fbpx
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
АДВОКАТЫ
по уголовным делам в Самаре и области
  • Главная
  • Практика
  • Решением Октябрьского районного суда г. Самары исковые требования Доверителя о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации удовлетворены частично, с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу Доверителя взыскана компенсация морального вреда в размере 5 000 (пяти тысяч) рублей 00 коп.
Практика

Решением Октябрьского районного суда г. Самары исковые требования Доверителя о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации удовлетворены частично, с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу Доверителя взыскана компенсация морального вреда в размере 5 000 (пяти тысяч) рублей 00 коп.

РЕШЕНИЕ 

Именем Российской Федерации 

11.11.2019 г. Октябрьский районный суд г. Самары в составе:

председательствующего Родивиловой Е.О.,

при секретаре Moвcисян Р.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело No по иску ФИО1 к Министерству финансов РФ, ГУ МВД России по Самарской области о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации,

УСТАНОВИЛ: 

ФИО1 обратился в суд с указанным исковым заявлением, ссылаясь на то, что постановлением следователя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 от 18.06.2018 г. в отношении ФИО1 было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 234 УК РФ, а 06.07.2018 г. ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 234 УК РФ. Постановлением следователя ФИО2от 16.10.2018 г. ФИО1 предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 234 УК РФ. Постановлением следователя ФИО2 от 28.11.2018 г. ФИО1 предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ. Постановлением следователя ФИО2 от 17.05.2019 г. ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 226.1, п. «а, б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ. 11.07.2019 г. следователь ФИО2 вынесла постановление о прекращении уголовного преследования в соответствии с которым, прекратила уголовное преследование в отношении ФИО1 в части предъявленного ему обвинения в совершении преступлений организованной группой. 25.07.2019 г. следователь ФИО2 вынесла постановление о частичном прекращении уголовного преследования, в соответствии с которым прекратила уголовное преследование в отношении обвиняемого ФИО1 в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору по факту незаконного сбыта сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средствами или психотропными веществами ФИО6, в части предъявленного обвинения по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, а также в части предъявленного обвинения в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере по факту легализации (отмывании) денежных средств. В связи с частичным прекращением уголовного преследования на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ у ФИО1 возникло право на частичную реабилитацию и возмещение морального вреда в порядке частичной реабилитации. Считает, что уголовным преследованием в совершении преступлений, которых он не совершал, нахождением Длительное время в статусе обвиняемого, а также длительное время под домашним арестом, ему был причинен моральный вред.

Просит взыскать в пользу ФИО1 с Министерства финансов РФ за счет казны РФ компенсацию морального вреда в размере 1 000 000 рублей.

В судебном заседании представитель истца – адвокат Антонов А.П. исковые требования поддержал, просил их удовлетворить по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика — Министерства финансов РФ ФИО5, действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признала, просила в их удовлетворении отказать по основаниям, изложенным в письменном отзыве, указав, что истцом не представлено доказательств причинения нравственных и физических страданий, уголовное преследование в отношении ФИО1 полностью не прекращено, уголовное дело расследуется до настоящего времени.

В судебном заседании представитель ответчика — ГУ МВД России по Самарской области ФИО4, действующая на основании доверенности, просила в удовлетворении заявленных требований отказать по основаниям, изложенным в отзыве, указав, что до настоящего времени следствие в отношении ФИО1 не окончено, мера пресечения не отменена.

Третье лицо — следователь СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 в судебное заседание не явилась, извещалась судом надлежащим образом о дате и времени судебного заседания, о чем свидетельствует ее собственноручная роспись в справочном листе, причину неявки суду не сообщила, ходатайств об отложении судебного заседания не заявляла. В предыдущем судебном заседании пояснила, что с иском не согласна, указав, что мера пресечения в виде домашнего ареста была избрана ФИО1 в рамках уголовное преследование, которое до настоящего времени не прекращено; с заявлением о дополнительном посещении медучреждений ФИО1 и его защитник к ней не обращались, было лишь одно заявление о возможности посещения врача, которое с ее стороны было удовлетворено.

В судебном заседании помощник прокурора Октябрьского района г. Самары ФИО7 указала, что заявленные истцом требования подлежат удовлетворению частично, истец имеет право на возмещение морального вреда, однако считает сумму морального вреда явно завышенной. В соответствии со ст. 56 ГПК РФ истцом не представлены доказательства физических страданий, невозможность обращения в медицинские учреждения не установлена.

Суд, заслушав мнение сторон, исследовав материалы дела, приходит к выводу, что иск ФИО1 подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

В соответствии с п. 34 ст. 5 УПК РФ реабилитация — порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Судом установлено, что 18.06.2018 г. следователем СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 в отношении ФИО1 возбуждено уголовное дело №11801360024000127 по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 234 УК РФ.

06.07.2018 г. в качестве обвиняемого в рамках указанного уголовного дела был привлечен ФИО1 и ему предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 30 ч.3 ст. 234 УК РФ.

28.11.2018 г. ФИО1 было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных, ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, что подтверждается постановлением о привлечении в качестве обвиняемого от 28.11.2018 г.

17.05.2019 г. следователем СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого, согласно которому ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 226.1, п. «а, б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ.

11.07.2019 г. следователем СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 вынесено постановление о частичном прекращении уголовного преследования, согласно которому уголовное преследование в отношении обвиняемого

ФИО1 в части предъявленного ему обвинения в совершении преступлений организованной группой прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления, продолжено уголовное преследование по ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 2 ст. 234, ч. 1 ст.226.1, п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ.

25.07.2019 г. следователем СЧ ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО2 вынесено постановление о частичном прекращении уголовного преследования, согласно которому уголовное преследование в отношении обвиняемого ФИО1: 1) в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору по факту незаконного сбыта сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средства или психотропными веществами ФИО6; 2) в части предъявленного обвинения в совершении контрабанды, то есть преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 226.1 УК РФ; 3) в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере по факту легализации (отмывании) денежных средств, — прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления, одновременно продолжено уголовное преследование ФИО1 по ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 234, ч. 2 ст. 174.1 УК РФ.

Из материалов дела также следует, что 08.10.2018 г. постановлением Октябрьского районного суда г. Самара мера пресечения в виде подписке о невыезде, избранная ФИО1 в рамках расследуемого уголовного дела, была изменена на домашний арест. В дальнейшем, мера пресечения в виде домашнего ареста неоднократно продлевалась на основании постановлений суда, в настоящее время ввиду истечения максимального срока содержания под домашнем арестом — 1 год, в отношении ФИО1 избрана мера пресечения в виде запрета определенных действий.

27.08.2019 г. ФИО1 предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 234, ч. 1 ст. 234, ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, на момент рассмотрения дела в суде, объем обвинения ФИО1 не изменился.

Расследование уголовного дела до настоящего времени не завершено.

Анализируя вышеуказанные факты. Суд приходит к выводу, что ФИО1 подвергался и подвергается уголовному преследованию.

Поскольку постановлением следователя от 25.07.2019 г. уголовное преследование ФИО1 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 226.1 УК РФ прекращено по реабилитирующим основаниям — за отсутствием состава преступления, следовательно, ФИО1 имеет право на реабилитацию в контексте п. 34 ст. 5 УПК РФ, ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Право на реабилитацию признано за ФИО1 и следственным органом, о чем свидетельствует уведомлением от 27.08.2019 г. руководителя следственной группы — следователя ГСУ ГУ МВД России по Самарской области ФИО3, согласно которому ФИО1 было разъяснено его право на реабилитацию в части прекращения уголовного дела по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от Вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Согласно ч. 2 ст. 136 УПК РФ иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, в результате иной незаконной деятельности органов дознания,

предварительного следствия, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме, независимо от иных должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписке о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Правила п. 3 ст. 1100 ГК РФ применяются в случаях, когда моральный вред причинен в результате нарушения имущественных интересов гражданина, а также когда вред причинен другим (помимо жизни и здоровья) нематериальным благам, перечисленным в п. 1 ст. 150 ГК РФ.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Таким образом, компенсацию морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, следует возложить на Министерство финансами РФ за счет казны Российской Федерации.

Поскольку требования истца о компенсации морального вреда основаны на Законе они подлежат удовлетворению.

В силу положений п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года N 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во Внимание степень физических и нравственных страданий истца, который подвергался незаконному уголовному преследованию по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, вместе с тем, суд учитывает, что в рамках расследования дела по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ мера пресечения в отношения ФИО1 не избиралась (мера пресечения в виде домашнего ареста Изначально была избрана в рамках расследования уголовного дела по ч. 3 ст. 234, ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 234 УК РФ, по которым до настоящего времени окончательное процессуальное решение не принято), расследование дела по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ проводилось в рамках расследования уголовного дела по ч. 3 ст. 234 и другим статьям УК РФ и процессуальный статус обвиняемого ФИО1 занимал не только в связи с предъявлением ему обвинения по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, в связи с чем, с учетом принципа разумности и справедливости, суд считает необходимым определить размер компенсации морального вреда, взыскиваемого с ответчика за незаконное уголовное преследование по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ в размере 5000 рублей. При определении суммы компенсации суд учитывает также и степень нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями личности ФИО1

Требование истца о компенсации морального вреда за нравственные страдания, выразившиеся в прекращение уголовного преследования: 1) в части предъявленного ему обвинения в совершении преступлений организованной группой; 2) в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору по факту незаконного сбыта сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими средства или психотропными веществами ФИО6; 3) в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору и в особо крупном размере по факту легализации (отмывании) денежных средств, не подлежат удовлетворению, поскольку в указанных случаях уголовное преследование прекращается не по конкретной статье обвинения в целом, а путем исключения из конкретной статьи обвинения лишь квалифицирующего признака, что не порождает право на реабилитацию в контексте действующего законодательства.

Довод представителя истца о том, что ФИО1 испытывал нравственные страдания, выразившиеся невозможностью получения достойного лечения, выбора медучреждения ввиду избрания в отношении него меры пресечения в виде домашнего ареста, судом отклоняется, поскольку в нарушении ст. 56 ГПК РФ не подтвержден объективными доказательствами. Из постановлений суда, в рамках которых ФИО1 избиралась, а в дальнейшем продлевалась данная мера пресечения следует, что истцу запрещено покидать жилище без разрешения следователя и контролирующего органа, но за исключением случаев посещения учреждений здравоохранения для получения медицинской помощи. Доказательств того, что ФИО1 либо его защитник обращались к следователю с ходатайством о необходимости посещения дополнительных (конкретных) врачей либо сдаче дополнительных анализов, и им в указанном было отказало, суду также не представлено.

Довод представителя истца о том, что ФИО1 Длительное время находился под домашним арестом, что негативно отразилось на его взаимоотношениях с родственниками и друзьями, также какими-либо допустимыми доказательствами не подтвержден.

Довод представителя истца о том, что ФИО1 избрана мера пресечения в виде домашнего ареста ввиду того, что следователем было предъявлено ФИО1 обвинение по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, судом также не может быть принят во внимание, поскольку он опровергается исследованными судом доказательствами. Так, из постановления суда от 08.10.2018 г. об изменении ФИО1 меры пресечения с подписки о невыезде на домашний арест, следует, что основанием для изменения данной меры пресечения послужило то, что ФИО1, обвиняемый в совершении тяжкого преступления (ч. 3 ст. 234 УК РФ), и в покушении на совершение тяжкого преступления (ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 234 УК РФ) нарушил ранее избранную им меру пресечения в виде подписке о невыезде и надлежащим поведении, поскольку он дважды без ведома следователя покинул территории г. Самара.

Па основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ: 

Исковые требования ФИО1 удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в пользу ФИО1 компенсацию морального вреда в размере 5 000 (пяти тысяч) рублей 00 коп.

В удовлетворении остальной части заявленных требований ФИО1 отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд через Октябрьский районный суд г. Самары в течение месяца с момента изготовления решения в мотивированном виде.

Решение в мотивированном виде изготовлено 18.11.2019 г..

Судья  Е.О.Родивилова


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

В УГОЛОВНОМ ДЕЛЕ ВРЕМЯ - ВАЖНЫЙ ФАКТОР
Позвоните мне прямо сейчас по телефону +7 (846) 212-99-71 или задайте свой вопрос на сайте
Мы в социальных сетях