиру чемодан поднимал ФИО4, поставил его в коридоре. В коридоре было много неразобранных вещей после переезда, и при уборке кто-то поставил чемодан в одну из комнат. В это время ФИО1 в квартире не было, он был на работе. Придя ночью в квартиру, он лег в одну из убранных комнат. В этой же комнате стоял этот чемодан, который в комнату в ходе уборки кто-то поставил. О том, что в комнате находится чемодан, ФИО1 в момент прихода в квартиру и в момент, когда он ложился спать — не видел, так как чемодан был под столом. На следующее утро, когда в квартиру пришли с обыском, ФИО1 ещё спал, и только в ходе обыска он узнал, что в той комнате, где он спал, находился чемодан.

ФИО1 знал, что чемоданом пользовался ФИО5. Впоследствии от сотрудников полиции ему стало известно, что в чемодане хранились наркотики. 

В ходе допроса в качестве подозреваемого от 21.11.2020 ФИО1 на вопрос следователя, причастен ли он к незаконной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, ответил, что причастность к незаконному обороту наркотиков он не признает, сбытом наркотиков никогда не занимался. На вопрос следователя, с кем он проживает АДРЕС3 и кому принадлежит квартира, ФИО1 ответил, что данная квартира арендовали у неизвестного ему человека, договор аренды составлен на имя ФИО3, в указанной квартире ФИО1 проживал совместно с ФИО3, ФИО2 и ФИО4 с 18.11.2019. На вопрос следователя, хранил ли он в указанной квартире свои личные вещи и какие именно, ФИО1 ответил, что в вышеуказанной квартире хранил свои личные вещи, а именно одежду, обувь, телевизор, стал жить в этой квартире только накануне задержания. На вопрос следователя, в ходе обыска в вышеуказанной квартире были ли изъяты его личные вещи, ФИО1 ответил, что в ходе обыска был изъят его сотовый телефон «Хонор» в корпусе черного цвета с наклейкой в виде ладони оранжевого цвета с сим-картой МТС №, оформленный на имя его матери ФИО7, ДАТА2 г.р., а также банковская карта Сбербанк, оформленная на его имя. На вопрос следователя, что он может пояснить об изъятии наркотических средств, изъятых из принадлежащего ему чемодана, который находился в квартире, ФИО1 ответил, что чемодан из которого были изъяты наркотики принадлежит его знакомому ФИО5, о том, что в чемодане находятся наркотики узнал только в ходе обыска. На вопрос следователя, каким образом указанный чемодан оказался в квартире где он проживает, ФИО1 ответил, что данный чемодан принес в квартиру ФИО5 в день переезда в указанную квартиру. На вопрос следователя, с какой целью ФИО5 принес указанный чемодан в квартиру, ФИО1 ответил, что ему это не известно (т.5 л.д.141-145). 

Свою позицию ФИО1 подтвердил в ходе допросов в качестве обвиняемого от 27.11.2019 (т.5 л.д.152-155) и от 15.07.2020 (т.21 л.д.126-129). 

Показания ФИО1 подтверждаются, в том числе, показаниями ФИО5 В ходе допроса в судебном заседании 17.03.2021 ФИО5 пояснил, что изначально чемодан принадлежал ФИО4, он с ним приехал из Таджикистана. Чемодан хранился в кладовке и находился в общем пользовании. Его мог взять для своих целей любой, кто проживал в квартире, не спрашивая разрешение у других. Так, ФИО5 использовал чемодан для перевозки своих личных вещей, когда переезжал в квартиру АДРЕС4. Потом, когда ФИО5 переехал, он вернул чемодан обратно. Чемодан в новую квартиру ФИО5 перевез, чтобы фасовать там наркотические средства. О том, что чемодан поставили в комнату, где решит спать ФИО1, он не знал, об этом никого, в том числа ФИО4, не просил.

Экспертное исследование отпечатков пальцев на чемодане, в котором хранились наркотические средства, не проводилось. Следовательно, невозможно сделать вывод о том, кто прикасался к чемодану и открывал ли его ФИО1.

Таким образом, вывод стороны обвинения о том, что чемодан принадлежал ФИО1, не нашел своего подтверждения исследованными материалами уголовного дела. Более того, из показаний подсудимых следует, что чемодан ФИО1 на самом деле не принадлежал, и он им не пользовался.

Не нашел своего подтверждения тот факт, что ФИО1 знал о содержимом чемодана

В ходе допроса в качестве подозреваемого от 21.11.2020 ФИО1 на вопрос следователя, что он может пояснить об изъятии наркотических средств, изъятых из принадлежащего ему чемодана, который находился в квартире, ФИО1 ответил, что чемодан, из которого были изъяты наркотики, принадлежит его знакомому ФИО5, о том, что в чемодане находятся наркотики, узнал только в ходе обыска (т.5 л.д.141-145).

При допросе в судебном заседании 31.03.2021 ФИО1 пояснил, в ноябре 2019 года ФИО5 положил в него наркотические средства и стал их там хранить. Также ФИО5 предлагал ФИО1 перевезти чемодан, но он отказался. После переезда ФИО3, ФИО2, ФИО4, ФИО6 раскладывали свои вещи, однако много вещей еще оставались в коридоре. Когда после переезда в квартире производилась уборка, чемодан поставили в пустую комнату под стол, чтобы он не мешался в коридоре. ФИО1 пришел в квартиру только ночью, так как он был на работе, нашел пустую комнату и лег туда спать. Эта комната ему не принадлежала, о том, что он займет именно ее, ФИО1 никому не говорил, жить именно в этой комнате у него стремления не было. Он просто хотел прийти с работы и лечь спать куда-нибудь. При этом чемодан с наркотическими средствами он ночью не видел, так как он стоял под столом.

Пояснения ФИО1 подтверждаются показаниями ФИО5 в ходе допроса в качестве обвиняемого от 23.01.2020, согласно которым ФИО1 знал о том, что ФИО5  занимался фасовкой наркотических средств. Однако ФИО1 непосредственно не наблюдал процесс фасовки. 15-16 ноября 2019 года, ФИО5 узнал, что ФИО1 и другие лица, переезжали с квартиры АДРЕС2 на другую квартиру АДРЕС3. Переезд был несколько дней. В тот день ФИО5 находился на работе. На следующий день, то есть 16-17 ноября 2019 года, ФИО5 помогал им перевезти вещи. Чемодан, в котором находились наркотические средства, о которых ФОИ5  говорил ранее, ФИО5 сам перевез на квартиру АДРЕС3. В квартиру чемодан поднимал ФИО4, а ФИО5 в этот момент ушел в магазин. Когда ФИО5 зашел в квартиру, чемодан с наркотиками находился в коридоре. Далее ФИО5 уехал домой (т.5 л.д.65-70).

При этом, исходя из показаний ФИО5 при допросе в качестве обвиняемого 27.01.2020, он взял наркотики и перевез их в квартиру АДРЕС2. Наркотики ФИО5 перевозил в пакете, на квартире АДРЕС2  наркотики положил в чемодан, который находился в кладовой. В тот момент ФИО5 наркотики расфасовать не успел. ФИО5 уехал домой, а наркотики остались в указанной квартире (т.4 л.д.140-143, 202-205).

В ходе судебного заседания 17.03.2021 ФИО5 пояснил, что ФИО1 знал, что он (ФИО5) где-то хранит наркотические средства, но точное место хранения он не знал. Наркотические средства, находящиеся в чемодане, принадлежали ФИО5, их ему передал ФИО6 . Их туда положил ФИО5.

Сам ФИО1 в ходе допроса в судебном заседании 31.03.2021 пояснил, что о своей незаконной деятельности ему рассказал ФИО5 в 2019 году. Сам процесс фасовки он не видел, в фасовке не участвовал и не помогал.

Из этого можно сделать вывод о том, что ФИО1 не знал, куда именно было сложены пакетики с наркотическим веществ и инструменты, которые использовались для фасовки. Так как ФИО1 даже не брал в руки чемодан, он не мог знать о том, что в нем находится. О преступной деятельности иных лиц, кроме ФИО5, он не знает.

ФИО4 в ходе допроса от 20.11.2020 указывал, что 15.11.2020 в ходе обыска в квартире АДРЕС3 ФИО1 указал, что пакетики, находящиеся в коричневом чемодане, ему не принадлежат (т.2 л.д. 251-253, т.18 л.д.114-119). Пояснения, данные ФИО1, подтвердил ФИО2 в ходе допроса в качестве обвиняемого по уголовному делу №  и ФИО3 в ходе допроса в качестве свидетеля от 20.11.2019 (т.4 л.д. 49-51 и т.18 л.д.85-89 соответственно).

Таким образом, вывод стороны обвинения о том, что ФИО1 знал о содержимом чемодана, не нашел своего подтверждения в материалах уголовного дела.

Не доказан умысел на сбыт наркотических средств

ФИО1 никогда деятельностью, связанной со сбытом наркотиков, не занимался.

В ходе допроса в качестве обвиняемого от 02.06.2020 ФИО5 пояснил, что он ФИО1 неоднократно предлагал фасовать наркотики, но он ему не отвечал «ни да, ни нет», при этом ФИО1 никогда не занимался расфасовкой наркотических средств, он не помогал ему упаковывать в свертки расфасованный наркотик. По крайней мере, ФИО5  этого никогда не видел (т.5 л.д.124-134).

О преступной деятельности ФИО1 не смог дать никаких пояснений и ФИО6 в ходе допроса от 01.06.2020 (т.6 л.д. 115-132). Свидетель ФИО3 также не знает ни о какой преступной деятельности ФИО1 (т.5 л.д. 210-214).

ФИО2 в ходе допроса в качестве свидетеля пояснил, что ни о какой преступной деятельности ФИО5, ФИО6, ФИО4, ФИО3 или иных лиц, ему ничего неизвестно, сам он ничем запрещенным законом не занимался. За все время совместного проживания и общения не за кем из перечисленных лиц ничего подозрительного не замечал, ни у кого из вышеперечисленных не видел каких-либо лишних денег, за квартиру они платили вместе, на продукты питания также скидывались вместе (т.18 л.д. 138-142).

В ходе судебного заседания от 17.03.2021 ФИО5  пояснил, что он неоднократно предлагал ФИО1 заниматься фасовкой наркотических средств, однако ФИО1 все время отказывался, говорил, что ему это не интересно. ФИО5  не просил ФОИ1  сохранить чемодан или содержащиеся в нем наркотические средства и не предлагал за это никакое вознаграждение. Снять квартиру он не помогал, деньга за ее аренду никому не предлагал, жить в той квартире не собирался.

Тот факт, что ФИО1 не занимался фасовкой наркотического средств, подтверждается:

— заключением эксперта от №  от 11.12.2019, согласно которому на поверхности контейнера, изъятого в ходе обыска АДРЕС3 выявлены два отпечатка пальцев, пригодные для идентификации личности. Других следов рук, пригодных для идентификации личности, на представленных упаковочных материалах и объектах не представлено. Следы пальцев рук оставлены не руками ФИО1  и ФИО5, а другим лицом или лицами (т.7 л.д.52-56). 

— заключением эксперта № от 20.12.2019, согласно которому на двух электронных весах и полимерных пакетах, представленных на исследование, обнаружены следы рук, непригодные для идентификации личности (т.8 л.д.25-27).

— заключением эксперта №  от 25.12.2019, согласно которому на металлической ложке, электронных весах и двух фрагментах картона, представленных на исследование, обнаружены следы рук, непригодные для идентификации личности (т.8 л.д.66-68).

— заключением эксперта №  от 15.01.2020, согласно которому на ложке, двух фрагментах бумаги, весах пота не обнаружено.

— заключением эксперта №  от 15.01.2020, согласно которому на трех упаковках из полимерного материала, весах с крышкой и весах без крышки пота не обнаружено (т.8 л.д.36).

Таким образом, вывод стороны обвинения о том, что ФИО1 умел умысел на сбыт наркотических средств и (или) занимался их фасовкой, не нашел своего подтверждения в материалах уголовного дела.

Показания, данные ФИО1 20.11.2019 в качестве свидетеля, являются недопустимым доказательством

Сторона защиты также полагает, что показания, данные ФИО1 20.11.2019 в качестве свидетеля по уголовному делу № не могут быть приняты во внимание ввиду их недопустимости.

В соответствии с ч.1 ст.56 УПК РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Указанная статья, регламентирующая основные права и обязанности свидетелей, расположена в гл.8 УПК РФ “Иные участники уголовного судопроизводства”. То есть законодатель подчеркивает, что свидетель в уголовном деле не относится ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, является незаинтересованным лицом и его права в уголовном судопроизводстве не затрагивается. Необходимо отметить, что свидетель несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложных показаний по ст.307 УК РФ. 

УПК РФ не предполагает, что свидетелю необходимо право на защиту и на квалифицированную юридическую помощь. Свидетель также не может отказаться от дачи показаний и пользоваться юридической помощью бесплатно.

Таким образом, правовой статус свидетеля коренным образом отличается от статуса подозреваемого и обвиняемого. 

Изначально ФИО1 допрашивался в качестве свидетеля под угрозой уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, причем право на защиту не было ему ни разъяснено, не обеспечено. Так как его слова были зафиксированы в протоколе, то в последующем он оказался фактически лишен права выбрать линию защиты. Все его последующие показания, данные в качестве подозреваемого и обвиняемого, будут сравниваться с показаниями, данными им в качестве свидетеля, без предварительной консультации с защитником. Фактически ФИО1 уже на тот момент в статусе подозреваемого, был фактически задержан, по месту его проживания был обнаружен чемодан с наркотиками в особо крупном размере. Следовательно, он должен был быть обеспечен защитой с момента своего фактического задержания.

Таким образом, первоначальный допрос в качестве свидетеля фактически лишил ФИО1 права на защиту.

В соответствии с ч.1 и п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 УПК РФ. Список доказательств, которые могут быть признаны недопустимыми, а также причины их признания таковыми, не является исчерпывающими. Поэтому недопустимыми являются все доказательства, полученные с нарушениями положений УПК РФ, в том числе и в случае, когда производство следственного действия в ночное время было незаконным, и протокол этого следственного действия не содержит сведений, необходимых в силу прямого указания закона. 

Таким образом, так как допрос ФИО1 в качестве свидетеля был незаконным, протокол допроса его в качестве свидетеля от 20.11.2019 является недопустимым доказательством.

В соответствии со ст.49 Конституции РФ, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Согласно ст.14 УПК РФ, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

В соответствии с п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 №8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», при рассмотрении уголовных дел должен соблюдаться закрепленный в ст. 49 Конституции РФ презумпции невиновности, согласно которому каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом с учетом положений данной конституционной нормы недопустимо возлагать на обвиняемого (подсудимого) доказывание своей невиновности. Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу.

Исходя из указанного конституционного принципа, нельзя сделать вывод о том, что обвинение ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч.5 ст.228.1 УК РФ, законно, обоснованно и подтверждено совокупностью доказательств.

Чемодан, изъятый из квартиры АДРЕС3, не принадлежал ФИО1, он не знал о хранящихся там наркотических средствах, ФИО1 не хранил наркотические средства и не фасовал их.

В соответствии с п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, уголовное дело подлежит прекращению при отсутствии в деянии состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь нормами УПК РФ,

ПРОШУ:

Прекратить уголовное преследование в отношении ФИО1 по ч.3 ст.30 ч.5 ст.228.1 УК РФ по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Защитники ФИО

 ________________ адвокат Антонов А.П.

 ________________ адвокат Драгунов М.Е.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Оставьте свой отзыв о нашей работе!

Календарь

Июль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях